Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Елена Адушева. Родная старина

Собрание сочинений, опубликованных на страницах социальных сетей, осуществлено с согласия Автора кандидатом исторических наук, руководителем поисковой секции Нижегородского областного отделения «Российского общества историков-архивистов» — Нефёдовым Виктором Николаевичем. Порядок размещения материала — произвольный. Снимки не включены в тексты в связи с ограниченным ресурсом сайта.

Про туризм.

Я долго, слишком долго просидела на своей кухне. Целую жизнь.

Дети, работа, огород, дом..

Уборка, кастрюльки, сковородки.

Обои поклеить, картошку прополоть..

Ну все вы знаете. Куда без этого.

Тем более если ты женщина.

Кто кроме тебя?

Телевизор на кухне , как форма бытия. Ещё телефон — и мир полон красок

«Не нужен нам берег Турецкий, и Африка нам не нужна!»

Точно. С одной стороны и не на что нам в Африку. С другой стороны — чего мы там не видели? Там мы видели все. В телевизоре.

А что мы видели здесь?

)))

За первые три года своей работы я исколесила весь район, практически все населённые пункты, где были магазины, школы и детские сады. Мне было интересно. Я район знаю.

Нр в прошлом году я открыла для себя в первый раз, например, деревню Рословка.

Ту самую, что рядом с моими родными Бортсурманами. Ту самую, из которой каждый день ходили в школу мои ровесники. Ту, что кажется проезжающему по трассе лишь привычной чередой домиков вдоль дороги.

А она непростая. Она с историей. С картинками, со своими легендами и загадками.

Только наберись храбрости, найди себе надёжного друга по странствиям и… Иди и смотри.

Фотографируй. Приставай с распросами к бабушке на лавочке или к мужчине с собакой. Они не кусаются. Даже собакин не кусается. Он чудесный.

А ещё оказывается, мы все немного знакомы. Просто не знаем об этом, пока не поговорим)

Репортаж ещё одного дня странствий двух Елен))

В кадре деревня Рословка и её жители. 5.05.2021.

За помощь в знакомстве Рословкой благодарю Владимира Пчелкина .

 

Стародавние БОРТСУРМАНЫ.

ПАЗУХИНЫ.

Часть 1.

Снова сказ про крепостных. Но на этот раз в наших Бортсурманах.

Что такое крепостное право вы здесь немного почитали. Кто хочет узнать по теме больше — интернет в помощь.

Понятно, что явление это было общим для России.

Кромее помещичьих крепостных крестьян существовали ещё монастырские, государственные и пр. Вся разница для крестьянина была лишь в том, к кому он прикреплён и кто взымает с его души налоги.

Спустимся на нашу грешную Бортсурманскую землю.

Один знаток местной истории написал о Бортсурманах 18-19 в.

«… в это время сразу несколько помещиков рвали между собой село на части». Ха-ха.

Хочу этот нерушимый тезис если не опровергнуть, то уточнить . Конкретно по Бортсурманам.

Да, ребятки. Да. В то время весь наш мир делился на помещиков и их собственность, крепостных.

Большинство наших с вами предков, исконных жителей села, и оказалось здесь, на краю света, в Бортсурманах, по коварному плану одного из них.

Точнее целое семейство потрудилось над тем, что бы нам оказаться в этих местах. Подозреваю, что интерес их был не только к этим землям, но ещё и к удобной пристани на реке Суре. Позднее они, Пазухины, построят свою пристань и торговые склады в Курмыше, а здесь, под Козловкой , единственную на Суре лесоторговую пристань-базу . Но это потом.

А сначала, во второй половине 17 века, Пазухины заполучили здесь земли в свою собственность.

Ну уж коли есть земля, то и люди на ней нужны. Это как сотворение мира.

Для меня ещё остаётся загадкой были ли здесь люди до появления Пазухиных. Если были, то кому они принадлежали до них.

Были конечно, были.

Вотчиной Пазухиных были земли, дарованные их предку первым из царей Романовых в 1613 году за поддержку его при восшествии на трон после польской смуты. Находились те земли в Симбирской губернии, Алаторском уезде в селе Засарье, что при речке Саре.

Род Пазухиных хоть и дворянский, но сметливостью и предприимчивостью в те времена отличался по истине купеческой.

Пазухины на своих небольших речных суденышках вели торговлю излишками зерна от Макарьева до Астрахани. От туда везли товар и для своих нужд, и часть на продажу держали свои торговые лавки, водился за ними винокуренный заводик. Торговали лесом, который сплавояли вниз по Суре от Алатыря. Не брезговали ростовщичеством — судились с братьями дворянами за долги и залоги тех нещадно. Приходили новые земли и как приданное в удачных браках. Владения Пазухиных росли.

Первым владельцем Бортсурман из Пазухиных считается Иван Петрович. Он на новой земле застроил усадьбу. А боле ничего не успел. Докатилась до Курмышских земель крестьянская смута атамана Емельяна Пугачева.

Что здесь в то время творилось, деялось — того мне не ведомо. Крестьяне Бортсурманские в смуте не поминаются.

Вот Ожгибовские мужики своего господина Бобоедова отловили ,и со чадами для расправы в Курмыш к Емельяну притащили. Малой Бобоедовский ловко плясать умел.

Атаману про то поведали, он до танцев охоч был. Велел мальчишке от души плясать, коли родителей с сестоицами от лютой смерти на виселице спасти желает. Мальчишка постарался, потешил атамана . (Может было это в тот самый единственный день пребывания Пугачева в Курмыше). Отодолили казнь, а там и помочь пришла… Так было.

А вот о Бортсурманских молчок. И то верно. Иван Петрович по ту пору в вотчинном имение был, в Алатыре. Там он в такую же беду, что и Бобоедов, и попал. Ждал с семьёй казни в темнице. Молился. Каялся. Зароки давал. Обещал Господу отблагодарить, коли выжить доведется.

Услышал Господь его молитву. Войска царского генерала докатили до Алатыря раньше, чем Ивана Пазухина с семьёй казнить успели. Замешкались разбойники, в суете боя забыли об арестованных в подвале. Явил Господь милость свою.

Иван Петрович в долгу не остался. Только сил его и времени, отпущенного на земные дела, на новое имение уже не хватило. Передал он имение брату своему, Петру Петровичу. Но слово с него взял, в знак благодарности за чудесное избавление от погибели от рук бунтовщиков и разбойников Емельки Пугачева поставит Пётр по слову брата Ивана в Бортсурманах храм каменный при усадьбе новой.

Слово свое сдержали Пазухины. Одну церковь и колокольню на горушке поставили в родном Засарье, вторую церковь — в Бортсурманах.

10 ноября 1789 года церковь в Бортсурманах была освящена.

БОРТСУРМАНЫ. Помещики и крепостные.

Часть 2

Предыдущий мой рассказ о Бортсурманах закончился на факте строительства новой кирпичной церкви на месте старой, деревянной, в 1789 году.

Буквально через 5 лет, в 1794 году, скончается ее строитель и владелец села Пётр Петрович Пазухин.

Похоронен он будет в родовом имении Пазухиных в Засарье. То ли смерть застигла его там, то ли сказалась любовь к отеческим гробам.

К слову, родной сестрой Петра Петровича Пазухина была Екатерина Петровна Карамзина, матушка известного литератора Н. М. Карамзина, автора «Истории государства Российского». У нас, бортсурманцев, нет повода прислоняться к его слав. Екатерина Петровна умерла очень рано, оставив детей совсем маленькими. И нет ни каких оснований полагать, что Николай Михайлович мог когда либо бывать в Бортсурманах в имение своего дядюшки. О чем остаётся только сожалеть, ибо это могло добавить колорита нашему местечку.

Поместье в Бортсурманах перешло к сыну Петра Петровича, сержанту гвардии, господину Сергею Петровичу Пазухину.

От этих времен дошала до нас Исповедальная Ведомость Успенской церкви 1822 года, в которое перечислено все семейство Пазухиных, духовенство села, а так же дворовый люд г-на Пазухина и его крестьяне с семьями. Увы бесфамильные.

В исповедалке Успенской церкви того времени нет ни одной соседней деревни, которые войдут в этот приход позднее. В то время, я полагаю, они относились к приходу Никольской церкви с. Рословка, соседнего с Бортсурманами.

В Бортсурманах 1822 года около 600 человек крестьян и членов их семей.

Среди их имён уже видны будущие старейшие династии села — Крыловы, Герасимовы, Власовы, Тимины, Губины, Кондратьевы, Сияновы, Шкилевы…

На время владения Сергея Петровича придётся Отечественная война 1812 г. и военный поход в Европу 1813. Для большинства из нас это практически одно и тоже.

Семейство Пазухиных будет с волнением ждать вестей от сыновей. Один из них, Иван Сергеевич, совсем юным участвуя в военных действиях лишился там руки.

В рядах Симбирского ополчения в походе 1813 года участвовали на ряду с дворянами и крестьяне.

Эти самые крестьяне сражаясь, дойдут до Парижа, разобью в прах непобедимую армию Наполеона.

На их плечах русский император Александр I принесёт французам самую демократичную в Европе того времени конституцию.

Статистику рекрутских наборов крестьян в армию и ополчение того времени можно посмотреть в инете, они были большими.

Мне страшно повезло, в силу невероятной случайности узнать об участие в этом походе моего предка, Захара Тимина. Ещё больше повезло, что он от туда благополучно возвратился. Кто ещё из Бортсурманских крестьян участвовал в этой военной компании, мне не известно.

Потом эти же крестьяне, освободители, «бравы ребятушки» , вернуться из Парижа в свои деревни, и снова рабами.

Надворный советник Сергей Петрович Пазухин умрёт в 1828 году и первым из влалельцев имения будет похоронен в Бортсурманах на «барском» кладбище возле церкви.

Супруга его, Надежда Борисовна (в дев Бестужева), переживёт мужа на 20 лет. В их браке родилось девять детей.

Закончу тем, что Исповедальные Ведомости 1822 года Успенской церкви села Бортсурманы выведены рукой священника Алексея Петрова, известного нам ныне как св. прв. Алексий Бортсурманский. Родился он в 1762 году, а умер, как и Надежда Борисовна, в 1848. Современники, соседи, духовные дети, Пазухины глубоко почитали отца Алексея. Благодаря этому сохранились и были изданы Марией Александровна Пазухин ой свидетельства его жизни. Порой там же упоминаются и имена некоторых крестьян села. По заказу Пазухиных был написан прижизненный портрет отца Алексея.

Бортсурманская крепость.

ЧАСТЬ 3.

Моя глубоко крестьянская бабка на тему девиц и наследования говорила «Девки- народ чужой. Им наследство не положено.»

И у дворян девицы мечтали не о наследстве, а о хорошем приданном. «Не родись красивой, а родись богатой». В противном случае можно было и помереть «девицей 70 лет от роду» при своих более удачливых родственниках.

Девиц пока оставим, расскажу о наследниках.

Из девяти детей Сергея Петровича Пазухина пятеро были сыновья- Борис, Пётр, Иван, Александр и Дмитрий.

По смерти батюшки каждый из сыновей получил свою долю наследства в виде земельного владения.

Бортсурманы перешли в собственность двум братьям — самому старшему Борису и младшему Дмитрию.

Борис был вдов, растил двух дочек. В 1842 году дочери его, Катинька и Надинька, девицы на выданье, осиротели и остались на попечение дядюшек и тетушек.

Непростое дело провинциальной дворянской барышне партию сыскать. Однако невесты наши были с приданным, каждой досталось по половине папенькиной земли в Бортсурманах.

Вскоре объявились женихи .

Уже через год в 1843 году Екатерина Борисовна вышла замуж за Александра Николаевича Шипилова. Большой род Шипиловых в Курмышском уезде давно процветал, но жених ей достался не из местных, из далёких владимирских Шипиловых.

Через два года, в 1845 году, Надежда Борисовна вышла замуж за Алексея Ильича Пантусова, из местных уездных дворян.

Эти, казалось бы очень личные, события в семействе Пазухиных принесли для Бортсурман огромные перемены.

Можно только предположить почему, но оба новых семейства , Шипиловых и Пантусовых, после свадебного путешествия не отправились жить в «замки принцев» .

Вместо этого в селе появилось две новых усадьбы, получившие названия в народе по именам их владельцев — «Шипиловка» и «Пантусовка» (позднее превратилось в Панцевку).

Как уже говорилось усадьба — это не только земля, но и люди в ней.

И вот тут….

Нет, помещики не стали «рвать село на части», как писалось где-то.

Вот тут началась огромная, в масштабах села, миграция крестьян.

Импорт, т. е. ввоз , новых крепостных крестьян извне.

Целыми семьями переселялись крестьяне в Бортсурманы. Строились новые улицы.

До меня дошло семейное предание, что первых моих Павловых когда то «барин купил и привез из Медян «.

Легенда нашла свое подтверждение.

Павловы, Курепины, Тюрины, Кондратьевы, Смирновы… — «из крестьян господина Пантусова»

Федоровы… — «из крестьян господина С. Н. Шипилова »

Половина села осталась за Дмитрием Сергеевичем Пазухиным.

Фамилий крестьян по прежнему нет, но проследить их из 1900 можно.

На протяжение последующих лет до 1861 видно, что браки происходят между крепостными людьми одного владельца.

Потом крепостное право отменят.

В большой растерянности от этого будут пребывать и помещики, и крестьяне, не очень хорошо понимающие, как распорядиться своей свободой и долгами перед казной.

КОНЕЦ

Крепостного права.

Дальше другая история.

На фото Елизавета Николаевна Пазухина (Буторлина), жена Дмитрия Сергеевича Пазухина.

Комментарий Елены Аникиной:

Думаю, браку Екатерины Борисовны поспособствовал всё-таки сосед Александр Петрович Шипилов. Он дружил с двоюродным братом отца её избранника Павлом Алексеевичем Шипиловым, который жил в столице. А вот почему пара не стала жить в имении жениха в Ковровском уезде и выбрала Бортсурманы не совсем понятно. Как бы то ни было, а два семейства Шипиловых проживали по соседству в Курмышском уезде, не считая себя близкими родственниками.

ЗАВЕЩАНИЕ и НАКАЗ.

Крестьянина села Бортсурман Ивана Павлова Герасимова (32 года) своим детям: Дмитрию, Николаю, Елизавете и жене Екатерине Максимовой.

Писаное 3 ноября 1885 года в виду ненадежного состояния в здоровье.

После моей кончины построенный мною в селе Бортсурманах дом и все благоприобретенное имущество, какое останется после смерти, поступит в полное распоряжение моих детей и жены. А до совершенного возраста детей над ними должен быть опекун из надежных людей, который обязан будет стараться имущество охранять в целости.

Впрочем, опекуном может быть и моя жена, если не пожелает она выходить замуж. В противном случае не только опекуном, но потеряет даже право называться моей женой и пользоваться каким бы ни было моим имуществом.

За оставленное имущество и в знак незабвенной о мне памяти, детей своих обязываю после смерти моей над могилой сложить памятник из кирпича по тому рисунку, который мною показывался неоднократно Мите.

………

Сын мой, Митя, не забывай 5-ю заповедь, которая повелевает почитать своих родителей, за что такие дети бывают счастливы во всех отношениях.

Жизнь должен вести честную и трезвую, старайся удаляться от праздности и лени.

Честность должна состоять в том: ты должен всегда говорить правду.

Чего не знаешь сам доверна, того не говори.

Говори только тогда, когда убедишься сам в справедливости, а без проверки слухов людских, новости передавать опасно. В противном случае можно угодить через это в такую неприятность, от которой не отделаешься всю жизнь.

Обещание делай только тогда, когда вполне надеешься исполнить, а если не имеешь на исполнение полной надежды, тогда и не должно давать обещаний.

Долг, какой случается, должен уплачиваться своевременно, в противном случае можешь потерять к себе доверие.

Чужим имуществом жить не учись, а старайся приобрести свое честным трудом, хотя трудно нажить состояние, но для души своей ты сделаешь этим земную и небесную радость.

Что касается до телесного наслаждения на сем свете, то на это мимолетное, или проще сказать временное счастье, приобретенное незаконным образом ,не стоит и завидовать, по тому что здесь одна только суета и суета.

На что были «Александр Македонский, Юлий Цезарь и Наполеон», которыми был завоеван весь свет почти, и то все миновало.

Кроме того, что бы приучать себя к честности надо первоначально подискивать и честное общество- товарищей.

Затем должен быть трезвый, т е не употреблять крепких напитков. В крайнем случае выпей. Но только одну рюмку, а больше- нельзя.

И вот когда ты будешь честный и трезвый, тогда будешь и сам сыт, и прокормишь свое семейство. Потому, что тебе тогда будет место.

………….

Одно слово, если ты желаешь быть счастливым, то не должен иметь привычек к дурным поступкам, от которых отвыкать бывает весьма трудно, а от некоторых пороков человека избавляет лишь гробовая доска.

Пороки эти следующие. 1-ленность, 2- празднословие, 3-гордость, 4- пьянство, курение табака. А главный- любовь к девицам и вообще к женскому полу.

Последний- самый главный, которым увлекаются, между прочим, по привычке, точно так же, как употреблять вино или табак: после первого и второго раза его уже тянет и в третий раз, и так далее.

В крестьянском быту дети, не получив никакого образования остаются на всю жизнь как скоты. Между тем по достижение 14-15 лет, истуканы эти за неимением полезных занятий стремятся каждый вечер к своим товарищам. таким же, как он сам, с которыми ведет беседы об одних лишь глупостях, а затем с такими «развитыми» чувствами отправляются по деревне для поисков с таким же умом крестьянских девок. И вот отыскивая девок , молодежь эта натыкается нечаянно, а иногда и с умыслом , на плохо лежащую чужую принадлежность. Забирают ее, и по дешевке сбывают какому-нибудь кабатчику. На вырученные деньги для смелости накупают вина, а для девок сладостей и отправляются далее.

Здесь посредством сказанного завязывается между ними любовь, которая продолжается между ними до 18 лет, превращаясь в привычку, тратя на нее время и между тем не принося никакой пользы ни себе , ни родителям. А по достижении 18 лет вступают в брак. И тут между новобрачными и старшими в доме начинаются ссоры. Все от того, что к вольной жизни дети уже привыкли с 14 лет.

А ты, Митя,кончил курс в сельской школе и получил некоторое образование от чтения полезных книг, по этому в среду вышесказанных крестьянских олухов входить не должен. Обязан всеми силами сторониться этого и заниматься полезными делами.

Помни, что при ранней женитьбе ты возьмешь какую-нибудь неотесанную дуру без всякого приданного. Тогда, как при должности взял бы не дуру, а по выбору. А неравный брак губит нашего брата на всю жизнь. Так вот.

Митя, для всех этих глупостей нужна привычка. Что бы не быть соблазненным одним из перечисленных, старайся ничего из того не делать.

Ты должен всего лишь выбрать одно из двух: счастье или несчастье.

Если хочешь быть счастливым не имей дурных привычек.

Это же самое наставление должно относиться и до сына моего Коли, и всего моего потомства.

Завещание это должно хранить как драгоценность и передавать из рода в род старшему члену в семье.

Милые мои дети и любимая супруга. Всех вас прошу жить так, как сказано выше.

Любезная супруга, о детях своих ты обязана заботиться, как о себе.

Сына Колю ты непременно отдай в сельскую школу. Потому, что он, будет может солдатом. Ты, Коля, получить образование старайся сам. А если угодишь на военную службу, старайся получить медицинское образование……

————————————————————————————————

Окончание утеряно

в Бортсурманах на кладбище, почти в середине него, стоит древний кирпичный безимянный памятник-часовня. Никто уже не знает кем и кому он поставлен. Но он единственный такой и именно здесь часто по долгу (по воспоминаниям близких) молилась Елизавета, дочь Ивана Павловича.

Оригинальной рукописи мне увидеть пока не удалось. Очень велика вероятность, что и не удастся.

Пару дней назад я была уверена, что рукопись цела. Но сейчас есть информация, что последний владелец мог её уничтожить….

Из устно потомки помнят из текста, что Иван дочери своей завещал замуж выходить только по любви.

ИВАН. Детство.

Этот рассказ я оставляю от первого лица. Как писал его когда-то сам Иван.

Может, за этим строчками кто-то расслышит голос этого необыкновенного человека, оставившего своим потомкам такую удивительную память о себе и о времени из далекого 1885 года.

*********

В 8-9 лет я оставался нянчить сестру свою Татьяну, родившуюся от мачехи.

Лет десяти я с прочими товарищами, числом около тридцати, ходил вместе с дворянами Николаем, Дмитрием, Александром, Алексеем Дмитриевичами Пазухиным и по стрелкам на охоту. Мальчишки на охоте служили вместо тявкушек, криками своими выпугивали зверей, зайцев и лисиц, из леса на поляны, где их поджидали дворяне с ружья и и гончими собаками. За это нам платили по 2-3 копейки в день.

На охоте было хоть и весело, но вечером домой ноги едва тащили.

В зимнее время ездил с дядей Тимофеем Сурхановым в лес за сеном. От холода, в лаптишках и кафтанчике худом, едва мог терпеть.

Летом, когда с сестрой оставалась мачеха моя, я с отцом отправлялся на полевые работы. И в это время отец рассказывал мне, как Бог сотворил небо и землю, и все видимо на земле. Рассказы эти я очень любил. Поэтому у меня появилось большое желание учиться грамоте.

Тогда сельских школ в нашей волости еще не было и на желание моё отец не обращал никакого внимания.

Отец занимался закупкой и выращивание свиней. Мы с братом Василием были постоянно заняты при нем, с осени до зимы пасли свиней в лесу. Таким образом я про изучение грамоты не мог и думать.

Наконец, когда мне минуло 11 лет, я вышел из терпения и отправился к тёте Лукерье, чтобы выпросить у нее азбуку, по которой она училась сама.

А затем с этой азбукой против желания моего отца отправился учиться к дворовому человеку Арфаилу Григорьеву, который занимался рыбачьим ремеслом. Вместе со мной учился Алексей Конычев и сын рыбака Иван.

Этих двоих Григорий часто теребил за волосы или уши. А же получал от него похвалу.

Учиться я начал от праздника Рождества Христова, а к празднику Святой Пасхи мог уже свободно читать все печатные книги и выучился писать все буквы.

В том же, 1864 году начали обучать мальчиков в волостном правление. Обучал нас староста Рословского волостного правления Макар Бухтеев.

Я же близко подружился с сыном волостного писаря Андрея Ларионова Кубарева, Евгением.

Дружба наша писарю нравилась и он не раз давал мне писчей бумаги.

Отец по скупости своей ни бумаги, ни перьев мне не покупал.

Хотя вскоре у нас в селе открыли свою школу, других училищ я не посещал.

В волостном правление, где с нами грамотой занимался староста, часто заглядывал фельдшер Андрей Леонтьев Колодин, человек трезвый, с хорошим умом. А поскольку я много времени проводил в правление, то на меня обратили внимание писарь Григорьев, фельдшер Колодин и волостной старшина Иван Ильич, я не раз ставился ими в пример другим мальчикам.

Там же бывал виноторговец Максим Афанасьев Абрамов, который имел величайшую любитель до церковного пения, чему научил и меня.

Голос мой был звонкий, пел я дискантом.

Кроме церковного пения я читал Часы, Шестопсалмие и Псалтырь над покойными помещиками Дмитрием Сергеевичем Пазухиным и Борисом Александровичем Шипиловым по просьбе пономаря Алексея Иванова Розова.

В то время отец подрядил меня за три рубля, от марта месяца до Петрова дня, в красильню к Петру Полозову. Последний был неодобрительного поведения. В моем присутствии совершал разные глупости и всегда ругался сквернословно.

Мне приходилось растирать краски, от которых однажды на руке моей образовался такой нарыв, что след от него остался на всю жизнь.

Зато можно было есть яиц сколько угодно- их приносили бабы в уплату за покраску ниток.

Фото из архива Пазухиных. Сентябрь 1899.

Подписано «Охота с мальчиками и (вместо собак)»

ИВАН ПАВЛОВИЧ . (продолжение)

В волостном правление, где я часто появлялся, обо мне были хорошего мнения. И когда на волостном сходе по поручению уездного врача Войнича стали искать мальчика, имеющего способности, чтобы выучить его оспопрививателем, вспомнили про меня. Сходу посоветовали сделать это предложение мне. Я согласился, о чем и был составлен приговор.

В декабре 1869 отец и фельдшер Колодин отвезли меня в Курмыш для обучения искусству оспопрививания.

Благодаря сему и заботливости врача Войнича я скоро приобрёл понятие по этому предмету. 18 декабря получил свидетельство от названного врача на право быть оспопрививателем. В тот же день, снабженный оспенной материей и ланцетом, я отправился в Бортсурманы.

Дошел до Деянова, когда стало смеркаться. От Деянова я шел низом вдоль леса совершенно один. К моему несчастию никто не обгонял и не попадался навстречу.

Между тем совершенно стемнело так, что находящиеся в десяти саженях предметы казались движущимися. Вся моя надежда в случае появления волков состояла в том только, что сумею вскарабкаться на дерево. То, что долго ли просидишь в декабре на дереве — мне и в голову не приходило. Наконец я благополучно дошел до Бортсурман и отдохнуть на 10 минут зашел к своему дяди –Терентию, а уже потом добрался до своего дома.

Моему поступлению на должность оспопрививателя кроме меня, радовалось все мое семейство.

Во-первых, я получал жалованье по 4 руб. 23 коп. в месяц.

Во-вторых, оспопрививатель освобождался от всех повинностей, в т.ч. и от воинской.

В- третьих. Когда мне минуло 18, семейство наше записывалось года три подряд для отдачи моего старшего брата в воинскую службу.

Между тем я, находясь на службе, за члена своего семейства уже не считался. Поэтому брат мой, Василий, стал считаться льготным, единственным сыном при отце.

Против этого крестьяне нашего общества подавали прошение начальству, но все прошения оставались без последствий. Таким образом брат Василий освобождался от воинской службы.

По делам оспопрививания я постоянно посещал волостное правление и занимался там безвозмездно письмоводительством. Так я прослужил около трех лет. Оспопрививанием я занимался до 1 сентября 1878 года и за усердие в своем деле пять раз получал от земской управы награды от 15 до 40 рублей каждый раз.

В то же время я числился в своей волости сельским писарем и получал по 3 копейки с души. По тому за обе должности мне приходилось по 10 рублей в месяц.

От тех должностей 1 сентября 1878 года я уволился по собственному желанию и тогда же поступил в должность сельского урядника Бахаревской волости, в которой нахожусь до сего времени.

22 октября 1872 года я в 19 лет женился на девице Екатерине Максимовой Кузнецовой. На втором году супружеской жизни 24 ноября 1873 года подарила она мне сына Димитрия, потом сына Николая.

21 сентября 1874 года поздно ночью постигло наше село несчастье. В ту ночь сгорело 11 домов, в том числе и наш. Пожар, который начался с дома соседа нашего Игнатия Лисина, первым его заметил я. Но имущество наше, кроме скотины, сгорело все.

Не окончив после пожара постройку дома в том же году 1 ноября, по новому уставу о воинской повинности, по которой никто не освобождался, я, по вынутому жребию № 597 был зачислен в ратники ополчения.

По возвращению из Курмыша от призыва, мы принялись за окончание постройки дома, и перед праздником св. Николы перешли жить в новый дом.

14 июля 1875 года жена моя разрешилась от бремени дочерью Елизаветою.

………..

Остальное все утеряно.

Комментарий Татьяны Грачевой:

11 лет я живу с этой деревней в Лысковском районе. С Малым Шипиловым. И началось все вот с этой церкви https://www.instagram.com/p/CVZuLZnIOVD/ и с могилы владельца сельца -Николая Васильевича Шипилова, . Это вотчина Шипиловых.

И вот уже силами дачников восстановлен купол над храмом.

И это восстановление перекликается с Курмышом. Потому что и там и здесь жили Шипиловы. Живут теперь и их потомки. Выпустили книгу с письмами рода. Появилось много фотографий, рисунков Константина Васильевича Шипилова.

Ну и конечно замечательная Александрина Вигилянская. Это связь невероятная.

Комментарий Галины Филимоновой — посмотри.Вадим Овечкин поделился ссылкой.

Администратор https://www.archive-nnov.ru/?id=33077…

База данных по ревизским сказкам, которые хранятся в Нижегородском архиве. К сожалению, Курмышского или Атырского уездов там нет, но есть очень важная информация — есть данные по фамилиям помещиков! т.е. можно отыскать владения помещиков в нашем уезде в других уездах, а так как не редко крестьяне перемещались между владениями одного помещика, то есть шанс обнаружить упоминание наших там, в других ревизских сказках, за годы, которые для нашего уезда потеряны для поиска.

 

ЯГОДИНКА.

Я располагаю очень небольшой информацией об истории этой деревни, что совсем по соседству с Бортсурманами.

Разрозненные и перемешанные факты, подобно цветным стеклышкам калейдоскопа . Картинка, которая складывается из них, даёт лишь смутное представление о прошлых временах места, название которого местные жители из официального «Ягодное» любовно переименовали в свою ЯгодИнку .

ЯГОДНОЕ. Деревня старая. Владельческая. В старых документах встречаются упоминания разных дворян, живущих в Ягодном. Пожалуй наиболее заметный из них

персонаж первой половины 19 века, это дворянин Михаил Степанович Брехов. Личность интересная. Имел крупное поместье в Мальцеве, в 1823 г построил там на свои средства большую церковь во имя Воскресения Христова, украсил её прекрасными фресками.

За ним земли и крепостные души в деревнях Рословке и в Ягодном. В Ягодном от Брехова осталось название Барского бугра, на котором стоял дом Брехова. Из окон дома открывался дивный вид на присурские пойменные леса и озера растилающиеся внизу.

В 1840-х Брехов замечен в судебных тяжбах с соседом помещиком по приходским и земельным делам.

С семьей у Михал Степаныча не заладилось. То ли был холост, то ли рано овдовел, но оказался без прямых наследников и перед смертью распорядился собственностью по своему желанию.

Это примерно 1850 г.

«Дворянин Нижегородской губернии, коллежский советник Михаил Степанович Брехов, умирая, изъявил желание в своем духовном завещании, чтобы все его недвижимое имущество, состоявшее из 566 ревизских душ, со всеми землями было передано на устройство в Нижнем Новгороде женского учебного заведения, в котором воспитывались бы на правах Казанского Родионовского института дочери самых недостаточно (малообеспеченных) дворян Нижегородской и Симбирской губернии. »

Таким образом бывшие крепостные Брехова перешли в категорию государственных крестьян на десяток лет ранее отмены крепостного права. Думаю это дало им некоторые преимущества.

Интересно, что Ягодное выбирали местом своего «гнездования » в разное время 19 века ряд врачей,довольно заметных на уездном горизонте.Многие из них были иноземного происхождения, католиками.

1836 год. Казусный случай описан в письме АП Шипилова.

» Виделся с доктором Линденгрином. Он сейчас живёт в Ягодном. Случилось с ним неделю назад происшествие по произведению смешное, а по существу очень неприятное.

От нечего делать в Ягодном вздумал он по горе, напротив дома Михайлы Степановича, сделать цветник. В кустах разбил очень приятные дорожки. Т. е. сделал приятный английский сад.

Стал показывать работнику как обрезывать дерн. Нет бы показывать палочкой. Человек дерн скребком подрубает, а он пальцем возле скребка показывает. Вдруг, вместо дерна работник ударил скребком по пальцу и отрубил прочь с ногтем по первый сустав. Хотя вёл себя доктор с дерном как немецкий студент, но далее показал себя как искусный врач.

Нашёл отрубленный палец, который отскочил, высосал из него кровь и приложил опять, заклеив английским пластырем.

Я третьего дня видел, палец стал сростаться, но ещё очень болит. »

Не знаю, что стало далее с доктором Линдегрином, но боюсь, что палец его покоится где-то в Ягодинской земле.

Ещё один доктор с громким в уезде именем, г-н Войнич. Уездный врач упоминается в письмах Ляпуновой в 1861 г.

В 1880- годах возглавлял земскую больницу, занимался оспопрививанием.

В Ягодном у Войнича был богатый дом, который простоял до революции. Его дочери занимались акушерством и траволечением. Брали к себе прислугой толковых девочек из местных крестьян. Попасть к ним в дом было большой удачей. Девочек хозяйки обучали грамоте, манерам правильно себя держать и простым приёма оказания медицинской помощи.

В начале 20-го века в деревне начали появляться крепкие крестьянские хозяйства, небольшая торговля. Слышала, что Старостины держали трактир.

Кто к 1918 году успел покрепче на ноги встать, тех записали в «кулаки» и головы поукоротили для всеобщего равенства.

Но это другая история.

Пока закончу вот чем.

ВНИМАНИЕ деревня ЯГОДНОЕ!!

Приобретенные мной ранее ИВ 1900, 1843 гг оцифрованы. Можно заняться поискам по отдельным персонам.

Благодарю за помощь в переводе незаменимую ЕС.

Надеюсь, что с вашей помощью продолжение следует.

ДЕРЕВНЯ ЯЛМА

Часть 1. ДВОРЯНСКОЕ ГНЕЗДО.

Владелец имения в села Болобоново и глава большого семейства Александр Петрович ШИПИЛОВ долгом отца считал не только произвести детей на свет, но и обеспечить их будущее, дать воспитание и образование, позволяющее достойно служить Отечеству. Об этом он часто пишет в письмах к своим сыновьям.

Старший сын, Пётр, уйдя в отставку женился и получил земли в окрестностях Деянова. Там построил усадьбу.

Младший, Сергей, останется при отце и будет жить в родном Болобонове.

Местом для имения Александра Александровича стала Ялма.

Почтовая станция при реке Ялма на Алаторском тракте уже давно существовала. Это аргумент при выборе места.

Около 1845 начали строиться одновременно два имения, давшие начало деревням — Шипиловка и Ялма.

Александр в то время 12-летний ребёнок, которому предстоит вырасти и пройти воинскую службу

Возможно, был ещё один аргумент в пользу Ялмы.

Думаю, что немалую роль в выборе места для усадьбы сыграла близость земель семейства будущей жены Александра.

Землевладельцы, видя как дробятся между наследниками и мельчают их имения, пытались удержать границы владений за счет близких браков между соседями и, зачастую, дальними родственниками .

Соседями по владениям и родственниками Шипиловых были Жедринские . В их семье подрастали девочки, что позволяло строить планы на будущую взаимовыгодную партию .

Александр в 1852 году начал свою воинскую карьеру. Окончив её в чине капитана, вернулся в родное имение. Настало время для женитьбы.

Невестой его, а потом и женой стала Александра Жедринская.

Александра Владимировна слыла красавицей. Подтверждением тому дошедшая фотография, где она вместе со своей сестрой Марией Геркен и её мужем (поместье в Рыхловка).

В браке Шипиловых рождаются трое детей. Сыновья Пётр и Владимир, дочь Екатерина.

Метрические записи о крещение детей сделаны в ближайшей церкви с. Кчалова Васильевского уезда (Сергачский р-н), хотя сама Ялма относилась к приходу с. Болобоново,

Это дань семейной традиции Александры Владимировны.

Брак их будет не очень долгим. В 1877 году болезнь сведёт Александра Александровича в могилу .

Хозяйкой Ялмы становится капитанша А. В. Шипилова.

В наследство от мужа ей досталось реформированное указом 1861 года имение, огромные долги по залогам и государственным платежам за него, забота о будущем дочери и карьере повзрослевших сыновей.

Часть 2. НАСЛЕДНИКИ.

В округе среди дворян уезда вдова капитанша Александра Владимировна Шипилова слыла помещицей скупой.

Балов не давала, гостей не принимала, сама по гостям выезжала редко, лишь по крайней необходимости. Жила не на широкую ногу.

Зато благодаря своим немалым усилиям она смогла не только покончить с прежними долгами, но и стать помещицей для местной округи богатой. Она сохранила за собой все свои земли, занималась разведением и продажей лошадей в своем имении , успешно вела хозяйство.

Двухэтажный дом Шипиловых , окруженный множеством хозяйственных , построек стоял на самом берегу крутого поворота Ялмы.

С его балкона можно было видеть купающихся после летних работ на другом , пологом, берегу реки голых мужиков, что вызвало возмущение хозяйки поместья. Желая прекратить «безобразие Александра Владимировна даже писала прошение местному полицейскому начальству, поскольку бесстыдное зрелище» могла смутить ее дочь- девицу». Александра Владимировна была женщиной богобоязненной со строгим нравом.

Дочь ,Екатерина Александровна, была хороша собой, получила прекрасное образование , а в придачу строгое маменькино воспитание. Оно сделало ее достаточно замкнутой. Она плохо сходилась с посторонними . Ее прекрасный ум проявлялся в общение лишь с близкими людьми . Может по тому Екатерина так и осталась девицей.

Сын Петр, то ли не внушал матери больших надежд, то ли не успел проявить себя в чем то.

Он был страстным охотником и однажды, охотясь верхом, очень неудачно упал с лошади. Травма головы была настолько серьезной, что он вскоре скончался.

Отрадой и надеждой матери был Владимир Александрович. Отдав дань воинской службе, он вернулся в имение матери. Занимался службой в уезде, был попечителям церкви села Болобонова. Вел жизнь сообразно своему положению .

Но его ждала роковая любовь.

Предметом его влюбленности стала одна из дочерей их бортсурманского соседа Александра Дмитриевича Пазухина, Сашенька.

Пазухины жили в Бортсурманах летами, большую часть времени проводя в Москве, где служил Пазухин.

В результате упорных ухаживаний Владимир получил согласие Пазухина на брак с его дочерью. А вот взаимности в своих чувствах от Александры он так и не добился.

Поженившись в 1901 году они прожили шесть лет в довольно странном браке. Детей в браке не появилось. А в 1907 году наступила трагическая развязка.

Возвращаясь в Бортсурманы из Москвы пароходом Александра известила мужа не только о приезде, но еще и о своих планах на развод. Что по тем временам было величайшим скандалом и ударом по репутации и достоинству Владимира.

Матушке он о том не сообщил, лишь сказал, что Александра желает разместиться по приезду в их доме в соседней Орловке, принадлежащей им же. Для этого он перевезет туда все вещи жены.

И сидя в кресле, посреди вещей женщины, которую он так любил, но так и не смог сделать своей , Владимир пустил пулю себе в голову, не видя другого выхода из этой катастрофы.

Александра Владимировна, потеряв самое дорогое, навсегда порвала с Пазухиными. Дом в Орловке приказала снести с лица земли, деревеньку продала.

Часть 3. КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА.

Осталось вспомнить последнего члена семьи Шипиловых, Екатерину Александровну.

Название для рассказа о ней , конечно, не поразит оригинальностью. Оно отсылает дорогого читателя к знаменитой повести Пушкина.

Катерина наша по праву может так зваться, поскольку была и впрямь дочерью отставного капитана Александра Шипилова.

Поразительно, но с именем Пушкина наше ялминское семейство связывает не только это. По воспоминаням современников, в архиве Александры Влад. Шипиловой хранилась настоящая драгоценность, загадку которой ещё предстоит разгадать.

Парийский упоминает о хранящемся когда то у Александры Владимировны старинном девичьем альбоме с рисунком и подписью сделанными рукой самого Пушкина. Это легко можно было бы списать на чью то фантазию, если бы реально со слов очевидцев не существовал альбом девицы Прасковьи Шипиловой.

Она же в замужестве Жедринская. Она же — родная матерь нашей ялминской Александры Владимировны.

Эту загадку смогла рассмотреть ЕЛЕНА АНИКИНА. Сейчас она пытается её разгадать.

Но вернёмся к Катерине Александровне. Родилась она в 1867 г.

Получила прекрасное для того времени образование, закончив Нижегородский Мариинский институт благородных девиц. Прекрасно владела французским, много читала, поскольку в доме была хорошая библиотека.

Была очень красива , но излишняя скромность и замкнутость характера не пошли ей на пользу.

Замуж Катя так и не вышла. Живя очень уединонно, может просто не встретила свою пару.

Её дед , Александр Петрович, в одном из своих писем по подобному поводу пишет: » Хороших молодых людей сейчас мало, а за дурного вовсе нечего идти. Лучше остаться одной. »

Кстати, и его болобновская внучка, Софья Сергеевна, двоюрная сестра Кати, тоже так и осталась до конца дней «девицей». Судьбы сестер — соседок во многом окажутся схожими.

После смерти братьев Екатерина всегда была при матери.

Настоящая находка для нас воспоминания Н. Н. Парийского, их дальнего родственника, который не одно лето провел ребёнком «у старух» в Ялме и подробно описал быт и порядки Ялменской усадьбы поры 1912-1917 годов.

Катерина часто бывала в усадьбе своей кузины Софьи, поддерживала отношения с многочисленными родственниками, и иногда упоминается в их письмах. Вероятно на групповых фотографиях фамилии Шипиловых среди гостей встречается и Екатерина, но достоверно её портрет не известен.

В кругу знакомых Екатерина была прекрасным собеседником и сохранила до конца дней свои институтские манеры. Любила рисовать акварели и маслом.

Размеренная жизнь усадьбы закончилась в 1917. Екатерине за пятьдесят лет.

Из письма Софьи Шипиловой Александру Мих. Ляпунову, 1919 год.

«Ты спрашиваешь о Ялминских.

В настоящее время они живут в Ядрине у Аси Салищевой во флигеле. До тех пор мотались по квартирам.

С одной их выселили, в другой уплотнили, в третьей терпели от хозяев.

Вскоре после болобоновского погрома Катя перевела тетушку к Геркен. В ту комнату, которую теперь занимаю я. А сама решила остаться в Ялме до последней возможности, как и я, и часто ездила сюда (Курмыш).

И вот однажды, а именно 7 марта 1918 года, возвращалась она в Ялму.

И в Бортсурманах поняла, что там что то неладно. Сначала начали попадаться люди со знакомыми вещами, наконец целые поводы, и они все полны!

Остановилась. Вдалеке кучка народу. Привставшая на бугорке Катя забеспокоилась и повернула обратно.

А лошадь уставшая и измученная, не идёт. Хотела заехать к Александре Дмитриевна ( А. Д. Шипилова, хозяйка усадьбы в с. Бортсурманы), но раздумала. И правильно сделала.

Ибо и её усадьба была в эту же ночь разграблена, а все они бежали едва одетые, лишившись всего.

Александра Дмитриевна недавно скончалась, не вынеся всех потрясений и полуголодного существования….. »

Вскоре перестанет существовать и дом Шипиловых. Его разберут и перевезут в» уезд». В Ялме останется лишь усадебная хозяйственная постройка, в которой разместят школу.

Возможно двухэтажный дом на территории современной базы отдыха в Курмыше и есть дом Ялменских Шипиловых.

За два года выживания Екатерина похоронила в Ядрине старуху мать, потеряла многих родных и близких.

Потом в след за кузиной Софьей Сергеевной отправится в Петроград к двоюрном брату Борису Ляпунову, где провела остаток жизни.

Вместе с ней закончились Ялменские Шипиловы.

Использованы материалы архива Парийского, Шипиловых.

Благодарю за помощь и предоставленные материалы ЕЛЕНУ АНИКИНУ.

Старая ЯЛМА

Часть 4. КРЕСТЬЯНСКИЕ КОРНИ.

С одной стороны мой рассказ о истории маленькой деревни Ялма подходит к концу. Да и пора мне из этого вылезать.

С другой стороны уверена в его продолжении. Потому, что у историй и истории постоянно обнаруживаются новые подробности и детали.

Героями этой, заключительной части, могло бы стать множество людей из нашего простого крестьянского сословия. Но к сожалению очень немногие из них оставили какие-то письменные свидетельства о себе, кроме имён в метриках и переписях. И эти документы практически недосягаемы для исследователя- любителя.

По тому чудом дошедшие устные предания- источник информации хотя и трудно проверяемый, но ценный. В каждой сказке есть доля правды.

Итак. Сто семьдесят лет назад чадолюбивый помещик и владелец здешних земель Александр Петрович Шипилов основал новую усадьбу близ почтовой станции на реке Ялма, заселив её крестьянами из «старорусских», т. е. исконно русскими крещеными людьми.

Часть крестьян оказалась в Ялме из отчей усадьбы в Болобонове. По этому не смотря на близость в двух верстах церкви Бортсурман, Ялма относилась к приходу села Болобонова.

Часть крестьян могла оказаться в Ялме из родительского имения молодой хозяйки, Александры Владимировны Шипиловой ( Жедринской), что находилось в Севастьяновке, в одном из ближних сел соседнего Васильевского уезда. Многие метрические записи событий семьи Ялменских Шипиловых встречаются в церкви с. Качалове. Наверняка многие крестьянские метрики там же .

К качаловскому приходу относилась и ещё одна деревня Шипиловых, Орловка, доставшаяся Александре Владимировне в наследство.

Возможно, крестьяне и от туда появятся в Ялме около 1860 года.

Но до того кто-то уже жил в Ялме с момента возникновения поселения, т е минимум десятью годами ранее.

«Старики говорили, что первыми жителями Ялмы были крестьяне, проигранные их прежним владельцем в карты.»

И фамилия неудачливого картежника сохранилась. Им был некто Гурьев, владелец маленькой деревеньки . Люди говорят, что проиграв всё , Гурьев продал или распустил всех своих крестьян, а сам подался в разбойники. Благо, что место для нового занятия далеко искать не пришлось- «большая дорога», Симбирский тракт, проходил совсем рядом. Укрывался после своих набегов Гурьев в ближайшем овраге, который и сейчас зовется Гурской Ямой.

Как бы очень кстати, в 5 верстах от Ялмы возле самого тракта имелось строение 19 в., называемое «этап». Оно состояло из двух отдельных «арестантских» помещений и сторожки при них- временное пристанище для коллег по ремеслу господина Гурьева, идущих этапом по печально известной «Владимировке». Примерно в этом месте Нижегородский тракт пересекался когда-то с Симбирским.

Чудесную легенду про «благородного», по происхождению, разбойника Гурьева поведали мне совсем недавно. Я в легенды верю, как правило, в них и правда скрыта доля истины. Только увидеть её непросто.

Для начало попытаемся понять » А был ли мальчик? »

Пока достоверного подтверждения существования мелкого помещика Гурьева нет. Но по факту:

1. Действительно существовали дворяне рода Гурьевых, и один из них был отмечен в соседнем Васильском уезде, в Воротынце.

2. Топоним местечка Гурская Яма существует по сей день, хотя мало кто помнит с чем или кем связано его название.

3. Есть письмо 1885 года, адресованное г-ном Аскалоном Труворовым своему другу С. Шипилову в Болобоново. Среди нескольких мест , которые упоминает Труворов, есть и Гурьев Враг (овраг*) . Он был ему зело интересен.

4. Вполне реальный документ межевания земель упоминает Григорьевскую или Гурьевскую пустошь.

«В XIV—XV веках в северо-восточной Руси, пустошь , урочище — запустевшие, заброшенные земли, на которых когда-то были земледельческие поселения, но откуда крестьяне ушли из-за разорения, вызванного феодальными войнами, набегами татар, неурожаями, голодом, болезнями.»

В случае запустения земель царь мог разделить их и отдать в пользование ближайшим владельцам дворянам.

В 1798 году её владельцем значится г-н Болобанов. А вот 1845 она поделена на 7 частей между ближайшими соседями помещиками, двое из которых болобоновские Шипиловы.

О насельниках не упоминается.

Так что есть повод считать, что легенда имеет под собой реальные основание. Григорьевское, Гурьевское могло существовать в любой более ранний период, включая времена Орды. О картах история умалчивает.

Оставим Гурьева и обратимся к более поздним временам Ялмы.

1859 год. В справочнике Артемьева читаем «Шипиловка (Ялма), деревня владельческая при рч. Ялме в 24 верстах по Симбирском тракту от уездного Курмыша.

Дворов в ней 21 (вместе с помещичьим). Проживает в деревне

85 человек мужского населения и 79 женского. (Всего 164 человека) . При деревне Почтовая станция.»

Так выглядела Ялма времен начала Шипиловский усадьбы.

Примерно с этого времени, почти 60 лет, жизнь деревни связана с хозяйкой имения Александрой Владимировной Шипиловой.

Строительство, заселение деревни, её развитие, жизнь и благополучие крестьян будут во многом зависеть от её решений.

«Несмотря на возраст это была ещё крепкая женщина. Юность её прошла при крепостном праве и некоторые черты того времени у неё сохранились.

Например, она знала родословную всех крестьян деревни, от стариков до детей. Многих из них она крестила, приходилось им крестной матерью.

Всех их она считала своими людьми. Называла в беседе примерно так — «Санька, Пелагеин сын».. «- вспоминают хозяйку усадьбы начала ХХв.

Усадьба и крестьянские дворы деревни располагались по левую сторону от тракта. Через дорогу стоял двухэтажный дом управляющего имением, латыша Якова Ивановича Акмина.

За» большой» дорогой была кузница с мастерской кузнеца, конюшни и каретный сарай, коровник, левада для лошадей.

А вот имен из того времени у меня нет. Если кто-то напишет о своих, буду благодарна.

Недавно один человек спросил, что меня связывает с Шипиловыми и Ялмой. Я ответила «Ничего».

Ничего и многое. Родом с Ялмы моя прабабушка Анна Захаровна Рогачева .

Настоящим подарком было увидеть в ялминских воспоминаниях Парийского строчку о ней, Анюте, и её сестре Маше , молодых горничных в доме Александры Владимировны, которые разискивали заигравшихся мальчишек к обеду.

Анна Захаровна умерла за два года до моего рождения. На память о ней мне досталась от бабушки смешная фраза «Чай готов. Извольте кушать » и старинная жестянка из дома Шипиловых, в которой женщины моей семьи уже больше ста лет хранят пуговицы. Может это единственный уцелевшей предмет, хранящий память о Ялменской усадьбе.

РS: Буду благодарна за любые замечания, комментарии, фотографии, дополнения и рассказы по теме «ЯЛМА».

Вот ведь какое дело. Только за ниточку потяни, а клубочек то и покатится.

Вообще считаю дружбу с Хистори делом мистическим. Погружаешься в тему, и неожиданно, уже без твоих усилий и поисков, начинает приходить информация. Только не ленись, бери.

Это уже не раз испытано.

Вот такое сейчас у меня происходит с помянутой намедне Гурьевской Пустошью.

Неожиданно для меня, вчера преподнесла моя удивительная Елена Аникина (она же «Шипилова») из своих запасников не один, а целых три старых архивных документа, упоминающих Гурьевскую Пустошь…( Какое же классное название для местечка !!! )

При не глубоком погружение в эти документы, посетила нас с ней одна удивительная мысль. Не буду её пока озвучивать. Нужно хорошенько вчитаться. Но если даже наша гипотеза не найдёт подтверждения, обещаю с вами ею поделиться.

Могу только сказать, что по прежнему не закрыла для себя тему «Ялма» .

Бонусом- несколько кадров из моих трех дней недома)

В кадре Ялма.

А Гурьевская Пустошь, будто потеряный Светлояр, пытается напомнить о себе, зовёт едва слышно. Не звоном, шелестом. «Пууу-сто-шшшшшь…»

Вслушиваюсь. .

«Кто обретёт перстень сей с древними знаками, тому откроются тайные тропы, земные источники, станет ведом язык зверей и птиц, земля поведает секреты свои.»

Ходила погулять. Как Данди Крокодил. Завтра снова жару обещают, а сегодня Страж Восточной башни делится своими молодыми ветрами.

Уже возвращалась назад. Вдруг, отколь ни возьмись, Лиса. Знакомая, старая. Старше меня. Та, что ещё моему деду для меня гостиницы с сенокосных ночных лугов передавала.

Поизнала меня.

Говорит » Здравствуй, Елена. Гостиницы для тебя передать мне уже совсем не с кем. Да и ты вон какая, большая, выросла. И шерсть у тебя, как и у меня, Старой Лисы, с проседью. Возьми гостинчик для своих мнучат. »

Я ей говорю, что внучат мне не нянчить, работать здесь за бетонной стеной с железными колючками до смерти. И внучата мои по другим бабкам разъехались.

» Ну тогда для девчонок своих возьми. Они совсем от лесных лугов-то оторвались. Химия аналитическая. Экология. ПЭК-шмэк.. .Пусть ягодку-то от меня съедят, сенокосные луга вспомнят, гостиницы мои, что я им в детстве передавала. Нельзя от земли-матушки отрываться. Заглядывай сюда. Бывай.. .»

И была такова.

Тень. НАТАЛЬЯ.

Я давно уже перестала пытаться разгадать свой старый сон, ему лет пятнадцать минуло.

Где я — не я, поднимаюсь над холодной свинцовой гладью Суры на берегу возле Козловки. И лечу над её водами в верх, вверх поротив течения, на юг. Вдоль безлюдных берегов, вдоль стены темного леса. Только бы силы хватило для полета. Только бы не свалиться в эту стылую воду.

Куда? Не знаю. Туда, куда зовет сердце. Где мне хорошо. Где дом….

…..

Наталья, отзовись. Расскажи что ты видела.

_ _ _ _

Ласточка, не садись на ворота —

Крылья черные свои поломаешь.

На моих воротах остры колья —

Сама знаю…

Милая, не летай под окошком,

Не дразни меня, и так больно.

Мне б с тобою улететь пташкой

На волю…

Ласточка, смотри, костры в поле!

Не по мне ли то горят травы?

Не по мне ли то звонят колоколы

Так рвано?

Знаешь, милая, в груди тяжко…

За воротами стоят люди.

Кто там едет в свадебной упряжке?

Да нелюбый!

Я с тобою со двора в поле.

Через поле к скалам да к морю.

Над водой взлечу тебе черной

Сестрою.

Буду песни петь как ты звонко

Будет хвост, как твой — двойной, тонкий

Забери меня с собой черной,

Да живою.

Живою…

Наталья Пакшина.

 

ЯЛМА 1900- 1854-1850…

Во-первых.

Огромная благодарность за «открытие» Ялмы и безвозмездную помощь другу проекта «Бортсурманы-Корни», ВЛАДИМИРУ БРЕДНИКОВУ.

Большое спасибо за помощь в переводе текста с рукописи в «цифру» , Ольге Plishina.

Ребята, огромное спасибо за неоценимую помощь и за то что вы есть)))

Теперь главное.

Дорогия ялменцы, рада сообщить, что в нашем распоряжение пофамильные списки жителей Ялмы за 1900 год (Исповедальная ведомость), а так же бесфамильные подворные списки жителей Ялмы за 1850 и 1854 год. (ИВ) прихода церкви села Болобоново.

Поскольку жителей Ялмы в то время совсем немного, то удалось связать бесфамильных крепостных из 1854 с фамилиями 1900 г.

Таким образом практически у всех жителей Ялмы в 1854 видны фамилии их Родов.

Благодаря этим документам удалось развеять сомнения и вопросы относительно исконного происхождения жителей Ялмы периода ее заселения (около 1840 года).

Подтвердилось бытовавшее среди местных предание, что «Ялма- выселок Болобонова».

Действительно , имена некоторых коренных жителей Ялмы ( род Рогачевых), удалось увидеть в более ранних ИВ 1822 г. села Болобонова среди крепостных крестьян господина А.П. Шипилова.

Эти ,уже зрелые в 1840-х годах люди с семьями, стали переселенцами из Болобонова в Ялму. Их руками заселялась и обустраивалась новая усадьба и деревня.

Согласно ИВ в Ялме 1854 года около 20 дворов ( не домов, а дворов, порой объединяющих несколько домов с живущими в них семьями родственников одного клана)

В 1900 году уже 44 двора с отдельными семьями.

Итак, если Вам интересны Ваши предки из д.Ялма с фамилиями

Архиповы

Бунаевы

Гордеевы

Емельяновы

Калеевы

Кляузовы

Кривовы

Кузнецовы

Куликовы

Меченовы

Рогачевы

Селе(ё)нкины

Синицыны

Старостины

Федотовы

Фомичевы,

я готова ответить на Ваши вопросы.

Отдельная огромная благодарность за «открытие» Ялмы и безвозмездную помощь , другу проекта » Бортсурманы-Корни», ВЛАДИМИРУ БРЕДНИКОВУ.

Большое спасибо за техническую поддержку,за перевод текста с рукописи в «цифру» , Ольге Plishina.

 

Деревня КОЗЛОВКА. Пильнинский район.

Что могу рассказать о нашей Козловке я, человек далёкий от этой деревни (около 6 км от Бортсурман) ?

Козловка — это Сура. И люди, что жили здесь, испокон веку кормились и жили этой рекой.

Что ни дом- то рыбак. Ботничек или лодка на цепи у берега.

Козловка- это самые богатые в округе сады. Огромные, урожайные. Сюда за яблоками впрок, на зиму, съезжался по осени народ издалёка, увозили ящиками и телегами, сдавали яблоки тоннами. Это дивная «золотая китайка», сквозь прозрачную кожицу которой можно было углядеть зернышки в медовой мякоти.

Ещё Козловка — это лесопилка на крутом берегу Суры. На моей памяти колхозная.

Козловка- это «чёртовы пальцы», останки вымерших 40 миллионов лет назад моллюсков, которые притаскивали в школу наши козловские мальчишки одноклассники. Неведомо на что они, но ведь «чёртовы»!)

Козловка- это судоходная в нашем детстве Сура, с проходящим по ней «Снегирем». И речники в Козловке были.

А почему же Козловка?

Местная легенда от стариков, думаю шуточная. Что де была некая барыня-сударыня. Как-то подымалась она по дороге от Суры в крутую горушку, по которой улица деревенская идёт. Так умаялась, что в сердцах бросила «по этой горе только козлам скакать!» и название к деревне приклеилось.

У меня на этот счёт своя версия.

Когда-то господин Пазухин построил на Суре на этом берегу единственную лесоторговую пристань. Более сотни лет, до середины прошлого века, гнали по Суре с верху, с Алатыря, плоты леса. Вытягивали плоты на пойменный заливной берег и весь сезон вели торговлю строевым лесом.

Доска намного дороже леса. Для распиловки брёвен строили огромные кОзлы, до 3 м. высотой и управлялись на них огромными «двурушными» пилами.

Думаю эти кОзлы, видные издалека, и могли дать название деревне.

В середине 19 века Козловка являлась пассажирской пристанью, где путешественники с речных пароходов могли пополнить запас еды в пути и отдохнуть.

Надеюсь узнать много интересных деталей от местных знатоков.

Жители Козловки, ещё без фамилий, перечислены в ИВ прихода Успенской церкви с. Бортсурманы за 1843 года, в 1854, и наконец уже с фамилиями в 1900 году.

Разнообразие фамилий небольшое. Поскольку все аборигены происходят всего из нескольких первоначальных семей- родов

Носковы,

Пронины,

Семёновы,

Таланцевы,

Шулаевы.

Без других вариантов.

Фамилии у членоа семей настолько одинаковые, что после 1900 года станут возникать более поздние фамилии у потомков одного рода.

Так появятся из Шулаевых Петрушины, Андреевы и др.

КОЗЛОВКА. Продолжение.

Когда выкладываю свои коротки «хроники», очень надеюсь, что кто то откликнется, расскажет что то свое. Увы, не часто такое происходит.

На этот раз повезло. Среди моих подписчиков в ВК есть уроженка деревни Козловка, Надежда Машкина. Вот каким сокровенным она поделилась со мной.

«Лена! Отвечаю, что знаю. Про кирпичный завод не слышала. Про усадьбы я тебе рассказала раньше – Бобоедов сад и дом на берегу Суры. Лесопильный завод был и до войны. Точно знаю, что мой дед Дмитрий Иванович Кондратьев был там главным. Я не знаю, какая у него была должность, может быть управляющий. Просто слышала, что перед самой войной было наводнение и уплыло с берега от завода много леса. Было возбуждено уголовное дело ( чуть не диверсия – сама понимаешь после 1937 года), и лишь чудо – множество свидетелей сохранили свободу и жизнь деду. На фронт он попал в 1942 году, до этого у него была бронь именно из-за его должности на заводе. Забрали его летом, а в сентябре 1942 года он погиб под Сталинградом.

Про промыслы. Мой дед Аким Шулаев имел большую семью, как он говаривал : «7 девок и сынок», а землю давали только на мужчин. И чтобы выжить он занимался предпринимательством — ездил по воде до Астрахани и привозил оттуда на продажу рыбу. Когда его спрашивали, не боишься ли ты утонуть, он отвечал: «Вот ты сидишь у меня в гостях на лавке. А ведь на ней мой отец умер. Не боишься?!»

Сады в Козловке были отменные.Главные сорта: белевая, антоновка, анис, медяная, боровинка.И конечно, китайка.

На Суре работала так называемая брандвахта.На ней работала моя мама до замужества.И многие козловские работали на ней..У меня есть фото, оно наверное есть и в других семьях.Мне кажется, это как раз работники брандвахты.Сначала ее перетаскивали по Суре с помощью буксиров, а потом она была самоходной.Я ее помню еще в 1972 году. На ней капитаном был Владимир Румянцев, женившийся на козловской девушке Лиде Петрушиной. Она работала вместе с ним. Сейчас они живут в Порецком.Еще с ними работала Тамара Таланцева.

Еще интересная история с пожаром. Надо выяснить точно в каком это было году. Спрошу у подруги, ее мама еще жива. Но сгорело очень много домов. Был сильный ветер и дома горели как спички. Мама рассказывала, что долго вспоминали у кого находится икона «Неопалимая купина», и когда ее нашли, положили между домами, и огонь затих. Пожар начался с дома Петрушиных, соседний дом моего деда, но пожар пошел в другую сторону. Наш дом отстояли. Еще мама рассказывала, что во время пожара спасали небогатые пожитки и из дома быстро вытащили большой сундук. После пожара его внести не смогли – не давал дверной проем, дед разбирал проем. А вот в горячках произошло невероятное.»

 

Мы в такие шагал дали, что не очень-то…»

С одной стороны наши субботние дали не такие уж и запредельные. Это не восхождение на Эверест, не глухая тайга и не северный полюс.

Цель маршрута 29.05.21- очередное село, Солониха.

О его уникальной достопримечательности мы услышали от Александрины , успевшей побывать там год назад . Сашин маршрут был более длинными и более комфортным, она ехала в Солониху со стороны «казанки», т. е. с трассы М-7.

Мы же решили пойти своим путем. И были уверены, что план наш выполним. Навигатор в помощь.

Спасское-Турбанка- Антоново- Солониха. Хотя это соседний Спасскиий район, но до места нашего постоянного гнездования, до Курмыша, рукой подать.

Часть маршрута через села в стиле «плохой асфальт».

А дальше навигатор повывел по проселочной дороге через засеянное поле, пойменные луга, вдоль петляющей где-то в зарослях реки. Когда Урга оказалась совсем рядом с дорогой мы вышли на её берег посмотреть, какая она.

Чем дальше в лес, тем сомнительнее дорога, готовая превратиться в непроходимую колею.

Только благодаря хорошей погоде и непоколебимости нашего бессменого пилота Сергея А. мы практически добрались…. мы добрались…. практически.. до конца пути. Закончился путь нашего автопробега на берегу той же Урги, соединенном с противоположным берегом лишь пешеходными «переходами». До цели маршрута осталось ещё 2 км. Или три.

Все могло бы так бесславно и закончиться, не повстречайся нам

на берегу добрый молодец, рыбак Богдан, отрок дет лет двенадцати от роду. Он согласился, аки помянутой тут же добрым словом Иван Сусанин, довести нас до села. А у всей нашей компании был случай вспомнить, кто были попутчики Вани Сусанина. Версии французов и шведов явили наше постыдное незнание истории. Правильными жертвами Ивана были поляки. Наш эрудит, Леночка Елена Аникина , не зря есть экспедиционный хлеб.

Меж тем за леском вместо села показался длинный Собачий луг. Потом ещё какое-то местечко, и лишь тогда появились вдали крыши первых домов… Единственная длинная улица села, на противоположном конце которого мы лишь на миг увидели то, к чему так упорно стремились.

Село очень живописное. По большей части застроено кирпичными домами разной величины и времени постройки.

Взятый для допроса «язык» Юрий поведал, что «у нас раньше в селе кирпич сами делали.. Неет, завода не было. Каждая семья сама делала. Если семья большая, народу в ней много, то за лето кирпич на дом заготавливали. Если семья небольшая, соседи помогали. Как обжигали? Так ямы делали для обжига специальные.. Года-то наверно 30-е.. Ну может которые и раньше. Я не помню, мне скоро только восемьдесят. Все время здесь живу.. А так уже большинство здесь дачники… «.

Добавлю немного из подслушанного в Спасском музее, что форма для ручной формовки кирпича называлась «лапотник». Почему? У меня только версия. Может уплотняли глину ногами , а может размером она была с мужской лапоть…

Собственно мы так и не ущнали внятной версии почему село названо Солониха. Со слов аборигенов в истории фигурировал некто, человек с похожей фамилией.

В нашем путешествии по селу нас спасли колонки с вкусной водой.

Примечательно, что на всем протяжении пути по селу, его главная достопримечательность оставплась совсем не видна.

Вот так, доверясь проводнику Богдану, теряя последние силы от жары и затяжного подъёма в гору, «шаркающей кавалерийской походкой» мы, таки, доплелись до цели нашего странствия.

Пока я не смогу поделиться с вами даже инетовской исторической справкой об этом храме. Позже восполню этот пробел.

То, что деревянный храм, даже в таком плачевно состояние, это уникальная редкость- понятно без слов.

Скажу пару слов о месте, где он стоит. Это настоящее место Силы.

Расположено на холме с огромным перепадом высоты с западной и северной сторон. Внизу луг рассеченнвй дугой тенистого русла Урги. И огромная лесная даль за ней до горизонта..

Фотографировали. Увы, в очередной раз убеждаюсь, как несовершенно простое фото.

Оно не передаёт царящей красоты пространства.

Это место может исцелять. Для этого достаточно немного времени, что бы успеть остановить бег своих мыслей, и, растворившись, стать частью этого простого и великого.

В заключение.

Несмотря на приличную физическую нагрузку вся наша разновозрастная компания осталась походом довольна.

Моя благодарность за путешествие «техническому исполнителю» Сергею Аникину, постоянному «идейному вдохновителю» Елене Аникиной, «группе поддержки» в лице Наиля и Марата.))

Цель маршрута 29.05.21- очередное село, Солониха.

О его уникальной достопримечательности мы услышали от Александрины , успевшей побывать там год назад . Сашин маршрут был более длинными и более комфортным, она ехала в Солониху со стороны «казанки», т. е. с трассы М-7.

Мы же решили пойти своим путем. И были уверены, что план наш выполним. Навигатор в помощь.

Спасское-Турбанка- Антоново- Солониха. Хотя это соседний Спасскиий район, но до места нашего постоянного гнездования, до Курмыша, рукой подать.

Часть маршрута через села в стиле «плохой асфальт».

А дальше навигатор повел по проселочной дороге через засеянное поле, пойменные луга, вдоль петляющей где-то в зарослях реки. Когда Урга оказалась совсем рядом с дорогой мы вышли на её берег посмотреть, какая она.

Чем дальше в лес, тем сомнительнее дорога, готовая превратиться в непроходимую колею.

Только благодаря хорошей погоде и непоколебимости нашего бессменого пилота Сергея (Сергей Аникин), мы практически добрались…. мы добрались…. практически.. до конца пути. Закончился путь неожиданно для нас на берегу той же Урги, соединенном с противоположным берегом лиш пешеходными «переходами». До цели маршрута осталось ещё 2 км. Или три.

Все могло бы так бесславно и закончиться, не повстречайся нам на берегу добрый молодец, рыбак Богдан, отрок лет двенадцати от роду. Он согласился, аки помянутой тут же добрым словом Иван Сусанин, довести нас до села. А у всей нашей компании был случай вспомнить, кто были попутчики Вани Сусанина. Версии французов и шведов явили наше постыдное незнание истории. Правильными жертвами Ивана были поляки. Наш эрудит, Леночка ( Елена Аникина) , не зря есть экспедиционный хлеб.

Меж тем за леском вместо села показался длинный Собачий луг. Потом ещё какое-то местечко, и лишь тогда появились вдали крыши первых домов… Единственная длинная улица села, на противоположном конце которого мы лиш на миг увидели то, к чему так упорно стремились.

Село очень самобытное (слово такое есть) . По большей части застроено домами красного кирпича, дома разной величины и времени постройки.

Взятый для допроса «язык» Юрий поведал, что «у нас раньше в селе кирпич сами делали.. Неет, завода не было. Каждая семья сама делала. Если семья большая, народу в ней много, то за лето кирпич на дом заготавливали. Если семья небольшая, соседи помогали. Как обжигали? Так ямы делали для обжига специальные.. Года-то наверно 30-е.. Ну может которые и раньше. Я не помню, мне скоро только восемьдесят. Все время здесь живу.. А так уже большинство здесь дачники… «.

Добавлю немного из подслушанного в Спасском музее, что форма для ручной формовки кирпича называлась «лапотник». Почему? У меня только версия. Может уплотняли глину ногами , а может размером она была с мужской лапоть…

Собственно мы так и не услышали внятной версии почему село названо Солониха. Со слов аборигенов в истории фигурировал некто с похожей фамилией.

В нашем путешествии по селу нас спасли колонки с вкусной водой.

Примечательно, что на всем протяжении пути по селу, его главная достопримечательность оставплась совсем не видна.

Вот так, доверясь проводнику Богдану, теряя последние силы от жары и затяжного подъёма в гору, «шаркающей кавалерийской походкой» мы, таки, добрели до цели нашего странствия.

Пока я не смогу поделиться с вами даже инетовской исторической справкой об этом храме. Позже восполню этот пробел. Надеюсь.

То, что деревянный храм, даже в таком плачевно состояние, это уникальная редкость- понятно без слов. Кровля самой церкви провалилась. Высится лишь колокольня.

Скажу пару слов о месте, где стоит храм. Это настоящее место Силы.

Расположено на холме с огромным перепадом высоты с западной и северной сторон. Внизу луг рассеченнвй дугой тенистого русла Урги. И огромная лесная даль за ней до горизонта..

Фотографировали. Увы, в очередной раз убеждаюсь, как несовершенно простое фото.

Оно не передаёт царящей красоты пространства.

Это место может исцелять. Для этого достаточно немного времени, что бы успеть остановить бег своих мыслей, и, растворившись, стать частью этого простого и великого.

В заключение.

Несмотря на приличную физическую нагрузку вся наша разновозрастная компания осталась походом довольна.

Моя благодарность за путешествие «техническому исполнителю» Сергею Аникину, постоянному «идейному вдохновителю» Елене Аникиной, «группе поддержки» в лице Наиля и Марата.))

И последнее….

Люди, страна моя… Что ж мы так не любим себя?!!!

Не ценим красоты, предками созданной?!!

О поиске…

Я писала неделю назад, что мои находки часто служат мне поводом для новых поисков, новых открытий и рассказов.

Иногда это касается конкретного предмета, иногда места.

Вот и на этот раз моя экспедиция в пустошь на месте сельца Федоровское осталась для меня не завершённой, поскольку кроме нескольких находок, названия местечка на старой карте, и некоторых собственных логических умозаключений, я ничего о сельце и его жителях не знаю.

Когда оно появилось, почему люди покинули эту землю, кто мог быть тот ребёнок, что более сотни лет назад держал в своих руках маленького пупса с выразительным личиком??….

Стояло сельцо рядом с Нижегородский трактом, который был до 30-х годов ХХ века самой короткой дорогой на Нижний Новгород из Курмыша. Он же являлся частью знаменитой каторжной «Владимировка» , пути из Москвы на сибирскую каторгу. Владимировка, минуя Курмыш, за Болобновым уходила направо- на тракт «Курмыш — Симбирск. Недалеко от поворота с Болобонова стояла у дороги арестантская ночлежка, пятистенок, дающий временный приют и отдых этапируемым каторжанам и их конвою.

Рядом с такой бойкой дорогой и находилось Федоровское, время заселения которого можно относить по находка монет, о которых я только слышала, ещё в Петровские времена. Ближайший от Федоровского лес, стоящий за бывшим трактом буквально в километре от сельца, через века сохранил за собой очень многозначительное название «БегАчево». Достаточно обладать скромной фантазией, что бы нарисовать картину кто, куда и почему пытался дать деру, укрываясь в оврагах этого леса….

Копать историю можно не выходя из дома. Нужны лишь другие метОды и инструменты. И мой недельный поиск принёс свои результаты.

1. Ищу упоминания сельца в любых документах в сети.

Не встречается ни разу.

2. Смотрю адрес календарь населённых мест Нижегородской губернии. На этот раз удача. Есть и название села и фамилия его бывших владельцев.

Это некий г-н Эрдман. Вроде где то встречался, а может нет. Столько имён пронеслось, или чинно проплыло, за это время передомной. Не исключено, что на одной из фотографий в соседней Масловке незнакомцами в гостях у Зыбиных могут быть соседи супруги Эрдман.

3. А где я могу узнать хоть что-то об Эрдман?

На форуме СВРТ. Снова пригодилась старая регистрация на форуме. Вечером написала письмо, а утром уже читала ответ от А. Эрдман.

«Здравствуйте, Елена.

Очень рада Вашему письму!!! Огромная Вам благодарность!!!

Уже несколько лет я ищу информацию по деревне Федоровка Васильского уезда. Это бывшее владение моих предков…

Кроме домов крестьян, там была усадьба с хозяйственными постройками и большой мельницей. Последняя информация у меня датируется 1917 г. На этот момент в усадьбе проживал семья из 12 человек.

Представляете, сколько человек жило!!! И все они пропали в неизвестном направлении. Я искала их в разных списках. И среди «лишенцев» тоже. Но, никаких сведений….

Мой предок Франц Фридрих фон Эрдман, Ординарный профессор Казанского университета, был приглашен преподавать в 1818 г.. После смерти его первой жены, в январе 1838 г. он женился на княжне Мышецкой Ольге Петровне (28 колено Рюриковичи, князья Черниговские). Некоторые земли в Нижегородской, Новгородской, Симбирской губерниях принадлежали князьям Мышецким из покон века. Деревня Федоровка и 64 душ крестьян перешла к Эрдманам, как приданое, после венчания. Зимой семья жила в Казани, а с весны до осени в поместье. После смерти профессора, семья жила зимой в г.Курмыш, летом в поместье. После женитьбы Владимира Федоровича, Ольга Петровна Эрдман (кн. Мышецкая) с младшей дочерью Софией Федоровной, переехала жить в С-Петербург к своим братьям кн. Мышецким. Когда женился Анатолий Владимирович, поместье стало расширяться и усовершенствоваться. Он построил на территории мельницу на керосиновом двигателе. В Курмыше открыл типографию… »

К слову о куколке. Самым младшим членом большой семьи Эрдман в 1918 году была трёхлетняя девочка Танечка.

» Наша Таня громко плачет… »

Вот такие страницы приоткрывает история, если потратить хотя бы немного времени и усилий.

Теперь пришло время для пункта номер 4. моего плана.

4. Всё что удалось узнать о Федоровском собрать в логичный рассказ и поделиться с вами.

И я уверена. Продолжение «Федоровское.Эрдман» следует.

5. А еще познакомилась с интереснейшей женщиной, Анастасией, которая восстановила историю своего рода практически с нуля, поскольку ужасный 1937 лишил ее обоих дедов.

А дальше все понятно, что происходит с семейной историей после 37-го…

 

Новое? Много «третьеваднишных» фотографий» — из позавчера. И пока эти кадры не потонули безнадёжно в прошлом, немного сохраню и откомментирую их для себя и для вас. Может кому то это будет интересно.

ОЖГИБОВКА

Село Пильнинского района. Совсем недалеко от районного центра, если добираться к нему полевой проселочной дорогой, укатанной сейчас колёсами авто до асфальтного блеска.

Но прежде чем добраться по этой дороге до Ожгибовки, придётся миновать дикие заросли справа от дороги, которые были ещё лет 50 назад соседним старинным селом Арщериха. Сейчас это ещё одна пустошь, селище.

Ащериха и Ожгибовка, были когда-то владельческими селами дворян Бобоедовых. Усадьба с домом была в Ащерихе. А приходская церковь, которая строилась и поддерживалась в том числе силами Бобоедовых, находилась в соседней Ожгибовке. В Ащерихе при усадьбе был превосходный фруктовый сад Бобоедовых, в который разводили лучшие сорта яблонь той поры. Яблоки из сада ещё на протяжение почти сотни лет баловали местный народ своим вкусным урожаем.

История семейства Бобоедовых времен Пугачева подробно описана близким родственником(?) Бобоедовых, Аскалоном Труворовым. Семейство чудом избежало казни от рук мятежников Пугачева благодаря заступничеству одного из крестьян из их же имения. В итоге крестьянин этот погиб при наступление правительственной войска. Но благодарный Бобоедов заказал поминать этого крестьянина вечно в стенах своей родовой церкви. Этой самой, что погибает сейчас в Ожгибовке.

Добавлю о селе, что по источнику в интернете некогда в Ожгибовке был найден самый большой в Нижегородской области золотой Ордынский клад монет . У села существует ранняя, дорусская, исторя татарского поселения.

Левашовка.Это уже соседний Спасскиий район. Хотя деревня всего в каких то 4-5 км от нашей Пильнинской Беловки, и на нашем, правом, берегу Урги. Левшовка в Курмышском уезде была не одна, своим названием деревни обязаны бывшим владельцам из рода Левашовых.

В этой я впервые. Заехали просто посмотреть, по пути, слишком долго откладывали визит сюда.

Ещё одна встреча с этой русской речкой с непонятным русскому уху монгольским названием. С монгольским? Да поди сейчас разбери, кто его подарил — тюркские предки наших местных татар, Ордынские монголы, господствовавшие здесь не одну сотню лет, или люди затерянного в прошлом и вовсе забытого племени. «Урга». С ударением именно на первую У.

Помните у Михалкова, «Урга-территория любви»? Здесь любовь теплится в трех оставшихся от деревни домах, добротой, относительно недавней, советской постройки. Капустное поля под нещадными лучами палящего солнца-как признак присутствия живого человека.

А рядом настоящий УжОс, символ всепожирающего запустения-джунгли из двух метровых непролазных зарослей борщевика. Он вырос и поглотил то, что было когда то улицей.

Не сфоткала, растворилась в моменте бытия и многое осталось за кадром. Ещё вернусь.

Я не знала, что эта дрянь ядовита и сухой. Осторожно побродила немного по вспашке среди сухих, перебитых плугом, палок мёртвого борщевика и обломков старинного кирпича. Обломки бывших крестьянских домов. Левашовка подарила копеечку Александра II. Благодарю.

 

В кадре тихая, чистая, печальная в своей покинутости Урга.

Братцевка.

В стороне от дорог. Всегда тихая, затерянная среди русских просторов деревенька. Сергачский район Нижегородчины.

Здесь когда-то родилась моя мама. Здесь жили большие семьи, потомки больших семей, которых потом раскидало по разным местам страны.

У моей мамы я когда-то насчитала 54 человека двоюрный братьев и сестёр по отцовской и материнской стороне. А сколько нас, их потомков, не сосчитать.

Сейчас в Братцевке не наберётся и десятка изб, где люди живут постоянно. Летом улица немного оживает. Приезжают дачники- дожившие до пенсии счастливчики и их дети.

А вчера наезжали в Братцевку гости.

Собрались потомки одного из Родов. Внуки, правнуки, пра-пра внуки, пра-четыре раза-внуки

ЯКОВА ФЁДОРОВИЧА и супруги его АННЫ (отчество её затерялось) ПИГАЛЕВЫХ.

Встречал гостей хозяин дома Сергей Пигалев (правнук Якова).

Стол получился хлебосольный, как водилось в Братцевке на престольные праздники во все времена. Сестрицы — стряпухи все не с пустыми руками. Как в давнем детствем на столе исконные пироги, неповторимый лапшенник, «погребные» разносолы.

Обнимались, целовались, поминали Якова с Анною и всех детей их, которые нам дали жизнь. Прятали нечаянные слезы. Радовались, что наши дети здесь. Что будут знать друг друга.

Род- это запас прочности.

Договорились, порешили, что встречу надо сделать ежегодной.

Престольный праздник, Владимирская, приходится на Петровский пост. Вот и решили встречаться после Петрова дня. В первую после 12 июля субботу.

До встречи через год.

Будьте здоровы, РОДные.

 

Низовка.

Путешествие одного дня.

Автор идеи и её исполнитель Елена Аникина.

Поскольку в компанию вылилось совсем юное поколение,Максим и Марат, то девиз дня «дети должны что-то посмотреть».

Представляю как достанется по полной внукам Лены и Сергея, когда они появятся на свет и попадут в цепкие руки предков.

На этот раз, после долгих обсуждений, выбрали не длинный маршрут. В 44 км от Курмыша в соседнем Спасском районе притаилось старое село Низовка с каким-то удивительным храмом, который надо бы увидеть. Замечу, что каждый из виданных нами за множество маленьких странствий храмов, по своему чем-то примечателен и безусловно удивителен.

Наслышаны, что этот храм входит в маршруты некоторых местных нижегородский туристических троп. А что ещё можно увидеть у нас? Как говорят заграничные туристы о России — «Много-много разных церквей».

Жаль, что даже местные жители зачастую ничего внятного об истории своего храма рассказать не могут. Бабушка, которую остановили в качестве «языка», оч спешила. Сказала, что участвует в жизни церкви. Что время от времени средства на восстановление храма собирают среди жителей села. А кто строил храм-того не знает. «Я ещё маненькой была, не помню»

Скудная информация из инета почерпнуть трудами той же, нашей Елены Аникиной. Если наврали-знатоки поправьте.

Храм построен в 1822 году, освящен во имя архистратига Михаила. Село когд-то было поделено между двумя владельцам, один из которых с незнакомой фамилией, второй запомнился своим титулом, князь Васильев. За этот титул мы ему «присудили» звание храмостроителя, хотя можем и ошибаться. Храм огромный. Строительство его явно стоило в свое время огромных денег. Возвышается своей громадой на самом краю огромного холма, словно споря с самим названием села «Низовка». (НизОвка ). Внизу, под склоном петляет вдоль села совсем узкая, похожая скорее на ручей, Урга. Разлитое золото зреющих полей с проселочной дорогой, уходящей куда-то вдаль, за горизонт, погружают в состояние «безвременья». Вид этот мог быть таким и 50, и 100, и 200 лет назад.

Но есть черта между временами. Проложена жесткой рукой.

Перед алтарем церкви стоит поминальный крест новомученикам за веру. И здесь не обошлось без крови…

И время стало другим.

Хронос обернулся Кроносом, пожирающим детей своих.

На будущий год этому храму исполнится ровно 200 лет.

Село Старинском, Пильнинский район 6.08.21.

Без точных дат и исторических справок.

Село старое. Храм в нем не первый. Ещё в начале позапрошлого, 19-го века, прежняя сельская церковь настолько обветшала, что затеяли строительство нового храма. В это время случившийся очередной пожар пожег всю улицу села вместе со старой церковью, и уничтожил новый, уже почти достроенный храм.

После пожара на прежнем месте церковь ставить не стали, а перенесли её поодаль от пожарища и построили в камне.

Уже не в первый раз здесь.

И каждый раз что-то новое не столько во вне, сколько внутри себя самой.

Это понятно. Поток в постоянном движение…

Что же на этот раз?

Красота расстилающихся перед глазами сельских просторов сквозь разбитые оконные проёмы. Смутные очертания Сил Небесных, покидающие стайкой и по одиночке нас, земных и грешных, сквозь пробитые храмовые своды вместе с Благодатью …

Пока я бродила по опустошенному храму мои спутники расспрашивали взятую в качестве языка бабулю.

«Я с рождения тут живу… Усадьба где была? А вон там. На её месте колхоз поставили, он там и сейчас, колхоз… А церковь нашу смотреть комиссия целая приезжала. Сказали:» Церковь у вас хороша, крепка, и фундамент у ней хороший. Можно восстановить. »

Только нам это никому ненада…»

Единственное, едва уловимое движение в опустевшем храме. Над грудами битого кирпича и над кроваво-красными капелями созревающей бузины, в тишине, под уцелевшим ясным сводом чуть заметно раскачивается от тёплого летнего ветерка уцелевшая цепь паникадила.

И снова попутешествуем по Воротынскому району.

Сёл и деревень под названием Осинки немало по стране, есть такие и в Нижегородской области.

Село Осинки в Воротынском районе раскинулось вдоль бывшего Казанского тракта. Он когда- то проходил по главной улице этого села.

Расположено село в 4 км севернее Воротынца, на нынешней дороге Воротынец- Фокино. Осинки, как и Воротынец в свое время принадлежали графу Головину. Поэтому и церковь в селе уменьшенная копия воротынского храма.

Откуда ни взгляни: с востока, с запада, с юга, — осиновская церковь видна как на ладони. Умели же наши предки выбирать место для Божьего храма. Он точно маяк среди житейского моря зовет к себе заблудшего путника.

Каменный двухпрестольный храм в честь Нерукотворного образа Спасителя и Покрова Пресвятой Богородицы был построен в 1840 году.

Храм в Осинках закрыли позже, чем в других селах округи, — лишь в 1939 году.

В период гонений на Церковь, председатель местного колхоза Ананий Иванович Липин не дал разрушить храм, приказал разместить в нём зерновой склад.

Вновь храм в честь Нерукотворного образа Спасителя открыли только в 1992 году. Кстати, улицы в Осинках носят названия бывших помещиков, которые в свое время на них жили.

По материалам книги А.М. Дюжакова «Святыни земли Воротынской».

Обсуждаем: «Осинки, как и Воротынец в свое время принадлежали графу Головину. Поэтому и церковь в селе уменьшенная копия воротынского храма».

Осинки после 1720 г. принадлежали Демидовым и их потомкам. В конце 18 века село принадлежало Аммосу Прокофьевичу. Его дочь Наталья, в замужестве Мещерская, владела частью села. еще одна часть Осинок принадлежала сыну Петру. После того, как мужская линия прервалась, село принадлежало родственникам по женской линии — Киреевским.

Именно отсюда и происходят названия осиновских улиц: Мещерская, Петровская, Киреевская.

Храм в Осинках — не копия воротынского, а его «собрат» по стилю. Классицизм — он и в Осинках, и в Быковке, и в Белавке, и в Воротынце, и в Васильсурске всё тот же классицизм.

Александр Александрович Касьянов родился 18 (30) августа 1891 г. в с. Болобоново Курмышского уезда Симбирской губернии (ныне Пильнинский район Нижегородской области). В 1909 г. А.А. Касьянов окончил Нижегородскую гимназию и частную музыкальную школу В.М. Цареградского, поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского Императорского университета. В Санкт-Петербурге на него большое влияние оказали встречи с композитором М.А. Балакиревым и участие в «музыкальных четвергах» в доме Д.В. Стасова. Осенью 1911 г. А.А. Касьянов поступил в Санкт-Петербургскую консерваторию, которую окончил в 1917 г.

Летом 1918 г. А.А. Касьянов возвратился в Нижний Новгород, где началась его творческая деятельность: он написал 10 песен-романсов на революционные тексты к 1-й годовщине Октябрьской революции, выступал перед рабочей аудиторией как лектор и пианист, оформлял спектакли драматического театра. В этот период он преподавал в Нижегородской народной консерватории, в 1921—1924 гг. занимал пост директора музыкального техникума. С 1924 по 1948 г. возглавлял музыкальную часть Горьковского драматического театра. В 1939 г. в Горьковском театре оперы и балета была поставлена его первая опера «Степан Разин». В годы Великой Отечественной войны написанные композитором патриотические песни исполнялись в передвижном эстрадном театре «Снайпер». В 1951 г. стал первым председателем Горьковского отделения Союза советских композиторов СССР. А.А. Касьянов — автор опер «Фома Гордеев» (1946 г.) и «Степан Разин» (1953).

Председатель Союза композиторов СССР Т.Н. Хренников в статье «Всеобщее признание», опубликованной в газете «Горьковская правда» от 28 декабря 1976 г., писал об А.А. Касьянове: «К какому бы жанру ни обращался Александр Александрович, все созданное им отмечено печатью большого таланта. Однако прежде всего он — оперный композитор. Созданные Касьяновым „Степан Разин“, „Фома Гордеев“, „Ермак“ — это наша национальная гордость… Но композитор очень требовательно относится к себе и своему творчеству. Он неустанно шлифует свои оперы, совершенствует их драматургию, приближает их к требованиям сегодняшнего дня».

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Mission News Theme by Compete Themes.
Яндекс.Метрика