Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Марьина Роща. Воинский мемориал морякам-подводникам горьковчанам-нижегородцам

Last updated on 23.09.2021

Нижегородская область

Город Нижний Новгород

Советский район

Великая Отечественная война (1941 -1945 )

Основные информационные источники, использованные для создания научно-исследовательского комплекса информационных блоков-персоналий «Марьина Роща. Воинский мемориал морякам-подводникам горьковчанам-нижегородцам»:

Мемориал, сооруженный в Марьиной Роще по инициативе Совета ветеранов Великой Отечественной войны моряков-подводников — краснофлотцев, призыва 1941 года (руководитель В.И.Шапошников, при активном участии Нижегородского регионального фонда «Будущее флота»), на четырех памятных плитах 140 фамилий;

ОБД «Мемориал»;

Общедоступный электронный банк документов «Подвиг народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг»;

Материалы Центрального архива Министерства обороны РФ;

Сайт – «Солдат»;

Сайт — «Вечная память павшим, слава героям живым»;

Сайт — Свободная энциклопедия «Википедия»:

Сайт — Военное обозрение;

Сайт — О подлодках и подводниках 1941-1945;

Сайт — Великая Отечественная — под водой. Истории подводных лодок. КБФ: Щ — 304; 305; 306; 308; 311; 317; 322; 323; 324; 405; 406. С — 3; 4; 5; 6; 7; 8; 9; 12. М — 78; 95; 97; 103. П — 1; 2. ПЛ «Калев». СФ: Щ — 102; 103; 401;; 403; 422. К: — 1; 2; 3; 22. С — 55. М — 172; 173; 174. Л — 20. В — 1. Д — 3. ТФ: Л- 16; 19. М- 49; 63. ЧФ: Щ-203; 204; 211; 212; 213. Д-4; 6. Л — 23; 24. М-33; 34; 51; 60. ТС-2. С-32; 34. Плавбаза подводных лодок «Нева»;

Сайт — Моряк. Елена Нарушевич. История подводной лодки М-78;

Сайт — Форум поисковых движений. Тихоокеанский флот. Гибель подводных лодок М-49 и М-63, август 1941г.;

Сайт — Черноморский Флот. Информационный ресурс KCHF.RU. История подводной лодки М-58 ;

Центральный Военно-Морской портал. За погружением — всплытие.

 

Плиты № 1и № 2. Краснознамённый Балтийский флот.

Подводная лодка «Калев». Погибший экипаж — 38 человек. Командир — капитан-лейтенант Ныров Борис Алексеевич.

Агеев К.И.

Агеев Константин Иванович. 1916 года рождения. Место рождения — Нижегородская область. Призван в ВМФ Пучежским РВК (или Горьковским ГВК), Горьковская область в 1938. Старшина 1-й статьи. Старшина группы трюмных машинистов. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — Подводная лодка «Калев», 2-й дивизион подводных лодок, 1-ябригада подводных лодок, Краснознамённый Балтийский флот. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами в период с 01.11.1941 по 01.12.1941 (так в документах ЦАМО). Похоронен — Балтийское море.

Награждён — медаль «За отвагу»

Назаров В.М.

Назаров Виктор Михайлович. 1920 года рождения. Место рождения — г. Нижний Новгород. Образование. Призван в ВМФ Октябрьским РВК, г. Ленинград в 1939. Старший матрос (старший краснофлотец). Член ВЛКСМ. Старший моторист Последнее место службы — Подводная лодка «Калев», 2-й дивизион подводных лодок, 1-я Бригада подводных лодок, Краснознамённый Балтийский флот. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами в период с 01.11.1941 по 01.12.1941. Похоронен — Балтийское море.

История ПЛ «Калев».

«Ка́лев» — эстонская, позднее советская подводная лодка, построенная в 1936 году в Великобритании по заказу эстонского правительства, головной корабль типа «Калев».

Войну ПЛ «Калев» и аналогичная ПЛ «Лембит» встретили в Либаве в составе третьего дивизиона первой бригады подводных лодок Балтийского флота. 23 июня лодки перешли в Виндаву. В полночь 25 июня «Калев» в составе группы с «Лембитом» и «С-7» в сопровождении большого тральщика «Фугас» и двух катеров типа «морской охотник» прибыли в Усть-Двинск. Ещё через несколько дней эта группа прибыла в Кронштадт.

22 июня «Калев» получил первое боевое задание — установить мины на фарватерах Виндавы и Либавы, после чего нести службу в районе маяков Овизи и Ужава. 8 августа «Калев» в сопровождении тральщиков и «МО» вышел в море из Таллина. При этом тральщиками было обнаружено и уничтожено пять вражеских мин.

В районе минной постановки экипаж «Калева» несколько дней наблюдал за движением судов противника, после чего 13 августа была произведена минная постановка (10 мин в трёх банках: 3, 3, 4 мины).

18 августа произошёл безрезультатный контакт с конвоем из двух транспортов в сопровождении торпедных катеров. 21 августа «Калев» вернулся из похода на базу в Таллин.

28 августа вышел из Таллина в составе группы военных кораблей Балтийского флота, перебазирующихся в Кронштадт. Лодка «C-5», шедшая впереди «Калева», подорвалась на мине, в результате чего «Калев» отстал от основной группы кораблей, оставшись с транспортами и малыми судами под атаками фашистской авиации. В результате одного из налётов осколком был ранен командир. После прибытия в Ленинград подводники своими силами провели ремонт лодки.

В конце сентября с «Калева» списали группу моряков для службы в других частях. В их числе убыли все старшины-эстонцы, позже вошедшие в состав 249-й эстонской стрелковой дивизии. Главный старшина Н.А.Трифонов с «М-93» занял место боцмана, а старшина 2-й статьи Г.И.Посевкин с погибшей на мине «С-5» стал новым командиром отделения трюмных. В экипаже лодки служили представители пяти республик СССР. Пять подводников были кавалерами орденов и медалей. В начале войны это была большая редкость.

15 октября готовый к новому походу «Калев» перешёл в Кронштадт. Лодка получила особое задание: произвести высадку диверсионной группы из трёх человек со снаряжением и радиостанцией в бухте Ихасалу-лахт в 30 километрах от Таллина. После этого «Калев» должен был вести боевые действия в Финском заливе, выявляя маршруты немецких судов в Таллин, вести минные постановки и торпедные атаки на правах неограниченной подводной войны.

27 октября, за несколько часов до отправления в поход, на «Калев» прибыла разведгруппа в составе двух мужчин и одной женщины. Их имена держались в секрете. Женщина ранее была эстонской учительницей, в поход шла в качестве радистки. Один из мужчин в прошлом был эстонским матросом и хорошо знал побережье.

29 октября «Калев» миновал остров Гогланд, после чего на связь выходить перестал и сигнала о постановке мин не передавал.

А.М.Матиясевич, командир «Лембита», в своих мемуарах написал, что разведгруппа выходила на связь, что означает успешно проведённую высадку[2]. Послевоенные анализы и сопоставления фактов привели к выводу, что «Калев» подорвался на мине и затонул к западу от острова Найсар 1 ноября 1941 года, а разведгруппа на связь так и не вышла[3]. По официальной версии подводная лодка пропала без вести».

Подводная лодка М-78 (экипаж — 16 человек. Командир — старший лейтенант Шевченко Дмитрий Леонтьевич)

Березин А.М.

Березин Александр Михайлович. 1919 года рождения. Место рождения — г. Нижний Новгород. Образование — 7 классов. Работал токарем на заводе № 92 (Горьковский машиностроительный завод). Призван в ВМФ Кагановичевским РВК, г. Горький 13.04.1939. Старший матрос (старший краснофлотец с 14.01.1941). Старший моторист (с 14.01.1940). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — Подводная лодка М-78, 4-й дивизион подводных лодок, 1-я бригада подводных лодок КБФ. «Погиб в бою за Родину 23.06.1941». Похоронен — Балтийское море.

История ПЛ «М-78»

«Подводная лодка VI-бис серии проекта «Малютка». Заложена 20 марта 1934 года на заводе № 196 (Судомех) в Ленинграде. Строительный номер 62/301. 21 марта 1936 года подводная лодка спущена на воду и 25 июня 1936 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

По приказу командира Лиепайской военно-морской базы двум подводным лодкам – М-77 и М-78 надлежало перейти в Усть-Двинск. Они вышли из Лиепаи в ночь с 22 на 23 июня 1941 года в надводном положении и без какого-либо прикрытия или охранного сопровождения. Лодки шли на небольшом расстоянии друг от друга. Впереди шла М-78.

Рано утром, примерно в 6 часов, когда лодки находились как раз напротив Виндавы (Вентспилса), лодка М-77 срочно погрузилась в воду, так как в небе появились немецкие самолеты. М-78, скорее всего, продолжала двигаться в надводном положении. В 6.36 на М-77 услышали сильный взрыв и предположили, что М-78 подорвалась на мине.

До самого конца войны истинная причина гибели подлодки М-78 оставалась невыясненной. Считалось, что она либо подорвалась на мине, либо была уничтожена с воздуха самолетом Люфтваффе.
Однако спустя какое-то время достоянием гласности стал доклад командира немецкой подводной лодки U-144 фон Миттельштадта о том, что в этот же день, в это же время и в этом же районе он торпедировал советскую подводную лодку. По свидетельству Дениса Лапина, эта версия подтверждается и другими источниками.
Уже в наше время после сопоставления всех данных к такому же выводу пришли и российские историки. По их мнению, подводную лодку М-78 следует считать погибшей в результате попадания в нее торпеды, выпущенной немецкой субмариной U-144. Разрушения были настолько велики, что лодка мгновенно затонула…

В 1999 году совместной латвийско-шведской экспедицией корпус лодки был обнаружен на глубине 60 метров в 9 милях от Вентспилса».

Подводная лодка С-4. Погибший экипаж — 48 человек. Командир — капитан-лейтенант Клюшкин Алексей Александрович)

Благодарящев М.А.

Благодарящев Михаил Александрович. 1921 года рождения. Место рождения — дер. Слободское, Работкинский (Кстовский) район, Нижегородская область. Образование — 3-й курс техникума. Призван во ВМФ Сталинским РВК, г. Горький, Сталинский район 01.12.1941. Прошел подготовку на моториста. Прибыл в 1-й Балтийский флотский экипаж 24.06.1942. Зачислен для прохождения службы на ПЛ С-4 01.06.1943. Старший матрос (старший краснофлотец). Моторист. Член ВЛКСМ с 1939. Последнее место службы — подводная лодка С-4, 1-й дивизион подводных лодок, База подводных лодок, Краснознамённый Балтийский флот. Похоронен — Балтийское море.

Мать — Благодарящева Инна Фёдоровна.

Награждён медалями — «Ушакова», «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда».

Захаров Н.И.

Захаров Н И. 1921 года рождения. Место рождения — дер. Солово, Городецкий район, Нижегородская область. Образование. Призван в ВМФ Автозаводским РВК, г. Горький. Последнее место службы — ПЛ С-4. Погиб в 1945. Похоронен — Балтийское море.

Мать — Захарова Анна Николаевна. Вдова — Захарова.

Зинцов С.М.

Зинцов Сергей Михайлович. 1919 года рождения. Место рождения — дер. Токариха, Ветлужский район, Нижегородская область. Образование. Призван в ВМФ неизвестным РВК. Старший лейтенант. Командир БЧ-1. Член ВКП(б), партбилет №6662249. Последнее место службы — ПЛ С-4. Погиб в 1945. Похоронен — Балтийское море.

Награждён — медаль «За оборону Ленинграда», орден «Красной Звезды».

Мать — Зинцова Мария Павловна. Вдова — Ковальчук Антонина Мефодьевна.

Киселёв И.В.

Киселёв Илья Васильевич. 1922 года рождения. Место рождения — д. Садомово, Воскресенский район, Нижегородская область (в других документах ЦАМО — г. Горький). Образование — 9 классов. Призван в ВМФ Свердловским РВК, г. Горький. Матрос (краснофлотец). Торпедист. Беспартийный. Последнее место службы — ПЛ С-4. Погиб 30.04.1943 (или в период с 25.05.1943 по 31.05.1943; или 12.06.1943) «во время несения вахты, при взрыве аккумуляторной батареи». Похоронен — Смоленское кладбище, г. Ленинград.

Колтовский И.Т.

Колтовский Иван Тимофеевич. 1925 года рождения. Место рождения — село Рубашевка, Садовский район, Воронежская область. Образование. Призван в ВМФ Красноводским РВК, Грузинская ССР. Матрос (краснофлотец). Электрик. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-4. Погиб в 1945. Похоронен — Балтийское море.

Мать — Колтовская Фёкла Ефимовна.

Колясов М.С. — на памятной плите отсутствует.

Колясов Михаил Степанович. 1919 года рождения. Место рождения — село Ачка, Сергачский район, Нижегородская область. Образование. Призван в ВМФ Кагановичским РВК, г. Горький. Старший матрос (старший краснофлотец). Трюмный. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-4. Погиб в 1945. Похоронен — Балтийское море.

Награждён — медаль «Ушакова», медаль «За оборону Ленинграда».

Отец — Колясов Степан Степанович.

История ПЛ С-4.

«Дизель-электрическая торпедная подводная лодка серии IX-бис, С— «Средняя» . Заложена 3 января 1936 года на заводе №189 под стапельным номером 277 и литерным обозначением «Н-4» как головная лодка серии IX-бис. Спущена на воду 17 сентября 1936 года, вступила в строй 27 ноября 1939 года под командованием Д.С.Абросимова (назначен в июле 1938 года).

Участвовала в советско-финляндской и Великой Отечественной войне: после перебазирование флота из Таллина в Кронштадт 28-29.8.1941 совершила 6 боевых походов, потопила 4 (в том числе 10.8.1941 — «Кайя», 12.10.1944 — «Терра», 13.10.1944 — «Талата») судна и повредила транспорт «Райнтом».

В свой последний поход «С-4» отправилась 24 ноября 1944 года. В базу она не вернулась. 14 декабря в 13 милях западнее маяка Акменрагс субмарина атаковала конвой и по докладу командира повредила транспорт из его состава. Возможно, был неудачно атакован минный заградитель «Амерланд». До конца месяца в атаки подводная лодка больше не выходила, зато сама несколько раз становилась целью для германских «U-ботов». Вечером 1 января 1945 года «С-4» в последний раз вышла в эфир. Командир субмарины докладывал, что результатом патрулирования подводной лодки стала гибель одного судна противника, и она продолжает действия. Неразборчивая работа радиостанции, якобы принадлежащей «С-4», принималась находившейся в Хельсинки плавбазой «Иртыш» 7 и 18 января.

Подлодка погибла в ночь на 5 января 1945 года (4 января 22.45 по Берлину или 5 января 00.45 по Москве) примерно в 11 милях западнее мыса Брюстерорт (Таран) в точке 54°56′ с.ш./19°39′ в.д. (по другим данным 55°01′ с.ш./19°40′ в.д.). Германский миноносец «Т-3» в паре с «Т-8» сопровождавший транспорт «Вольта» из Готенхафена в Либаву в условиях плохой видимости на дистанции 100 м обнаружил прямо по курсу всплывшую советскую подлодку. Не теряя времени, корабль на скорости 15 узлов таранил субмарину; удар пришелся непосредственно за рубкой. После погружения подлодки миноносец несколько раз прошел по этому месту, сбросив в общей сложности 20 глубинных бомб.

В 2013 году в районе мыса Таран сотрудниками калининградского музея Мирового океана была обнаружена затонувшая субмарина.

В 2014 года она была идентифицирована как подводная лодка С-4. Летом 2014 года остов «С-4» был найден Клубом исследователей Музея Мирового океана при содействии Западного филиала Госакваспас МЧС России и кораблей Балтийского флота. В ходе обследования выяснено, что корпус подлодки со значительными повреждениями лежит на глубине 72 м с небольшим креном на левый борт. Значительная часть легкого корпуса в кормовой части разрушена, ограждение мостика отсутствует, кормовое орудие сорвано со своего места и лежит на верхней палубе. Все люки задраены, перископ опущен, горизонтальные рули в нейтральном положении, вертикальный руль в положении «прямо». За кормой погибшей субмарины нашли несколько неразорвавшихся глубинных бомб.

Место гибели субмарины ВМФ СССР С-4 получило официальный статус воинского захоронения, К подводной лодке спустились водолазы из «Клуба подводных исследований», закрепившие на ее рубке памятную табличку с именами погибших моряков.

«Этот документ официально подтверждает статус памятного места Великой Отечественной войны, — отметили в пресс-службе Западного военного округа по Балтийскому флоту. — С этого момента координаты гибели подводной лодки С-4 будут нанесены на все морские навигационные карты, а военные корабли и суда, проходящие этот район, будут приспускать военно-морской флаг и отдавать воинские почести».

Работы по идентификации подводной лодки проводились на глубине 72 метров с использованием глубоководных аппаратов Балтийского флота. По архивным данным, субмарина погибла 4 января 1945 года – ее протаранил, а затем потопил глубинными бомбами немецкий миноносец Т-33 в акватории Балтийского моря».

Подводная лодка С-3, 1-я бригада подводных лодок. Экипаж подводной лодки С-1 — 40 человек, погибший 25 июня 1941 на ПЛ С-3 . Капитан ПЛ С-1 — капитан 3-го ранга Морской Иван Тихонович.

Бобинов В.В.

Бобинов Виктор Валентинович. 1919 года рождения. Место рождения — дер. Каменки-Никольские, Бгородский район, Нижегородская область. Образование — 8 классов. Токарь. Работал на Горьковском заводе им. В.И.Ленина. Призван в ВМФ Ждановским РВК, г. Горький. Матрос (краснофлотец). Моторист (с 03.10.1940). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-1. Погиб «в бою за Родину 23(или 25).06.1941». Похоронен — Балтийское море, увековечен — г. Балтийск, Калининградская область.

Зиновьев А.В.

Зиновьев Александр Владимирович. 1919 года рождения. Место рождения — село Семеть, Кстовский район, Нижегородская область. Образование — 5 классов. Токарь. Работал на горьковском машиностроительном заводе № 92. Призван в ВМФ Кстовским РВК, 15.09.1939. Старший матрос (старший краснофлотец). Кок (с 16.06.1940). Беспартийный. Служил — Кронштадтский полуэкипаж. Последнее место службы — ПЛ С-1. Погиб в бою за Родину 26.06.1941. Похоронен — Балтийское море, увековечен — г. Балтийск, Калининградская область.

Никуличев Е.А.

Никуличев Евгений Арефьевич. 1920 года рождения. Место рождения — дер. Б.Колоногово, Одинцовский сельский Совет, Балахнинский район, Нижегородская область. Образование — 7 классов. Токарь. Работал на Горьковском заводе «Красное Сормово». Призван в ВМФ Сормовским РВК в 1939. Матрос (краснофлотец). Рулевой. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-1. Погиб в бою за Родину 26.06.1941. Похоронен — Балтийское море, увековечен — г. Балтийск, Калининградская область.

Старостин П.В.

Старостин Пётр Васильевич. 1915 года рождения. Место рождения — посёлок Кашино, Нижегородская область. Образование — 6 классов. Модельщик. Работал на Горьковском заводе им. В.И. Ленина. Призван в ВМФ Лысковским РВК в 1938 (или в 1937). Старшина 2-й статьи. Командир отделения трюмных. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-3. Погиб в бою за Родину 26 (или 25).06.1941 (по другим документам ЦАМО — пропал без вести; находясь в плену, умер 31.10.1943). Похоронен — Балтийское море, увековечен — г. Балтийск, Калининградская область.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 07.02.1940 награжден орденом «Красная Звезда».

История ПЛ С-1.

«Начало Советско-финской войны 1939—1940 годов подводная лодка «С-1»встретила под командованием капитан-лейтенанта А.В.Трипольского в составе 13-го дивизиона 1-й бригады подводных лодок. 28 ноября лодка вышла в море, 29 ноября ею был получен сигнал о начале боевых действий, однако он не был понят из-за отсутствия таблицы условных сигналов. 1 декабря лодку в надводном положении заметили с крейсера «Киров». Опознавательный сигнал с C-1 был передан не сразу, что чуть было не привело к стрельбе по ней. 2 декабря лодка вернулась на базу в Таллин, а 3 декабря, пополнив запасы, вышла в боевой поход. 10 декабря подводная лодка «С-1» обнаружила немецкий транспорт «Больхайм» (3 324 брт), следовавший с грузом целлюлозы для Финляндии. После безрезультатного пуска торпеды ПЛ всплыла и открыла артиллерийский огонь. После пяти выстрелов в 100-мм орудии заклинило снаряд, однако все предыдущие четыре снаряда попали в цель, поразив транспорт в носовую часть, в корму, а один из снарядов накрыл мостик, убив радиста и ранив капитана. Экипаж покинул судно, а С-1 дважды попыталась добить «Больхайм» торпедой. Одна из торпед сошла с курса, а другая прошла под килем судна. Тогда огнём из 45-мм орудия транспорту были нанесены повреждения в области ватерлинии, после чего С-1 покинула район атаки. «Больхайм» оставался на плаву, был обнаружен финнами и затонул лишь при попытке буксировки. 16 декабря С-1 вернулась в Либаву и 22 декабря отправилась на второе боевое дежурство, которое продлилось 22 дня. За время похода лодка обнаружила два транспорта, однако не смогла выйти в атаку из-за сложной ледовой обстановки. При возвращении с позиции С-1 была атакована двумя гидросамолётами «Райпон», один из которых при этом был сбит. Финской стороной атака отвергается.

7 февраля 1940 года за боевые успехи и за мужество экипажа при возвращении из похода в тяжёлых условиях подводная лодка «С-1» была награждена орденом Красного Знамени а командир лодки был удостоен звания Героя Советского Союза и назначен командиром 13-го дивизиона подводных лодок. Новым командиром С-1 стал И.Т.Морской.

Начало Великой Отечественной войны С-1, к тому времени требовавшая капитального ремонта, встретила под командованием И.Т.Морского в Либаве в доке завода «Тосмаре». Хода лодка не имела, дизели были в нерабочем состоянии, поэтому при отступлении С-1 была взорвана экипажем и села на грунт. Подрывные снаряды уничтожили внутренние приборы и механизмы, однако мало повлияли на прочный корпус. Лодка была восстановлена Германией, отбуксирована в Киль и использовалась как опытовое судно для изучения подводных взрывов. 7 августа 1943 года после очередных испытаний лодка затонула и после этого не поднималась».

История ПЛ С-3.

«Заложена 25 апреля 1935 года на заводе № 189 (Балтийский завод) в Ленинграде под строительным номером 268 и литерным обозначением «Н-3». 30 апреля 1936 года подводная лодка была спущена на воду. 20 октября 1937 года она получила обозначение «С-3», и 13 июля 1938 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

Советско-финляндскую войну корабль встретил под командованием капитан-лейтенанта Малофеева Кузьмы Ивановича в составе 13-го дивизиона 1-й бригады ПЛ КБФ. 30 ноября 1939 года согласно сигналу о начале боевых действий «Факел» подводная лодка заняла позицию № 19 у южного входа в залив Кальмарзунд. За время патрулирования «С-3» обнаружила активное движение немецких транспортов в пределах шведских территориальных вод, входить в которые подводной лодке запрещалось. 8 декабря 1939 года субмарина вернулась в базу.

Весь 1940 года подводная лодка занималась отработкой задач боевой подготовки. В период с 9 по 22 июня 1940 года «С-3» блокировала Рижский порт в период присоединения Латвии к СССР.

Начало Великой Отечественной войны С-3 встретила в Либаве под командованием капитан-лейтенанта Костромичева Николая Александровича, в это время она находилась в доке, осуществлялся средний ремонт.

К 23 июня 1941 года немецкие войска вплотную подошли к городу, поэтому не окончившая ремонт С-3 в полночь 24 июня вышла в море, направляясь в Усть-Двинск. На борту кроме штатного экипажа находились члены экипажа С-1 и рабочие завода «Тосмаре». Всего на лодке было около 100 человек. С-3 смогла развить скорость до 5 узлов, погружаться лодка не могла. В 2:32 C-3 была обнаружена и атакована немецкими торпедными катерами «S-60» и «S-35». Торпедная атака последними двумя торпедами в 2:42 не удалась, и корабли вступили в артиллерийское сражение. В 03:20 с катеров на лодку были сброшены ручные гранаты и 3 глубинные бомбы. В 3:24 «S-35» выловил первых матросов противника, в это время одна из ручных гранат «S-60» попала прямо в надстройку подводной лодки. Она начала гореть, погиб командир подлодки. В 3:29 «S-60» спустил шлюпку, чтобы немедленно захватить подводную лодку, если она потеряет ход. В 3:35 подлодка прекратила огонь, но сохранила полный ход, с лёгким креном и рулём, заклиненным в положении под малым углом на правый борт. В 3:39 катер «S-60» сбросил в двух метрах перед носом С-3 глубинную бомбу, установленную на малую глубину, и тяжело повреждённая лодка начала тонуть. Выловлено около 20 выживших. Тело командира лодки было найдено и похоронено на острове Сааремаа».

Подводная лодка С-11. Погибший экипаж — 45 человек. Командир — капитан-лейтенант Середа Анатолий Михайлович.

Кокарев П.А.

Кокарев Пётр Александрович. 1918 года рождения. Место рождения — дер. Кладовка, Воскресенский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Сталинским РВК, г. Горький в 1940. Матрос (краснофлотец). Гидроакустик. Член ВЛКСМ с 1937. Последнее место службы — ПЛ С-11, учебная бригада подводных лодок. Погиб в войне с германскими фашистами в октябре (или 2 августа) 1941. Покоится — Балтийское море. Увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, Нижний Новгород.

Кузьмичёв П.И.

Кузьмичёв Пётр Иванович. 1919 года рождения. Место рождения — дер. Богданово, Сосновский сельский Совет, Павловский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Павловским РВК, г. Горький в 1939. Матрос (краснофлотец). Старший моторист. Член ВЛКСМ с 1937. Последнее место службы — ПЛ С-11, учебная бригада подводных лодок. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами в октябре (или 2 августа) 1941. Покоится — Балтийское море. Увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, Нижний Новгород.

История ПЛ С-11.

«Заложена 25 октября 1937 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород) под стапельным номером 245. 20 апреля 1938 года подводная лодка спущена на воду. 22 июня 1941 года «С-11» находилась в составе учебной бригады ПЛ в Кронштадте, где проходила швартовые испытания. Степень технической готовности корабля составляла 98%.

В мае 1941 года прежний командир подводной лодки капитан 3 ранга Радченко Валентин Павлович за длительную самовольную отлучку в Ригу был отстранен от должности, а на его место получил назначение капитан-лейтенант Середа Анатолий Михайлович, который к началу войны не успел сдать дела на «Щ-305». Сведя к минимуму программу испытаний командование КБФ уже 27 июня 1941 года подписало приемный акт, и «С-11» вступила в строй, войдя в состав Краснознаменного Балтийского флота с переходом в оперативное подчинение командира 1-й бригады ПЛ КБФ.

13 июля субмарина с новым командиром вышла в район Мемеля (позиция № 4). Так как Середа до этого никогда не командовал подводными лодками этого типа, на борту корабля в качестве обеспечивающего находился командир 14-го дивизиона ПЛ капитан 3 ранга Тузов Иван Николаевич. Крейсерство прошло безрезультатно. Часто встречающееся в послевоенной литературе заявление о торпедировании «С-11» немецкого корабля не соответствует действительности. В советских источниках приводятся разные наименования объекта «первой удачной атаки балтийских подводников»: Сетепрорыватель «№ 11», судно минной разведки «Шифф-11» (бывший эстонский пароход «Ханония», 1900 года постройки, водоизмещением 1784 брт, в июле 1942 года передан минному арсеналу Бергена), военный транспорт «КТ-11», (его 6 мая 1943 года в ходе налета на Редже-ди-Калабрия потопила американская авиация, и хотя корабль вскоре был поднят и поставлен на ремонт в доке Мессины, он был окончательно разрушен при налете союзной авиации 25 мая 1943 года). Водоизмещение судна также приводятся разные (от 1.784 брт до 5.000 тонн).

Возможно, подводная лодка все же провела одну атаку, так как в 16.40 19 июля порыватель минных заграждений (Speerbrecher) № 11, шедший в сопровождении двух тральщиков на ремонт из Либавы в Данциг зафиксировал торпедный след, прошедший в 30 м за кормой корабля. Сам прорыватель (бывший пароход «Бельграно», он так же фигурирует в советских источниках как жертва торпеды «С-11») погиб на мине 4 января 1945 года, поднят, и после войны достался Великобритании.

2 августа, возвращаясь с позиции, в проливе Соэла-Вяйн в районе маяка Тоффи «С-11» подорвалась на донной мине заграждения «Кобург», выставленного германскими торпедными катерами 2-й флотилии. Субмарина затонула на 11-метровой глубине. С поверхности воды сопровождавшие лодку катера подобрали тело комдива и тяжелораненых командира и механика, которые умерли, не приходя в сознание. Тела погибшего при взрыве подводной лодки комдива Тузова и умершего на берегу механика Бабиса были похоронены близ Триги, скончавшийся несколько позже командир подводной лодки предан земле на госпитальном кладбище в Курессааре. В шестом отсеке лодки в живых остались главный старшина Милютин и краснофлотцы Биденко и Гординский, а в кормовом седьмом – старший торпедист Никишкин, комендор Зиновьев, электрики Мазнин и Мареев. Людям из шестого отсека в седьмой перебраться не удалось, и они погибли. Спустя 6 часов после подрыва лодки, троим морякам из седьмого отсека удалось покинуть аварийный корабль через кормовой торпедный аппарат. Мареев выбраться из лодки не смог. В августе 1941 года море вынесло на берег острова Даго (Хийумаа) тела еще семерых членов экипажа «С-11». Три человека похоронены в районе артиллерийской батареи у местечка Тохври. (Вероятно, штурман Головань, командир БЧ-2-3 Захаров и неизвестный краснофлотец). Четверо (лейтенант, старшина 2 статьи и два краснофлотца) покоятся в братской могиле в районе деревни Ойнику. Из них по документам опознан только помощник командира «С-11» лейтенант Бахтин.

В 1955 году «С-11» была поднята, тела остальной части членов экипажа подводной лодки похоронены в Риге. Общие потери экипажа «С-11» составили 45 человек. В 1957-1958 году корпус подводной лодки разделан на металл.

Члены экипажа «С-11», спасшиеся с затонувшей подводной лодки: краснофлотец В.В. Зиновьев, старший краснофлотец Н.А. Никишин, краснофлотец А.В.Мазнин».

Подводная лодка П-1 «Правда». Экипаж в последнем походе — 55 человек. Командир — капитан-лейтенант Логинов Иван Андреевич.

Брюханов С.М.

Брюханов Сергей Михайлович. 1919 года рождения. Место рождения — г. Нижний Новгрод. Работал на Горьковском автозаводе. Призван в ВМФ Автозаводским РВК, г. Горький 06.11.1940 (или 01.10.1939). Матрос (краснофлотец). Торпедист. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ П1, Отдельный учебный дивизион подводных лодок в Ораниенбауме. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 10-11.09.1941. Похоронен — Балтийское море, увековечен — г. Балтийск, Калининградская область.

Королёв Н.В.

Королёв Николай Васильевич. 1916 года рождения. Место рождения — дер. Ворощановка, Шарьинский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Шарьинским РВК в 1935. Окончил Военно-морское училище в 1940. Лейтенант. Командир торпедной группы. Член ВКП(б) с 1938. Последнее место службы — ПЛ П1, Отдельный учебный дивизион подводных лодок в Ораниенбауме. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 10-11.09.1941. Похоронен — Финский залив, Балтийское море. Увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, Нижний Новгород.

Вдова — Королёва.

Кузнецов В.И.

Кузнецов Виктор Иванович. 1920 года рождения. Место рождения — село Кадницы, Кстовский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Кстовским РВК, Горьковская область в 1941. Матрос (краснофлотец). Рулевой. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ П1, Отдельный учебный дивизион подводных лодок в Ораниенбауме. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 10-11.09.1941. Похоронен — Финский залив, Балтийское море, увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, Нижний Новгород.

Смирнов Н.С.

Смирнов Николай Степанович. 1915 года рождения. Место рождения — дер. Мостовка, Ардатовский район, Нижегородская область. Работал на Горьковском автозаводе. Призван в ВМФ Ардатовским РВК в 1937. Старшина 2-й статьи. Комендор. Последнее место службы — ПЛ П1, Отдельный учебный дивизион подводных лодок в Ораниенбауме. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 10-11.09.1941. Похоронен — Финский залив, Балтийское море, увековечен — г. Балтийск, Калининградская область.

История ПЛ П-1 «Правда».

«Заложена 21 мая 1931 года на заводе № 189 (Балтийский завод) в Ленинграде. Строительный номер 218. 30 января 1934 года подводная лодка спущена на воду, 9 июня 1936 года вступила в строй, и 23 июля 1936 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.
В сентябре 1941 года субмарину решили привлечь для снабжения гарнизона Ханко. 9 сентября 1941 года «П-1» вышла из Кронштадта, имея на борту груз 19,6 тонн продовольствия (154 ящика консервов), боеприпасов (по сотне 130-мм, 100-мм, 76-мм и 45-мм снарядов), медикаментов (1,9 тонн). Переход предполагалось совершить в надводном положении со скоростью 18 узлов. До Гогланда «П-1» шла в сопровождении «БТЩ-211» и сторожевого катера, далее – самостоятельно. Однако на связь лодка больше не выходила и в точку рандеву не прибыла.

«Правда» погибла около полуночи 10 сентября, спустя всего несколько часов после того как была отпущена эскортом в 6,2 милях к югу от маяка Калбодагрунд в центре юминдианского минного поля. Причиной гибели подлодки стала одна из плавающих мин сорванных с заграждения «Юминда». Летом 2008 года корпус субмарины был найден на глубине 75 м в точке 59°52,5 с.ш./ 25°36 в.д. при проведении работ по прокладке газопровода «Северный поток», а в 2011 году обследован финской дайверской группой под руководством М. Иванова. Субмарина лежит на дне с креном на левый борт около 25° и легким дифферентом на корму таким образом, что нос подлодки полностью над грунтом, а кормовая оконечность на протяжении 10-15 м под ним. За рубкой, приблизительно на стыке дизельного и электромоторного отсеков, поперек корпуса идет рваная трещина».

Подводная лодка Щ-308 «Сёмга». Экипаж — 40 человек. Командир — капитан-лейтенант Костылев Лев Николаевич.

Галкин И.К.

Галкин Иван Кузьмич. 1919 года рождения. Место рождения — Тоншаевский район, Нижегородская область. Образование — 7 классов. Призван в ВМФ Сталинским РВК, г. Горький в 1939. Старший матрос (старший краснофлотец). Рулевой (с 20.11.1941). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-308 «Сёмга», бригада подводных лодок. Считался пропавшим без вести со всем экипажем с 07.01.1943. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 27.10.1942. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Мать — Галкина Елена Павловна.

Козин Ф.И.

Козин Фёдор Иванович. 1921 года рождения. Место рождения — село Вершинино, Сергачский район, Нижегородская область. Образование 7 классов. Слесарь. Призван в ВМФ Сталинским РВК, г. Горький 05.11.1939. Матрос (краснофлотец). Моторист (с 20.11.1941). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-308. Считался пропавшим без вести с 07.01.1943. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 27.10.1942. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Отец — Козин Иван Михайлович.

Пасынков П.Т.

Пасынков Пётр Тихонович. 1911 года рождения. Место рождения — дер. Волки, Кстовский район, Нижегородская область (или дер. Морозово, Котельнический район, Кировская область). Образование 7 классов. Слесарь. Призван в ВМФ Котласским РВК, Архангельская область в 1934. Остался служить на сверхсрочную службу на 10 лет в 1939. Мичман. Старшина группы (команды) мотористов. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-308. Считался пропавшим без вести с 07.01.1943. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 27.10.1942. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Вдова — Пасынкова Екатерина Михайловна.

История ПЛ Щ-308 «Сёмга».

«Заложена 10 ноября 1930 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород) под строительным номером 550/2. 28 апреля 1933 года «Щ-308» спущена на воду, 14 ноября 1935 года вступила в строй и 20 ноября 1935 года включена в состав Краснознаменного Балтийского флота.

К началу советско-финляндской войны подводная лодка входила в состав 15-го дивизиона ПЛ и заканчивала капитальный ремонт и модернизацию на заводе № 189 в Ленинграде, поэтому участие в боевых действиях не принимала.

22 июня 1941 года «Щ-308» встретила под командованием капитан-лейтенанта Маркелова Александра Филипповича в составе отдельного учебного дивизиона ПЛ в Ораниенбауме. 19 июля лодка перешла в Таллин, откуда на следующий день в составе конвоя направлена на маневренную базу в Триги для следования на позицию в Норчёпингской бухте. Утром 21 июля у мыса Пакринем подорвался на мине и быстро затонул танкер «Железнодорожник», а затем конвой подвергся атаке авиации противника. «Щ-308» продолжила поход и 23 июля заняла указанный район. Уже во время нахождения лодки на позиции она была передана в оперативное подчинение командованию 2-й бригады ПЛ КБФ.

Находясь в боевом походе, командир субмарины вел себя пассивно и уклонялся от атак, ссылаясь на то, что суда следуют в балласте или на малоценность цели. Между тем объектов для атаки было предостаточно. Шведское правительство разрешило транзит германских войск в Финляндию через свои территориальные воды. Так, были упущены возможности для атак в ночь и днем 24, 26, 30, 31 июля, дважды днем и вечером 1 августа. 5 августа командир «Щ-308» получил приказ атаковать любые цели на северном выходе пролива Кальмарзунд. В этот же день при попытке атаковать конвой «Щ-308», посчитав себя обнаруженной, отказалась от атаки. Когда лодка вернулась в базу, командир бригады ПЛ капитан 2 ранга А.Е.Орел возбудил ходатайство о предании суду военного трибунала командира «Щ-308» Маркелова и военкома лодки старшего политрука Н.А. Орлова.

28 августа 1941 «Щ-308» с прежним командиром в составе конвоя № 1 покинула Таллин и 30 августа прибыла в Кронштадт, причем при выходе с рейда Таллина лодка столкнулась с буксиром и получила повреждения корпуса, что, впрочем, не помешало ей совершить сложнейший переход, который для многих кораблей и транспортов стал последним. (В Кронштадт подводная лодка доставила 16 человек из числа пассажиров и команд потопленных кораблей и судов, которых подводникам удалось вытащить из воды).

До 16 сентября «Щ-308» простояла на ремонте в Ленинграде. В тот же день легкий корпус и надстройка лодки были повреждены в результате налета вражеской авиации, и субмарину перевели в Кронштадт, а 27 сентября обратно в Ленинград, где ремонт был продолжен. На переходе подводная лодка села на мель и попала под артобстрел с берега. Подошедший сторожевой катер снял экипаж корабля и высадил его в безопасном месте на берегу. Этот случай стал еще одним пунктом в обвинении командира «Щ-308».

20 октября 1941 года военный трибунал КБФ рассмотрел дело командира «Щ-308» А.Ф. Маркелова и приговорил его к расстрелу. К счастью, приговор не был приведен в исполнение. Очевидно, пройдя через штрафбат, бывший командир подводной лодки был восстановлен в звании. 13 марта 1945 года уже капитан 3 ранга Александр Филиппович Маркелов был назначен командиром 12-го дивизиона катеров-тральщиков КБФ.

Зиму 1941/42 года «Щ-308» простояла в Ленинграде. 14 февраля стоящая в ремонте подводная лодка получила дополнительные повреждения от разорвавшегося рядом артиллерийского снаряда. В апреле 1942 года на «Щ-308» назначили нового командира. Им стал Автамонов Иван Васильевич (в некоторых источниках ошибочно Автомонов или Автономов, ранее командовал «М-79»).

19 июля 1942 года «Щ-308» перешла в Кронштадт, а 23 июля вышла на позицию в район банки Штольпе к востоку от Померанской бухты, однако по прибытии лодки на Лавенсаари обнаружилось, что корабль к походу не готов. Субмарина имела отрицательную плавучесть в 4 тонны, к тому же из-за слабой подготовки личного состава на переходе «Щ-308» повредила кормовые горизонтальные рули. Лодку вернули в Кронштадт, и 22 июля 1942 года капитан-лейтенант Автомонов был снят с должности, а на его место назначен капитан 3 ранга Костылев Лев Николаевич (ранее командовал «М-71» и «М-77»).

15 сентября 1942 года «Щ-308» в паре с «С-9» в охранении тральщиков и малых охотников вышла из Кронштадта на Лавенсаари, откуда 18 сентября вышла в боевой поход. 22 сентября лодка заняла район у острова Утё (позиция № 5). Несмотря на то, что «Щ-308» не вернулась обратно и детали ее действий неизвестны, противник отметил атаки субмарины. Ближе к вечеру 7 октября в 10 милях юго-западнее Ханко подлодкой было безуспешно атаковано госпитальное судно «Rugen» (2170 брт), а в полдень 19 октября к югу от острова Утё торпедный след в 50 м по носу корабля зафиксировало судно-ловушка «Schiff-47». В ответ немецкий корабль наугад сбросил в предполагаемое место атаковавшей субмарины 12 глубинных бомб. По мнению противника, бомбардировка прошла безуспешно, но, вероятно, в результате контратаки «Щ-308» получила легкие повреждения прочного корпуса.

В первые часы 20 октября 1942 года командир субмарины доложил по радио, что лодкой уничтожено 3 транспорта противника общим водоизмещением 16000 тонн, но «Щ-308» имеет повреждения и просит «добро» на возвращение. Начальник штаба бригады ПЛ капитан 1 ранга Л.А. Курников в двух радиограммах, которые были переданы на исходе 20 октября дал обстановку в Финском заливе и приказал «Щ-308» возвращаться, но лодка в Кронштадт так и не вернулась. Вместе с «Щ-308» в море навсегда остались 40 членов ее экипажа.

До последнего времени существовало несколько версий гибели «Щ-308», пока в начале мая 2018 года при проведении очередной экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы» на дне у острова Большой Тютерс не был обнаружен корпус субмарины. Густо опутанная сетями подлодка лежала на глубине 50 м; ее носовое 45-мм орудие вместе с куском орудийной площадки было сорвано рыболовецкими тралами и висели в сетях, а ограждение рубки разрушено; приборы находились под сетями. Нос подлодки был зарыт в ил, и осмотру недоступен. Корма подлодки доступна обзору. Перед гибелью, которая произошла 24-26 октября 1942 года, подлодка шла на погружение с поворотом направо, но носовой частью подорвалась на мине двухлинейного заграждения «Зееигель 4», которое состояло из мин «EMC» с противотральными трубками «KA».

В 2019 году корпус субмарины силами Балтийского флота и Главного управления глубоководных исследований России был освобожден от сетей и дообследован, а пространство вокруг места гибели субмарины очищено от мин времен войны. Данная работа заняла несколько месяцев. По сообщению Главкома ВМФ РФ Николая Евменова, рядом с корпусом субмарины было уничтожено 13 мин. В ходе работ по очистке от сетей сорванные ими предметы – носовое орудие и приборы с мостика были подняты и после реставрации станут экспонатами музеев. 27 июля была проведена церемония Памяти погибших подводников. В присутствии Президента России В.В. Путина, который спустился на подлодку на аппарате «C-Explorer 3», на тело кормового орудия была установлена табличка с именами членов экипажа «Щ-308».

 

1-я Бригада подводных лодок. Управление.

Гусев А.А.

Гусев Александр Алексеевич. 1908 года рождения. Место рождения — г. Нижний Новгород. Призван в ВМФ неизвестным  РВК, г. Горький в 1933. Капитан-лейтенант. Флагманский минёр бригады подводных лодок. Член ВКП(б) с 1932, номер партийного билета — 0280034. Последнее место службы — 1-я Бригада подводных лодок. Погиб при артиллерийском обстреле германскими фашистами г. Ленинграда 03.08.1943. Похоронен — Большеохтинское кладбище, г. Ленинград.

Награждён медалью «За оборону Ленинграда».

Вдова — Гусева Роза Вениаминовна. Двое детей.

Подводная лодка Щ-406. Экипаж — 39 человек. Командир — капитан 3-го ранга, Герой Советского Союза Осипов Евгений Яковлевич.

Дягилев П.И.

Дягилев Пётр Иванович. 1916 года рождения. Место рождения — село Львовка, Больше-Болдинский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Ростовским ГВК, г. Ростов-на-Дону в 1939. Старшина 2-й статьи. Командир отделения трюмных машинистов. Последнее место службы — ПЛ Щ-406. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 01.06.1943. Похоронен — Балтийское море, увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Награждён: орденом «Красного Знамени» и орденом «Отечественной войны 2-й степени».

Смирнов С.М.

Смирнов Сергей Максимович. 1919 года рождения. Место рождения — дер. Деревенька, Кологривский район, Нижегородская (ныне Костромская) область. Образование 7 классов. Котельщик. Работал на судостроительном заводе им. 25 лет Октября. Призван в ВМФ Ленинским РВК, г. Горький в 1939. Старший матрос (старший краснофлотец). Старший электрик (с 21.01.1941). Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ Щ-406. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 01.06.1943. Похоронен — Балтийское море, увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Награждён: орденом «Красного Знамени» и орденом «Отечественной войны 2-й степени».

Мать — Смирнова Дарья Иосифовна.

Чернягин И.И.

Чернягин Иван Иванович. 1918 года рождения. Место рождения — село Стёксово, Ардатовский район, Нижегородская область. Образование 7 классов. Физрук. Работал в школа села Стёксово. Призван в ВМФ Ардатовским РВК, Горьковская область в 1939. Матрос (краснофлотец). Рулевой. Кандидат ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ Щ-406. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 01.06.1943. Похоронен — Балтийское море, увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Награждён: орденом «Красной Звезды» и орденом «Отечественной войны 2-й степени».

Мать — Чернягина Василиса Михайловна.

История ПЛ Щ-406.

«Заложена 31 декабря 1938 года на заводе №194 имени Марти в Ленинграде, спущена на воду 17 декабря 1939 года, 7 июня 1941 года вступила в строй и вошла в состав КБФ.

13 июня 1942 года под командованием капитан-лейтенанта Е.Я.Осипова перешла из Ленинграда в Кронштадт.

В ночь на 24 июня, с Лавенсарского рейда направилась на позицию в район Стокгольма. В ночь на 25 июня в подводном положении несколько раз ударялась о грунт, повредив лёгкий корпус. Той же ночью во время зарядки аккумуляторов была атакована самолётом, сбросившим взорвашиеся неподалёку бомбы. Получила повреждения, но моряки под командованием командира БЧ-5 инженер-капитан-лейтенанта К.М.Максимова их ликвидировали. Форсировав второй Порккала-Уддский противолодочный рубеж, впервые методом прижимания к грунту, пришла на позицию[2].

7 июля подводная лодка «Щ-406» атаковала транспорт у маяка Херадшер. На лодке слышали взрыв. После атаки она подверглась преследованию, но благополучно уклонилась.

8 июля лодка повредила у Ландсорта германскую парусно-моторную шхуну «Фидес» (545 брт). Шхуна получила обширные повреждения носовой части и не затонула только благодаря перевозимому грузу леса.

22 июля лодка обнаружила в Аландском море два транспорта в охранении четырёх сторожевых катеров и произвела по одному из транспортов двухторпедный залп. После атаки она подверглась преследованию, на неё были сброшены глубинные бомбы.

25 июля подводная лодка «Щ-406» в Аландском море торпедами атаковала неприятельский транспорт. Транспорт считался потопленным (зарубежных данных, подтверждающих его гибель, нет). При возвращении в базу была атакована кораблями противника. На неё было сброшено 45 глубинных бомб, но успешно уклонилась от преследования и 9 августа благополучно пришла в Кронштадт. Экипаж пробыл в море 36 суток.

20 октября 1942 года, после межпоходного ремонта, под командованием капитан-лейтенанта Е. Я. Осипова вышла на позицию в Данцигскую бухту.

26 октября у мыса Брюстерорт потопила торпедами транспорт «Меркатор» (4660 брт) (зарубежными данными не подтверждено).

29 октября у маяка Риксгафт торпедировала шведское судно «Бенгт Стуре» (872 брт)[2] и захватила с него семь пленных.

11 ноября в этом же районе обнаружила финский транспорт «Агнес» (2983 брт) и атаковала его с дистанции 3—4 кабельтовых в подводном положении. Судно затонуло.

13 ноября благополучно возвратилась в базу. Экипаж пробыл в море 14 суток. Вечером 10 ноября прибыла в Ленинград для ремонта и зимней стоянки.

23 октября 1942 года подводная лодка «Щ-406» была награждена орденом Красного Знамени, а её командир, капитан-лейтенант Е.Я.Осипов, удостоен звания Героя Советского Союза.

В ночь на 29 мая 1943 года тральщики проводили лодку в очередной поход. С 1 июня она перестала отвечать по радиосвязи и впоследствии на базу не вернулась, пропав без вести. Долгое время причина гибели была неизвестна.

За время войны лодка произвела 12 торпедных атак с выпуском 18 торпед. Достоверно потоплено 2 судна и одно повреждено, результаты ещё трёх атак не установлены.

Обнаружена в мае 2017 года участниками поисковой экспедиции «Поклон кораблям Великой победы» в районе острова Большой Тютерс в Финском заливе. «Щука» серии X-бис однозначно опознана как Щ-406 по характерным особенностям устройства противоминной защиты.

Причина гибели Щ-406 — подрыв на немецком минном заграждении «Зееигель». Лодка лежит на глубине 60 метров, подорвалась передней частью корпуса справа, пробоина находится почти полностью под грунтом и плохо доступна осмотру. Экипаж пережил подрыв и пытался покинуть лодку: открыт рубочный люк, приоткрыт кормовой аварийный люк. Из финских источников известно, что вскоре после предполагаемой даты гибели лодки к острову Кристисаари прибило тело подводника в спасательном оборудовании, он был похоронен на острове. По течениям и розе ветров того времени тело вышедшего с лодки подводника должно было дрейфовать в том направлении».

Подводная лодка Щ-304 «Комсомолец». Экипаж — 40 человек. Командир — капитан 3-го ранга Афанасьев Яков Павлович.

Гришин И.А.

Гришин Иван Александрович. 1923 года рождения. Место рождения — село Островское, Лысковский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Сормовским РВК, г. Горький 06.11.1940. Матрос (краснофлотец). Рулевой (с 13.06.1942). Член ВЛКСМ с 1940. Последнее место службы — ПЛ Щ-304 (с 15.09.1942). Считался пропавшим без вести в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 07.01.1943. Погиб вместе со всем экипажем 29 октября 1942. Покоится — Балтийское море (Финляндия, Южная Финляндия, Уусимаа провинция, Финский залив, мыс Порккала, южнее, 20 км) . Увековечен — Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Мать — Смирнова Анна Васильевна (1898 г.р.).

Пятков А.И.

Пятков Аверьян Иванович. 1920 года рождения. Место рождения — г. Нижний Новгород. Призван в ВМФ Ленинским РВК, г. Горький в 1941. Матрос (краснофлотец). Штурманский электрик (или трюмный машинист). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-304. Считался пропавшим без вести в войне с германскими фашистами и их фмнскими сателлитами с 07.01.1943. Погиб вместе со всем экипажем 29 октября 1942. Покоится — Балтийское море (Финляндия, Южная Финляндия, Уусимаа провинция, Финский залив, мыс Порккала, южнее, 20 км) . Увековечен — Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Награждён медалью «За отвагу».

Отец — Пятков Иван Петрович

История ПЛ Щ-304 «Комсомолец».

«Лодка была заложена 23 февраля 1930 года на заводе № 112 «Красное Сормово» заводской номер 500/1, спущена на воду 2 мая 1931 года, в транспортном доке была доставлена в Ленинград на завод № 189 «Балтийский завод» для достройки. 15 августа 1934 года вступила в строй, 24 августа вошла в состав Морских Сил Балтийского Моря. При постройке лодка получила имя «Язь», позже была переименована в «Ударник», некоторое время из соображений секретности называлась «Баржа № 550», а после спуска получила окончательное имя «Комсомолец».

Щ-304 стала первой подводной лодкой, построенной на заводе «Красное Сормово».[1]

На Закладной доске лодки были написаны следующие слова:

« Подлодка «Комсомолец» заложена в период осуществления пролетарской страной грандиозного плана индустриализации и социалистической стройки, в период жестокой борьбы рабочего класса под руководством Коммунистической партии с капиталистическим элементом города и деревни за социалистическую перестройку деревни, за колхозы и обобществление сельского хозяйства.

Год закладки лодки был годом роста влияния СССР на мировой арене: на западе Великобритания вынуждена была восстановить с нами дипломатические отношения, преступно разорванные в 1927 году, на Востоке была разбита Китайская военщина, пытавшаяся выступить против нас с оружием в руках.

Настоящая лодка строится на средства шефа морских сил — ВЛКСМ. Задача её — охранять морские подступы к городу Ленина.

 

9 июня 1942 года лодка вышла в свой первый боевой поход. 11 июня она достигла острова Лавенсари, откуда начала форсирование созданного немцами противолодочного рубежа и преодолела его первой из подводных лодок КБФ в кампании 1942 года.

14 июня лодка прибыла на позицию.

15 июня обнаружен и атакован транспорт. Последовали взрывы, судно посчитали потопленным, однако через 10 часов лодка вышла в атаку на ту же цель, не пострадавшую от торпед. Считается, что была атакована плавбаза тральщиков «MRS-12», водоизмещением 5635 брт известная ранее как пароход «Нюрнберг». После неудачной торпедной атаки «Комсомолец» всплыл и открыл артиллерийский огонь. Плавбаза ответила огнём своих орудий, и «Щ-304» произвела срочное погружение. После этой атаки лодка подвергалась множественным атакам кораблей и самолётов противолодочной обороны противника, провела более 90 часов под водой, 22 раза форсировала минные поля, была атакована 7 раз с воздуха, 14 раз кораблями, 3 раза береговыми батареями. По лодке было выпущено около 100 снарядов и сброшено более 150 глубинных бомб. 28 июня «Щ-304» вернулась на базу. За этот поход весь экипаж был награждён орденами и медалями.

23 августа лодка прибыла на остров Лавенсари, однако из-за поломки дизеля прервала поход и вернулась для ремонта в Кронштадт.

27 октября «Комсомолец» покинул Кронштадт, 29 октября— покинул Лавенсари. Больше на связь лодка не выходила и на базу не вернулась.

По одной версии, «Щ-304» погибла при выходе в море на одном из минных заграждений, по другой версии «Щ-304» успешно форсировала минные рубежи и пробыла на позиции до декабря. В пользу этой версии говорят сообщения о безуспешных торпедных атаках 13 ноября финского минного заградителя, о потоплении 17 ноября транспорта «Гинденбург» (7888 брт) и повреждении другого транспорта, а также о гибели в начале декабря ещё нескольких судов. В соответствии с этой версией «Щ-304» погибла на минных заграждениях при возвращении на базу. Радиомолчание лодки может объясняться поломкой оборудования, решением командира, или нерасторопностью связистов штаба флота, которые могли не сообщить радистам лодки актуальные частоты, используемые для радиосвязи в этот период.

В 2004 году Щ-304 была обнаружена и опознана финскими ВМС. Подводная лодка погибла на мине в северной части заграждения «Насхорн» после 29 октября 1942 года. Щ-304 лежит носом на юг; носовая часть задрана вверх под углом 35-40° и возвышается над грунтом на 10 метров; корма ушла в грунт. В районе рубки палуба возвышается над грунтом около метра. Перископы убраны, оба люка (верхний рубочный и в центральный пост) открыты, в рубочном тамбуре у нактоуза открыта крышка. Вероятно, в момент зарядки аккумуляторов «Щ-304» подорвалась на мине кормовой частью и быстро затонула, так как больше половины корпуса от носа видно полностью и повреждений там нет никаких. На палубе мостика найдены останки верхней вахты; видимо моряки были пристегнуты штормтросами к ограждению рубки, и когда подводная лодка резко пошла вниз кормой вперед, вахту вдавило в «лимузин».

Подводная лодка Щ-306 «Пикша». Экипаж — 39 человек. Командир — капитан-лейтенант Смоляр Николай Иванович.

 

Евстратов К.Д.

Евстратов Константин Дмитриевич. 1922 года рождения. Место рождения — г. Нижний Новгород. Призван в ВМФ Свердловским РВК, г. Горький в 1942. Матрос (краснофлотец). Электрик (с 15.09.1942). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-306, бригада подводных лодок. Считался пропавшим без вести вместе со всем экипажем в войне с германскими фашистами с 07.01.943. Погиб вместе со всем экипажем 16 ноября 1942. Похоронен — Балтийское море, увековечен — г. Балтийск, Калининградская область.

Отец — Евстратов Дмитрий Михайлович (1898 г.р.)

История ПЛ Щ-306 «Пикша».

«Заложена 6 ноября 1933 года на заводе № 189 (Балтийский завод) в Ленинграде. Строительный номер 250. 1 августа 1934 года лодка спущена на воду. 4 августа 1935 года «Щ-306» вступила в строй и 17 августа 1935 года, подняв военно-морской флаг, вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

22 июня 1941 года «Щ-306» встретила в составе Отдельного учебного дивизиона ПЛ в Ораниенбауме. Лодкой командовал старший лейтенант (впоследствии капитан-лейтенант) Смоляр Николай Иванович.

Уже 25 июня 1941 года «Щ-306» вышла в море и 27 июня заняла позицию в районе маяка Калбодагрунд на южных подходах к Хельсинки (позиция № 18). Противолодочных дозоры противника не давали подводной лодке нормально произвести зарядку батарей, для чего «Щ-306» по ночам вынуждена была отходить к эстонскому побережью. 27 июня при возвращении «Пикши» на позицию, ее атаковала группа финских противолодочных катеров, которые сбросили на «Щ-306» около двух десятков глубинных бомб. Благополучно уклонившись от атаки, «Щ-306», продолжая идти в подводном положении, через некоторое время оказалась на маршруте конвоя, сопровождавшего поврежденный крейсер «Максим Горький». Услышав отдаленные взрывы затраленных мин, которые расстреливал эсминец «Стерегущий», на подводной лодке посчитали себя вновь атакованными, и командир принял решение погрузиться ниже рабочей глубины. «Щ-306» опустилась на 93 метра. Давлением воды были раздавлены находившиеся на мостике магнитный компас и репитер гирокомпаса.

2 июля в результате навигационной ошибки в районе банки Калбодагрунд «Щ-306» села на мель, с которой, к счастью, снялась самостоятельною. На следующий день, услышав отдаленные взрывы глубинных бомб, командир вновь увел подводную лодку на глубину 30-40 м, где она маневрировала в течение 12 часов. 6 июля, так и не атаковав ни одной цели, «Щ-306» отозвана с позиции и покинула район патрулирования. На следующий день подводная лодка благополучно вернулась в базу. (По многим послевоенным советским источникам за время первого похода противник сбросил на «Ш-306» более 200 глубинных бомб).

В конце августа 1941 года «Щ-306» перешла в Кронштадт для ремонта. 21 сентября в ходе массированного налета немецкой авиации на крепость и корабли «Пикша» получила повреждения: осколками взорвавшейся в 5 м от корпуса подводной лодки авиабомбы. Перебиты трубы вентиляции цистерны главного балласта, сам прочный корпус получил вмятины. Было ранено 11 членов экипажа субмарины, четверо из них тяжело. 26 сентября подводная лодка перешла в Ленинград, где на заводе № 189 ремонт продолжился.

Новые повреждения «Щ-306» получила в мае 1942 года от огня артиллерии. 13 мая в результате двух подводных взрывов была нарушена герметичность топливной цистерны № 2, разбиты баки пяти элементов второй группы. Внутрь прочного корпуса подводной лодки стал поступать соляр. 31 мая взрывом снаряда была повреждена надстройка и разбиты баки аккумуляторов стоявших на пирсе. Все же ремонт был завершен, и 13 октября 1942 года «Щ-306» перешла в Кронштадт.

В свой второй боевой поход западнее острова Борнхольм «Щ-306» вышла 20 октября 1942 года в составе третьего эшелона подводных лодок КБФ. На переходе к Лавенсари конвой, куда кроме «Пикши» входила еще «Щ-406», подвергся атаке финских торпедных катеров, которая была отбита. Утром следующих суток подводные лодки вышли в точку погружения. Больше «Щ-306» никто не видел. 25 октября подводная лодка доложила о форсировании Финского залива. Вероятно, по пути на позицию южнее острова Утё «Пикша» атаковала германский конвой, но успеха не добились. Вечером 31 октября на «Щ-306» была послана радиограмма о смене района патрулирования (подводной лодке предписывалось идти в Данцигскую бухту), но с субмарины ответа не последовало. На запрос командования от 5 ноября «Щ-306» так же ответила молчанием. На следующий день в районе маяка Штольпемюнде в результате подводного взрыва погиб немецкий транспорт «Elbing-IX» в 467 брт. Находившийся в этот момент поблизости эсминец «Z-31» произвел противолодочный поиск, но ничего не обнаружил. Несмотря на то, что в радиограмме от 11 октября, где командир субмарины сообщает о намерении начать форсирование Финского залива для возвращения в базу, об успешной атаке от 6 ноября ничего не говорится, можно с большой долей уверенности предполагать, что гибель судна – результат атаки «Щ-306». После этого на связь подводная лодка не выходила и в базу не прибыла.

Таким образом ПЛ «Пикша» совершила 2 боевых похода:

25.06.1941— 07.07.1941

20.10.1942 — из похода не вернулась.

Произвела от 2 до 5 торпедных атак. Подтверждённых побед не имела.

Вечером 12 ноября 1942 года находившийся в устье Финского залива минный заградитель «Руотсинсалми» был четыре раза атакован торпедами. По сведениям Е.В.Чирва эти атаки могла произвести только «Щ-306», которая возвращалась из боевого похода.

«Щ-306» погибла, подорвавшись на мине в районе Наргенской минной позиции 12 – 16 ноября 1942 года. Подлодка была найдена в 2015 году совместной международной экспедицией команд дайверов «Поклон кораблям Великой Победы» и «Divers of the Dark». Субмарина лежит на дне на глубине более 75 м; рядом, меньше мили севернее ее в 2012 году найдена «Щ-311». В момент гибели «Пикша» двигалась в подводном положении на восток, форсируя минное заграждение «Насхорн». Взрыв мины произошел под левым бортом в районе носового горизонтального руля, проделав в прочном корпусе большую пробоину размером порядка 0,5 Х 2 м, и сорвал крышки носовых торпедных аппаратов. Осмотр показал, что торпеды в носовой части корабля отсутствуют, подлодка расстреляла свой боезапас».

Подводная лодка С-7. Экипаж — 46 человек. Командир — капитан 3-го ранга Герой Советского Союза Сергей Прокофьевич Лисин.

Егоров М. М.

Егоров Михаил Михайлович. 1919 года рождения. Место рождения — дер. Балово, Вачский район, Нижегородская область (или Автозаводский район, г. Горький). Образование 8 классов. Работал старшим бухгалтером в Управлении Горьковской железной дорогой. Призван в ВМФ Сталинским РВК, г. Горький в 1939. Старшина 2-й статьи (с 16.11.1941). Командир отделения радистов, радист с 17.05.1941. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-7. Считался пропавшим без вести вместе со всем экипажем с 07.01.1943. Погиб в войне с германскими фашистами от торпеды союзника гитлеровцев — финской ПЛ 17 октября 1942. Покоится — район Южный Кваркен, Балтийское море; увековечен — г. Балтийск, Калининградская область.

Награждён орденом «Красного Знамени».

История ПЛ С-7.

«Заложена 14 декабря 1936 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород) под стапельным номером 236 и литерным обозначением «Н-7». 5 апреля 1937 года подводная лодка спущена на воду. 20 октября 1937 года корабль получил литерное обозначение «С-7». 30 июня 1940 года субмарина вступила в строй и 23 июля 1940 года вошла в состав 1-го дивизиона 1-й бригады ПЛ Краснознаменного Балтийского флота.

Еще 19 июня 1941 года «С-7» под командованием капитан-лейтенанта Сергея Прокофьевича Лисина вышла в море для несения дозора в западной части Ирбенского пролива. В 00.55 22 июня командир субмарины получил сигнал о переводе флота на оперативную готовность № 1, а в 15.45 поступил приказ «о несении дозора по военному времени». О начале войны экипаж «С-7» узнал только в 19.59 22 июня. Около 23.00 23 июня «С-7» обнаружила два торпедных катера, которые дали советские опознавательные сигналы, вероятно, захваченные на одном из постов СНиС (Службы наблюдения и связи). Это были германские шнельботы «S-60» и «S-35» из состава 3-й катерной флотилии. Подводная лодка не погружалась, так как командир хотел передать на катера больного краснофлотца. Сблизившись с «С-7» шнельботы практически в упор – с 2 кабельтовых атаковали ее торпедами. Только своевременные и правильные действия верхней вахты спасли корабль от гибели, торпеды прошли в метре от левого борта субмарины. Подводная лодка погрузилась. Катера тем временем вели огонь из зенитных автоматов, а затем сбросили 4 глубинных бомбы. (Через 4,5 часа, после часового боя, эти шнельботы потопили ПЛ «С-3», которая уходила из Либавы.) Несмотря на то, что подлодка получила повреждения, а в VII отсеке возник пожар, который был быстро потушен, она благополучно дошла до Виндавы.

3 июля «С-7» вышла в район между Виндавой и Либавой (позиция № 20). После безрезультатных поисков (хотя, вечером 19 июля у Виндавы подводная лодка обнаружила немецкий конвой, но из-за мелководья не атаковала), субмарина 22 июля вернулась в бухту Триги.

В конце месяца «С-7» перешла в Ленинград, где в составе 2-го эшелона ЭОН-15 (Экспедиция особого назначения) начала подготовку к перебазированию на Север, но 31 августа немцы вышли к Неве, что сделало переход невозможным. Самоубийственный прорыв через Балтийские проливы (предполагалось движение через Эресунд, где несколько часов подводная лодка должна идти в районе с глубинами до 8 м в надводном положении), в сентябре 1941 года скоро тоже быстро отставили.

С 30 сентября по 21октября 1941 года, когда советское командование ожидало появление крупных немецких кораблей у Кронштадта, «С-7» безрезультатно находилась на «позиции ожидания» между Лавенсари и Гогландом. 27 октября подводная лодка вышла в Нарвскую бухту (позиция № 5/6) с задачей артобстрела береговых целей в районе Нарвы. Для этой цели «С-7» приняла усиленный артбоезапас, набив снарядными ящиками I и VII отсеки. (За два дня до этого артналет на Нарву должна была произвести «П-2», но из-за неправильных действий экипажа и полученных вследствие этого повреждений, подводная лодка была вынуждена прервать выполнение задачи). Вечером следующего дня «С-7» подвергла артобстрелу ряд береговых объектов на станции Иеве и в селе Веласте. (Выпущено 44 100-мм и 92 45-мм снаряда). В дальнейшем подводная лодка неоднократно (30 октября, 2, 6 и 15 ноября), подвергала артобстрелу береговые объекты в районе железнодорожной станции Вайвара, сланцевого завода в Асери, Нарвы, Нарвы-Йысуу и Тойлы. (Всего израсходовано 272-100-мм и 184-45-мм снаряда). Результаты обстрелов остались неизвестными, только 6 ноября при обстреле Нарвы с подводной лодки наблюдали сильный взрыв. Контактов с кораблями противника лодка не имела и 16 ноября вернулась в Кронштадт.

Всю первую военную зиму «С-7» провела в Ленинграде, где 16 декабря при стоянке у Дворцового моста получила незначительные повреждения от близкого разрыва трех снарядов.

Кампанию 1942 года «С-7» начала 2 июля. Прибыв в Кронштадт, пройдя размагничивание и догрузившись припасами, подводная лодка уже 5 июля покинула Лавенсари. Ночью в надводном положении благополучно форсировав минное заграждение «Юминда» она 7 июля направилась в район к западу от острова Готланд в Норчёпингскую бухту (позиция № 4) с задачей «уничтожать все транспорты и неприятельские военные корабли за исключением военных кораблей шведского флота». Утром 9 июля подлодку атаковал шведский патрульный самолет, когда субмарина находилась в международных водах. Вечером того же дня «С-7» неудачно атаковала двумя торпедами пароход «Норег» («Noreg»), принадлежащий Швеции. Через 4 часа подводная лодка торпедой потопила шведский транспорт «Маргарета» («Margareta», в 1.272брт, по другим данным «Принцесса Маргарита») с грузом угля из Германии. При выстреле хвостовой стопор первой торпеды был зажат в торпедном аппарате. Подводной лодке пришлось всплывать и догонять судно. Вторая атака была успешной, и транспорт затонул в точке 58°26′ с.ш./17°13′ в.д. 14 человек из его экипажа погибли. 11 июля ко дну пошел шведский рудовоз «Лулео» («Lulea», 5.611 брт), шедший в охранении сторожевиков «Снаппханен» и «Ягарен», которые безрезультатно сбросили на лодку 26 глубинных бомб. 14 июля «С-7» дважды выходила в атаку, но выпущенные торпеды прошли мимо цели.

В силу того, что, по заявлению МИД Швеции, оба транспорта были потоплены в пределах 6-мильной зоны территориальных вод Швеции, «С-7» была отозвана с позиции, чтобы не обострять международные отношения, и направлена в район Виндавы. (Оба судна потоплены за пределами 6-мильной зоны). Утром 27 июля лодка атаковала германский транспорт «Ellen Larsen» («Эллен Ларсен», 1.938 брт). Торпеды прошли мимо, и всплывшая субмарина попыталась уничтожить его артиллерией, но на втором залпе вышло из строя 100-мм орудие (замок заклинил лопнувший и сместившийся лейнер). Тем временем транспорт выбросился на отмель, и подоспевшие сторожевые катера не дали его добить. (Впоследствии судно было восстановлено).

30 июля в условиях малых глубин у Павилосты «С-7» двумя торпедами из позиционного положения на глазах у береговых наблюдателей был дерзко потоплен транспорт «Кате» («Kate», 1.559 брт). Последняя оставшаяся торпеда была использована для атаки одиночного судна у мыса Стейнорт утром 5 августа. Им оказался финский пароход «Похьянлахти» («Pohjanlahti», 1898 г., 682 брт), шедший с грузом картофеля из Риги в Мянтилуотто (из-за угрозы подводных лодок судну было приказано срочно повернуть на Либаву). Торпеда прошла мимо, и командир подводной лодки решил уничтожить судно артиллерией. Необходимо отметить, что экипаж субмарины сильно рисковал, так как 100-мм орудие было неисправно, а огонь из 45-мм пушки не имел должного разрушительного эффекта. (Большую часть боезапаса составляли зенитные осколочно-трассирующие снаряды). На «Похьянлахти» пришлось потратить 380 снарядов и более получаса времени. Наконец, превращенный в решето транспорт загорелся и медленно начал погружаться. От гибнущего судна отвалили две шлюпки, в одной из них был капитан парохода с комплектом судовых документов и карт. Взяв на борт «языков», 11 августа «С-7» благополучно вернулась в базу, завершив тем самым едва ли не самый удачный поход советской подводной лодки в Великую Отечественную войну – потоплено 4 судна (9.164 брт), один транспорт (1.938 брт) поврежден. Весь экипаж подводной лодки был удостоен государственных наград, командир был представлен к званию Героя Советского Союза, а «С-7» скоро должна была стать гвардейским кораблем.

В свой последний поход подводная лодка вышла 17 октября 1942 года. Он готовился основательно: БЧ-1 и группа движения были продублированы офицерами. В состав экипажа дополнительно были включены штурман с «П-3» старший лейтенант Смирнов Б.Н. и командир БЧ-5 с «С-13» капитан-лейтенант Брянский О.Г. 21 октября «С-7» благополучно форсировала противолодочные заграждения, и вечером того же дня дала краткую радиограмму о выходе в Балтийское море. Согласно Таблице условных сигналов сообщение состояло всего из пяти слов, передатчик лодки был в эфире меньше минуты. Но и этого стало достаточно для службы радиоперехвата противника. Из Мариенхамна вышли на охоту финские субмарины. Ночью 5 милях западнее (по другим данным в 10-15 милях севернее) маяка Содерарм в Аландском море «С-7» была обнаружена и атакована финской подводной лодкой «Весихииси» («Vesihiisi», командир капитан-лейтенант Олави Айтолла). В 20.41 финская подводная лодка выпустила торпеду. Командир «финки» уже посчитал, что промахнулся (так как неверно оценил дистанцию) и приказал открыть артиллерийский огонь, как спустя три минуты торпеда попала в район VII отсека «С-7», и советская подводная лодка мгновенно затонула. 42 человека погибли. Четверых человек, в том числе и командира, финны сумели спасти. (Это были С.П. Лисин, краснофлотцы В.С. Субботин, А.К. Оленин и В.И. Куница) Уже находясь в плену, командир «С-7» С.П. Лисин узнал о присвоении ему звания Героя Советского Союза».

 

Подводная лодка Щ-405. Экипаж — 39 человек. Командир — капитан 3 ранга  Грачёв Иван Васильевич.

Жулепников В. В.

Жулепников Владимир Васильевич. 1918 года рождения. Место рождения — село Никольское (или Николо-Межа), Межевской район, Горьковский край (или — дер. Тихово, Васильевский сельский совет, Межевской район, Костромская область — Книга Памяти по Костромской области, том 7, стр. 520). Призван в ВМФ Красногорским (или Красногвардейским) РВК, Московская область в 1940. Старший матрос (старший краснофлотец). Старший рулевой (с 20.11.1941). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-405. «Не возвратился с позиции в июле 1942». Погиб в войне с германскими фашистами 13-14.06.1942. Поднят из Балтийского моря и захоронен первично на острове Сескар 15 июля 1942. Увековечен (или перезахоронен с острова Мощный, Лавансари) — мемориал «Мартышкино», г. Ломоносов, Ленинградская область.

Вдова — Жулепникова.

Лесин А.И.

Лесин Александр Ильич. 1918 года рождения. Место рождения — г. Муром, Нижегородская (Владимирская) область. Призван в ВМФ Кулебакским РВК в 1940. Старший матрос ( старший краснофлотец). Торпедист. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-405. «Не возвратился с позиции в июле 1942». Погиб в войне с германскими фашистами 13-14.06.1942. Покоится — Балтийское море. Увековечен — Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Сипаев А.И.

Сипаев Алексей Иванович. 1919 года рождения. Место рождения — село Работки, Кстовский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Работкинским РВК в 1940. Матрос ( краснофлотец). Кок. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-405. «Не возвратился с позиции в июле 1942». Погиб в войне с германскими фашистами 13-14.06.1942. Покоится — Балтийское море. Увековечен — Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

История ПЛ Щ-405

«Заложена 31 декабря 1938 года на заводе № 194 в Ленинграде под строительным номером 510. 16 декабря 1939 года подводная лодка спущена на воду, 7 июня 1941 года вступила в строй и 28 июня 1941 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

Начало Великой Отечественной войны «Щ-405» встретила под командованием капитан-лейтенанта Сидоренко Ильи Александровича (назначен на «Щ-405» в июле 1940 года) в составе учебной бригады подводных лодок в Кронштадте. Корабль завершал программу испытаний. Степень его технической готовности составляла 98%.

19 июля «Щ-405» перешла в Таллин, откуда в ночь на 21 июля в составе конвоя направилась в Триги. В пути подорвался на мине и затонул входящий в конвой танкер «Железнодорожник».

Вечером 21 июля «Щ-405» вышла в район банки Штольпе (позиция № 19). Нужно заметить, что подготовка экипажа подводной лодки оставляла желать лучшего. Днем 27 июля подлодка обнаружила транспорт противника, но из-за ошибки старшины торпедистов при заполнении кольцевого зазора приняла в дифферентную систему около 2,5 т воды и пропустила момент залпа. С 1 августа «Щ-405» переразвернута в районе мыса Брюстерорт. За время патрулирования подводная лодка не раз обнаруживала корабли и суда противника, но в атаку выйти по разным причинам не смогла. 8 августа «Щ-405» была отозвана в базу.

Утром 11 августа в районе маяка Богшер, командир, опасаясь быть обнаруженным, решил перейти из крейсерского положения в позиционное. Сидореко отдал соответствующую команду командиру БЧ-5 старшему лейтенанту Савенко. Тот передал приказание находившемуся в центральном посту старшине трюмных Костуру. Командир не учел, что волнение моря в тот момент составляло 5-6 баллов, и шахты вентиляции с газоотводами дизелей легко могли быть накрыты набегающей волной. Вахтенный офицер, стоящий на мостике вместе с командиром был не в курсе его приказаний. Не перекрыв шахты вентиляции и не подав соответствующего ревуна, Костур начал принимать главный балласт. Подводная лодка шла полным ходом, поэтому начала стремительно погружаться. Обнаружив свою ошибку, командир скомандовал: «Всем вниз!». Мостик успели покинуть военком Горбунов и вахтенный офицер, который успел закрыть рубочный люк в момент, когда в него уже хлынула вода. Подводная лодка стремительно проваливалась на глубину. Через открытые шахты вентиляции вода, поступившая внутрь прочного корпуса, нарушила изоляцию аккумуляторной батареи, залила дизели, агрегаты питания радиоаппаратуры и некоторые вспомогательные механизмы. «Щ-405» упала на грунт на глубине 125 м. Еще на глубине 60-70 м на подводной лодке раздалось два взрыва – это давлением раздавило среднюю цистерну и носовой спасательный буй.

По приказу военкома в командование подводной лодкой вступил командир БЧ-1-4 лейтенант Пенькин, так как помощник командира Петровский оказался не в состоянии командовать кораблем.

Через полчаса «Щ-405» всплыла, и, описав циркуляцию в надежде найти смытых за борт людей, направилась в точку рандеву с эскортом. При аварийном погружении подводная лодка потеряла 4 человека. Погиб командир корабля, а так же старший лейтенант Е.С. Настин, помощник командира «Щ-406», командированный для стажировки и «приобретения боевого опыта», командир отделения рулевых старшина 2 статьи Черкасов Е.Л., и командир отделения рулевых старшина 2 статьи Медведев Г.Ф.

Не успев исправить повреждения, «Щ-405» подверглась атаке одиночного самолета противника. Провести срочное погружение удалось не сразу. Бомбардировщик сбросил 4 бомбы, упавшие в 25 м от борта лодки, и обстрелял ее из пулемета. Получили ранения командир БЧ-3 лейтенант М.Б. Шебеко и радист И.А. Титов. Убрав раненых, подводная лодка погрузилась, но из-за низкой подготовки личного состава снова провалилась на глубину 115м и легла на грунт. Вскоре «Щ-405» всплыла, израсходовав весь оставшийся воздух высокого давления. Мер по его пополнению не предпринималось. В полдень появился одиночный самолет, и подводная лодка снова погрузилась. Необходимый для всплытия воздух высокого давления пришлось перепускать в корабельные системы из трех запасных торпед. Выбросив за борт еще четыре торпеды для облегчения корабля, подводная лодка всплыла.

К рассвету 12 августа «Щ-405» была у мыса Ристна, где находилась точка рандеву с кораблями эскорта. Не обнаружив их, подводная лодка легла на грунт до наступления темноты. Вечером, всплыв на поверхность, «Щ-405» получила запрос командира бригады: «Покажите свое место». Ответить подводная лодка не могла – передатчик вышел из строя. Все светлое время суток 13 августа «Щ-405» пролежала на грунте. Для связи с берегом было решено подготовить двух человек, которые должны были вплавь достигнуть маяка, но из-за плохой погоды и сильной волны высадка не состоялась. Было решено идти к маяку Тахкуна. На переходе у мыса Котсаренина «Щ-405» села на мель. При аварии были погнуты лопасти винтов. Попытка сняться с мели самостоятельно к успеху не привела. Было решено послать на маяк человека с докладом о бедственном положении корабля. Спущенная шлюпка затонула прямо у борта подводной лодки, поэтому лейтенант Петровский вплавь отправился на маяк Тахкуна, где был задержан пограничниками. Вечером 14 августа к «Щ-405» подошел «БТЩ-207» с командиром 2-ой бригады ПЛ капитаном 2 ранга А.Е. Орлом и сторожевой катер. Подводная лодка была снята с мели и в сопровождении тральщиков и сторожевых катеров направилась в Таллин. Утром 15 августа «Щ-405» завершила злополучный поход.

В Таллине подводная лодка встала на восстановительный ремонт. Вместо погибшего командира на «Щ-405» назначен капитан 3 ранга Волошин Константин Михайлович. (По данным М. Морозова он не успел вступить в командование подводной лодкой, погибнув на борту «БТЩ-214» при переходе из Кронштадта в Таллин 24 августа 1941 года, по данным А. Платонова и В. Лурье К.М. Волошин погиб 21 ноября 1941).

28 августа «Щ-405» в составе отряда прикрытия совершила прорыв из Таллина в Кронштадт. На борту подводной лодки находился штаб и командование 2-й бригады ПЛ.

31 августа «Щ-405» перешла в Ленинград, где встала на ремонт на заводе № 194.

1 сентября командиром «Щ-405» стал капитан 2 ранга Федотов Михаил Васильевич, бывший командиром 6-го дивизиона подводных лодок. (По данным М. Морозова вступил в командование лодкой до таллинского перехода — 27 августа). 1 октября в командование подводной лодкой вступил капитан 3 ранга Грачев Иван Васильевич, потерявший свою «Щ-301» в ходе таллинского прорыва. 16 октября «Щ-405» завершила ремонт.

Всю первую блокадную зиму подводная лодка простояла в Ленинграде. Экипаж занимался боевой учебой, и к началу кампании 1942 года «Щ-405» считалась одной из самых боеготовых лодок флота.

В ночь на 8 июня «Щ-405» перешла в Кронштадт, откуда вечером 11 июня вышла к Лавенсари для дальнейшего следования в район Норчёпингской бухты (позиция № 4). До Шепелевского маяка подводную лодку сопровождал сторожевой катер. Здесь, согласно инструкции, подводная лодка легла на грунт, пережидая светлое время суток. С наступлением темноты «Щ-405» всплыла и в надводном положении продолжила движение. В ночь на 13 июня подводная лодка наблюдалась постом СНиС на острове Сескар. До Лавенсари оставалось несколько часов хода, но туда лодка так и не прибыла.

Днем 15 июня в четырех милях западнее острова Сескар (в точке 60°01′ с.ш./28°13′ в.д.) сторожевые катера подобрали из воды тела помощника командира подлодки капитан-лейтенанта М.С. Бакутина и старшего рулевого В.В. Жулепникова. Спустя сутки к берегу Сескара прибило труп командира «Щ-405» И.В. Грачева; все тела были одеты в капковые бушлаты, что говорит о том, что субмарина погибла в надводном положении. Поиск корабля, проведенный силами авиации, показал наличие большого масляного пятна в 3 милях северо-западнее банки Нагаева (в точке 60°09′ с.ш./28°10′ в.д.). На подводной лодке в ее последнем походе было 39 членов экипажа. Тела поднятых из воды похоронены на острове Сескар.

29 апреля 2018 года «Щ-405» была найдена на дне в ходе работ экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы». Подлодка погибла при пересечении крайней точки линии мин «Брумбар-1», выставленных противником 6 июня 1942 года северо-западнее острова Сескар в районе банки Нагаева, в момент совершения поворота при следовании рекомендованным курсом. Согласно отчету экспедиции сильно затянутый сетями остов субмарины лежит на ровном киле с дифферентом на нос на глубине 48 м. Корма приподнята над дном на 1,5 м. Носовая часть (I отсек) оторвана взрывом и лежит в 23 м за кормой. Основная часть корпуса погружена в ил до носового орудия. Кормовой аварийный люк приоткрыт, рубочный люк закрыт, носовой находится под илом. Орудия в походном положении, прицелы отсутствуют. Оба телеграфа на мостике в положении «малый вперед», Рули глубины в нейтральном положении, руль направления слегка налево».

 

Подводная лодка С-6. Экипаж — 48 человек. Командир — капитан-лейтенант Кулыгин Николай Николаевич.

Никитин А.Р.

Никитин Арсений Романович. 1915 года рождения. Место рождения — г. Выкса, Нижегородская область. Образование 7 классов. Слесарь. Призван в ВМФ Выксунским РВК в 1937. Старшина 2-й статьи. Командир отделения комендоров палубных. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-6, 1-я бригада подводных лодок. Считался пропавшим без вести вместе со всем экипажем с июля-августа 1941. Погиб в войне с германскими фашистами 29-30 августа1941. Покоится — Балтийское море. Увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Вдова — Никитина.

Рябинин А.П.

Рябинин Александр Петрович. 1911 года рождения. Место рождения — село Жайск, Вачский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Вачским РВК, Горьковская область в 1933. Старший политрук. Военком подводной лодки. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ С-6, 1-я бригада подводных лодок. Считался пропавшим без вести в войне с германскими фашистами. Погиб вместе со всем экипажем 29-30 августа 1941 года. Покоится — Балтийское море; увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, Нижегородская область.

Вдова — Рябинина (Репина) Анна Ивановна. Дочь — Фаина (1937). Сын — Геннадий (1938).

Смирнов Н.П.

Смирнов Николай Павлович. 1916 года рождения. Место рождения — дер. Быдрей, Воскресенский район, Нижегородская область. Образование 6 классов. Работал вагоновожатым трамвая в г. Горьком. Призван в ВМФ Свердловским РВК, г. Горький в 1938. Старшина 2-й статьи. Командир штурманских электриков (с 07.05.1940). Беспартийный. Последнее место службы — ПЛ С-6, 1-я бригада подводных лодок. Считался пропавшим в войне с германскими фашистами. Погиб вместе со всем экипажем 29-30 августа 1941 года. Похоронен — Балтийское море, увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, Нижегородская область.

Тиманин Н.М.

Тиманин Николай Михайлович. 1911 года рождения. Место рождения — село Осинки, Воротынский район, Нижегородская область. Образование 6 классов. Призван в ВМФ Осинковским РВК, Горьковская область 01.02.1940 (или Кронштадским РВК, Ленинградская область). Главный старшина (с 29.01.1941). Старшина рулевых. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-6 (с 07.02.1940), 1-я бригада подводных лодок. Погиб в боевом походе при налёте вражеской авиации 10.07 (в некоторых документах ЦАМО ошибочно указано — 08).1941. Похоронен — Балтийское море. Увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, Нижегородская область.

Вдова — Тиманина (Кронштадт).

История ПЛ С-6.

«Заложена 28 декабря 1935 года на заводе № 189 (Балтийский завод) в Ленинграде под стапельным номером 279 и литерным обозначением «Н-6». 20 октября 1937 года подводная лодка получила обозначение «С-6». 31 марта 1938 года она спущена на воду и 27 ноября 1939 года вошла в состав КБФ.

Под командованием капитан-лейтенанта Кульбакина Василия Федоровича в составе 16-го дивизиона 1-й бригады ПЛ КБФ в Либаве подводная лодка приняла участие в Советско-финляндской войне. В январе 1940 года «С-6» несла дозор у Либавы.

22 июня 1941 года кораблем продолжал командовать капитан-лейтенант Кульбакин В.Ф. Субмарина входила в состав 1-го дивизиона 1-й бригады ПЛ КБФ в Усть-Двинске.

23 июня 1941 года подводная лодка вышла в район Померанской бухты (позиция № 1). Несмотря на активный поиск, ничего кроме тральщиков противника, осуществляющих траление прибрежного фарватера, обнаружить не удалось, и «С-6» начала возвращаться в базу. Днем 9 июля подводная лодка прибыла в бухту Кихелькона (северо-западное побережье острова Саарема), где встала для ожидания эскорта для перехода в Таллин. Командир, считая себя в безопасности, разрешил купание личного состава. В 13.25 лодку внезапно атаковал бомбардировщик «Ju-88». Две 250-кг бомбы разорвались в 100 м от лодки. Самолет сделал еще три захода, обстреливая подводную лодку из пулеметов. В результате авианалета «С-6» получила незначительные повреждения, однако среди личного состава погибли три и ранены семь человек, в том числе командир (тяжело) и военком (легко). Несмотря на ранение, командир продолжал управлять кораблем (при помощи находившегося на борту «С-6» дивизионного штурмана старшего лейтенанта А.И. Ильина), перемещаясь по подводной лодке на руках у личного состава. На переходе в Триги подводная лодка вновь подверглась авианалету. Уклонившись от атаки погружением, «С-6» отстала от сопровождавшего ее эскорта и вскоре была атакована своими сторожевыми катерами. В дополнение ко всем злоключениям в ночь на 11 июля субмарина была обстреляна нашей береговой батареей с мыса Пангенук. Днем 11 июля подводная лодка была встречена катерами и сопровождена в бухту Триги, куда прибыла в ночь на 12 июля. Вскоре «С-6» перешла в Таллин, а затем убыла в Кронштадт. Вместо раненного Кульбакина командиром «С-6» был назначен капитан-лейтенант Кулыгин Николай Николаевич.

В ночь на 6 августа 1941 года лодка вышла из Таллина в свой последний поход в район между островом Борнхольм и Карлскроной (позиция № 2). В базу она не вернулась и на связь не выходила. Считалось, что «С-6» погибла на мине в устье Финского залива либо в результате атаки немецкого самолета в бухте Тагалахт (западное побережье острова Саарема) 30 августа 1941 года. Кроме того, среди возможных причин гибели подводной лодки называлась ошибка личного состава, так как вновь назначенный командиром на «С-6» капитан-лейтенант Кулыгин не имел опыта командования «эсками» и ранее служил на «малютках».

Летом 2011 года субмарина, идентифицированная как «С-6», была найдена шведскими дайверами-поисковиками у берегов Швеции и спустя год обследована. Подлодка погибла при зарядке аккумуляторов на одной из линий мин немецкого заграждения «Wartburg» и лежит на песчаном грунте на глубине 45 метров в 55 милях к востоку от шведского острова Сандхамн в точке 55°52,9385 с.ш./ 17°10,7114 в.д. По данным шведской стороны корпус корабля расколот надвое: нос и большой обломок лежит в 20 м севернее кормовой части, которая вместе с 45-мм орудием находится в очень неплохом состоянии».

 

Подводная лодка С-8. Экипаж — 49 человек. Командир — капитан-лейтенант Браун Илья Яковлевич.

Заонегин Ф.Н.

Заонегин Филипп Николаевич. 1918 года рождения. Место рождения — г. Выкса, Нижегородская область. Настройщик фрезерных станков. Выксунский завод дробильно-размольного оборудования. Призван в ВМФ РВК в 1940. Матрос (краснофлотец). Машинист трюмный (с 03.10.1940). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-8. Погиб в войне с германскими фашистами 12.10.1941. Покоится — Балтийское море. Увековечен —г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Отец — Заонегин Николай Дмитриевич.

Мальков Б.М.

Мальков Борис Михайлович. 1920 года рождения. Место рождения — г. Нижний Новгород (г. Горький). Призван в ВМФ неизвестным РВК, г. Горький в 1939. Старший матрос (старший краснофлотец). Старший трюмный. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-8. Погиб в войне с германскими фашистами 12.10.1941. Покоится — Балтийское море. Увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Отец — Мальков Михаил Фёдорович.

 

История ПЛ С-8.

«Заложена 14 декабря 1936 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород) под стапельным номером 237 и литерным обозначением «Н-8». 5 апреля 1937 года подводная лодка спущена на воду. 20 октября 1937 года она получила обозначение «С-8». 30 июня 1940 года корабль вступил в строй и 23 июля 1940 года вошел в состав Краснознаменного Балтийского флота.

Начало Великой Отечественной войны подводная лодка встретила под командованием капитана 3 ранга Бойко Михаила Семеновича (командир с декабря 1939 года) в составе 1-го дивизиона 1-й бригады ПЛ КБФ в Усть-Двинске.

Вечером 25 июня 1941 года лодка вышла на позицию в район Либавы. На следующий день в Рижском заливе в момент дифферентовки она обнаружила перископ немецкой субмарины (на самом деле ложный контакт). Цель находилась в 3-4 кбт по курсу подводной лодки. Командир «С-8», имея в носовых торпедных аппаратах 4 снаряженных торпеды, посчитал, что при таранном ударе они могут взорваться (атаковать торпедами не позволяло ни время, ни расстояние). Под предлогом разрядки аккумуляторов Бойко в этот же день вернул подводную лодку в базу. Проверка батареи выявила, что несмотря на неважное техническое состояние она «в норме». Бойко заявил, что в море он не пойдет, так как считает, что он к войне не подготовлен. В итоге, командир «С-8» был арестован, обвинен в трусости и 8 августа 1941 года расстрелян по приговору военного трибунала.

29 июня 1941 года ВРИО командира назначен Герой Советского Союза капитан 1 ранга Трипольский А.В., а 15 июля командовать субмариной назначен старший лейтенант Браун Илья Яковлевич, (ранее командир подводной лодки «Л-55»). В этот же день «С-8» отправилась на позицию перед входом в Ирбенский пролив (позиция № 8). Так как командир лодки только-только вступил в должность, на борту «С-8» в качестве обеспечивающего в море вышел командир дивизиона капитан 1 ранга Трипольский. Лодке ни разу не удалось занять позицию для атаки, хотя у неё было четыре возможности (17, 23, 27 и 31 июля) это сделать. 6 августа у мыса Ристна «С-8» была встречена эскортом, и в ночь на 7 августа прибыла в Таллин.

Вскоре подводная лодка перешла в Кронштадт, где начала подготовку к переходу через Беломорканал на Север. 31 августа немцы вышли к Неве, что сделало переход невозможным. Прорыв через Балтийские проливы скоро тоже быстро отставили, и «С-8» осталась на Балтике.

Вечером 10 октября 1941 года подводная лодка вышла из Кронштадта на позицию № 1 в юго-западную часть Балтийского моря. Вместе с «С-8» в боевой поход выходили подводные лодки «Щ-322» и «Щ-323». До острова Кери они шли в сопровождении пяти базовых тральщиков и шести сторожевых катеров. На переходе в районе Гогланда конвой попал на минное поле. Сторожевой катер «МО № 301» подорвался на минном защитнике и был брошен личным составом. СКА «МО № 310» был таранен «Щ-322», когда тот уклонялся от двух мин, подсеченных тральщиками. Утром 12 октября подводные лодки были отпущены эскортом. Из похода вернулась только «Щ-323».

До последнего времени считалось, что «С-8» погибла на мине в Финском заливе, но летом 1999 года на дне в 10 милях юго-восточнее маяка Несбю (южная оконечность шведского острова Эланд, координаты гибели 59°10’7 с.ш./16°39’80 в.д.) «С-8» была обнаружена шведскими водолазами. Корабль удалось идентифицировать по массивным латунным обозначениям тактического номера на рубке. Субмарина погибла в надводном положении (об этом говорят открытые рубочные люки) от взрыва в носовой части ниже ватерлинии. Судя по координатам, это была мина заграждения «Вартбург», которое было выставлено немцами еще в июле 1941года».

Подводная лодка Щ-305 «Линь». Экипаж — 41 человек. Командир — капитан 3-го ранга Сазонов Дмитрий Михайлович.

Зуйков В.Н.

Зуйков Василий Николаевич. 1919 года рождения. Место рождения — село Мухтолово, Ардатовский район, Нижегородская область. Образование 7 классов. Слесарь. Призван в ВМФ Ардатовским РВК, Горьковская область в 1939. Матрос (краснофлотец). Торпедист (с 20.11.1941). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-305. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 05.11.1942. Покоится — Балтийское море. Увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Мать — Зуйкова Анна Ивановна.

Николаев Н.А.

Николаев Николай Алексеевич. 1904 года рождения. Место рождения — Нижний Новгород. Призван в ВМФ Нижегородским РВК, г. Горький, поступил на сверх срочную службу на 10 лет в 1939. Мичман. Старшина группы радистов. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ Щ-305. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 05.11.1942. Покоится — Балтийское море. Увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Вдова — Николаева Вера Петровна.

Ушаков Л.А.

Ушаков Леонид Андреевич. 1920 года рождения. Место рождения — дер. Вадская (Вотская, Водская), Больше-Мурашкинский (Княгининский) район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Дзержинским РВК, Горьковская область в 1939. Матрос (краснофлотец). Радист (с 20.11.1941). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-305. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 05.11.1942. Покоится — Балтийское море. Увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Мать — Ушакова П.И.

История ПЛ Щ-305 «Линь».

«Подводная лодка заложена в ноябре 1932 года на заводе № 194 в Ленинграде (стапельный номер 186) под именем «Воинствующий безбожник», так как строилась на средства от добровольных взносов членов этого общества. 31 декабря 1933 года подводная субмарина спущена на воду, 3 декабря 1934 года переименованная в «Линь» она вступила в строй, а 19 июля 1935 года под командованием Якушкина Владимира Георгиевича вошла в состав КБФ.

В 1938-39 годах подводная лодка прошла капремонт.

22 июня 1941 года «Щ-305» встретила под формальным командованием старшего лейтенанта Кочеткова Константина Сергеевича (к этому моменту исполняющий обязанности командира Середа Анатолий Михайлович, уже получивший назначение на «С-11» еще не успел сдать дела. Он же вел корабль в первом боевом походе), в составе Отдельного учебного дивизиона ПЛ КБФ в Ораниенбауме.

25 июня 1941 года лодка вышла в свой первый боевой поход (позиция № 17, район острова Оренгрунд), в котором трижды имела контакт с противником – один раз в качестве охотника, когда 28 июня безрезультатно атаковала одной торпедой финскую субмарину «Весихиси» (по данным М. Морозова это была «Ветехинен», возвращающаяся с минной постановки у Гогланда); далее роли поменялись, и 30 июня «Весихиси» (или все-таки «Ветехинен»?), так же безрезультатно, выпустила торпеду по «Щ-305». Обнаружив противника, советская субмарина уклонилась от «финки» погружением. Это произошло когда «Щ-305» уже возвращалась с позиции – в районе Шепелевского маяка.

По возвращении из похода на лодке сменился командир. Им стал старший лейтенант (затем капитан-лейтенант) Сазонов Дмитрий Михайлович, а старший лейтенант Кочетков ушел в составе отряда морской пехоты на сухопутный фронт. «Щ-305» прибыла в Кронштадт, где 23 сентября в ходе массированного налета немецкой авиации на город и порт получила легкие повреждения корпуса и механизмов от близкого разрыва бомб. 31 октября субмарина перешла в Ленинград на ремонт. 31 мая 1942 года на стоянке у стенки завода № 189 от близкого разрыва снаряда субмарина вновь получила легкие повреждения надстройки.

В следующий боевой поход на позицию в район Аландских островов «Щ-305» вышла 17 октября 1942 года в составе третьего эшелона подводных лодок КБФ. Днем 5 ноября при попытке атаковать конвой «Щ-305» обнаружена сторожевым кораблем «Виско», который сбросил на нее 2 глубинных бомбы. Сторожевик дал оповещение по флоту, и на перехват вышли финские субмарины «Ветехинен» и «Ику Турсо». Ночью 5 ноября во время зарядки аккумуляторных батарей северо-восточнее Симпнаса «Щ-305» была безрезультатно атакована двумя торпедами с «Ветехинен». Поняв, что торпеды прошли мимо, командир «Ветехинена» А.Лейно пошел на таран.

В результате столкновения «Щ-305» сразу затонула со всем экипажем в точке 60°01′ с.ш. 19°13′ в.д., (по финским данным 60°03’30 с.ш. 19°12’50 в.д.) «Ветехинен», получив серьезные повреждения, отправилась в ремонт.

В 2006 году остов «Щ-305» найден на месте гибели подводной лодки шведско-финской поисковой дайверской группой и обследована на глубине 136 м телеуправляемым роботом. Полученные изображения показали, что корпус подлодки зарыт носом в грунт примерно на четверть, а корма задрана вверх».

Подводная лодка С-12. Экипаж — 46 человек. Командир — капитан 3-го ранга Бащенко Александр Аркадьевич .

Забелин А.Г.

Забелин Александр Гаврилович. 1923 года рождения. Место рождения — посёлок Гнилицы, Автозаводский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Сормовским РВК, г. Горький в 1939. Матрос (краснофлотец). Штурманский электрик. Член ВЛКСМ с 1938. Последнее место службы — ПЛ С-12. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 01.08.1943. Покоится — Балтийское море. Увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Мать — Забелина Елизавета Павловна. Отец — Забелин Гавриил Николаевич.

Карпов П.А.

Карпов Павел Андреевич. 1923 года рождения. Место рождения — г. Нижний Новгород. Призван в ВМФ Сталинским РВК, г. Горький. Матрос (краснофлотец). Трюмный машинист. Член ВЛКСМ с 1941. Последнее место службы — ПЛ С-12. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 01.08.1943. Покоится — Балтийское море. Увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Мать — Карпова Татьяна Яковлевна.

Комиссаров К.П.

Комиссаров Константин Павлович. 1919 года рождения. Место рождения — г. Кулебаки, Нижегородская область. Образование 8 классов. Слесарь. Призван в ВМФ Автозаводским РВК, г. Горький в 1939. Старшина 2-й статьи (с 16.11.1941). Командир отделения штурманских электриков. Беспартийный. Последнее место службы — ПЛ С-12. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 01.08.1943. Покоится — Балтийское море. Увековечен — г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Награждён орденом «Красного Знамени».

Отец — Комиссаров Павел Никифорович.

История ПЛ С-12.

«Заложена 25 октября 1937 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород) под строительным номером 246. 20 апреля 1940 года подводная лодка спущена на воду, 24 июля 1941года вступила в строй и 30 июля 1941 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

Начало Великой Отечественной войны «С-12» встретила под командованием Тураева Василия Адриановича в составе Учебной бригады ПЛ в Кронштадте. Подводная лодка готовилась к ходовым испытаниям. Степень технической готовности корабля составляла 90%. 30 августа 1941 года лодка включена в состав 1-го дивизиона 1-й бригады ПЛ КБФ. В августе подводную лодку готовили к переходу на Север, но в сентябре, после того как немцы блокировали Ленинград, переход отменили, а «С-12» вернули в боеготовое состояние. Так как корабль не прошел всех положенных испытаний, «С-12» не принимала участие в начальном периоде войны и первую военную зиму провела в Ленинграде. 11 декабря при стоянке у Дворцового моста в 15 метрах от левого борта субмарины разорвался артиллерийский снаряд. Осколки пробили обшивку цистерны главного балласта № 2 и перебили трубу вентиляции.

Лето 1942 года ушло на отработку задач боевой подготовки. В свой первый боевой поход «С-12» отправилась только 19 сентября 1942 года (позиция № 3 в районе Мемель – Либава). Вместо заболевшего командира БЧ-5 на борту подводной лодки в море вышел дублер дивизионного механика бригады ПЛ инженер-капитан 1 ранга В.Е. Корж, оставивший воспоминания об этом походе (см. В.Е. Корж «Запас прочности». Воениздат, 1966 г.). Переход в Кронштадт был совершен сравнительно благополучно. Вражеская артиллерия обстреляла караван, в который входила «С-12», но благодаря своевременно поставленной дымовой завесе, ни один снаряд не попал в цель. Вечером 19 сентября подводная лодка направилась к Лавенсари, и утром 20 сентября «С-12» в сопровождении тральщиков достигла точки погружения и приступила к форсированию Финского залива. Удачно пройдя под минным заграждением у острова Гогланд и к северу от острова Руускари, подводная лодка к вечеру 20 сентября всплыла для зарядки аккумуляторов. В 18.45 в 7 милях к западу от острова Гогланд «С-12» подверглась атаке финского самолета (трофейный типа «СБ»), пилотируемого Эрком Биргером. Бомбардировщик был замечен слишком поздно. Срочное погружение не спасло подводную лодку от повреждений. Две глубинные бомбы, сброшенные с самолета, разорвавшиеся рядом с рубкой вывели из строя 32 (из 64) элемента аккумуляторной батареи. (По другим данным отключение носовой группы батарей связано с пожаром, вызванным разлившимся электролитом при ночной зарядке). Вызванные на место столкновения охотники обнаружили масляный след на поверхности воды и посчитали, что подводная лодка потоплена.

Днем 22 сентября в 7,5 милях юго-западнее маяка Калбодагрунд подводная лодка попала, по мнению экипажа субмарины, в противолодочную сеть и была атакована сторожевыми катерами «VMV-2» и «VMV-12», сбросившими на субмарину 40 глубинных бомб. Преследование продолжалось, но на подводной лодке не подозревали, что за ней тянется маслянистый след, показывая врагу местонахождение корабля. По нему отбомбились четыре финских самолета типа «СБ» и два германских «Арадо» с эстонскими экипажами. Сторожевые катера «VMV-15» и «VMV-16» сбросили на подводную лодку весь запас глубинных бомб.

В ночь на 26 сентября «С-12» завершила форсирование Финского залива, и донесла в базу о своем успешном прорыве. 26 и 27 сентября подводная лодка находилась у острова Форэ, проводя тренировку экипажа, и только утром 28 сентября прибыла в назначенный район у маяка Ужава.

Первый контакт с противником состоялся 29 сентября, но атака сорвалась, так как сопровождавшие конвой миноносцы заставили подводную лодку погрузиться. На следующий день «С-12» перешла к маяку Паппензее, где несколько раз наблюдала конвои противника, но атаковать ни разу не смогла, так как туман ограничивал видимость. Днем подводная лодка не сумела выпустить торпеды по линкору «Шлезиен», шедшему в охранении миноносцев – не открылись крышки кормовых торпедных аппаратов, заклиненных при бомбежке в ходе форсирования лодкой Финского залива. (По немецким данным тогда же в этом районе атаке неизвестной подводной лодки подверглись корабли 24-й флотилии тральщиков, проводящих контрольное траление).

5 октября северо-западнее Мемеля «С-12» атаковала транспорт из состава конвоя. Из-за задержки выполнения команды «пли» торпеды прошли мимо цели. Атаке подвергся транспорт «RO-25» (бывший голландский «Гордиас» в 1.632 брт).

Утром 6 октября подводная лодка поочередно выпустила четыре торпеды по судну (им оказалось германский рыболовный траулер «Викинг»), но все они либо тонули, либо прошли под целью. Всплыв, «С-12» попыталась расстрелять цель из 100-мм орудия, после двух осечек с лодки был обнаружен сторожевик противника; субмарина была вынуждена погрузиться, сторожевик не преследовал лодку. Вечером 8 октября у маяка Ужава подводная лодка пыталась атаковать одиночно идущий транспорт, но боцман не сумел удержать корабль на перископной глубине и «утопил» лодку. Момент для торпедного залпа был утерян.

Успех пришел только 21 октября, когда «С-12» атаковала конвой, который по оценке командира лодки состоял из трех транспортов и четырех кораблей охранения. По данным противника конвой состоял из транспортов «Сабине Ховальд» (5.956 брт), «Бремерхафен» (5.355 брт), «Нойденфельс» (7.838 брт), спасательного судна «Петер Вессель» и бывшего голландского «Алькаид» (5.483 брт), под эскортом сторожевиков «Vp-310», «Vp-311» и «Vp-313». Две одиночные торпеды поразили транспорт «Сабине Ховальд», перевозивший отпускников из Финляндии в Рейх. Противник не наблюдал следы торпед, но сразу начал профилактическое бомбометание. Спасательное судно приступило к буксировке поврежденного транспорта. Вскоре охранение конвоя было усилено подошедшими тральщиками. В этот раз немцы сумели спасти и отремонтировать поврежденное судно; оно погибло на мине в Северном море 11 мая 1944 года..

27 октября «С-12» вновь сопутствовал успех. У мыса Стейнорт подводная лодка атаковала конвой, состоящий из транспортов «Мар-дель-Плата», «Мальгаш», «Гордиас», «Ариадна», госпитального судна «Рюген», спасательного судна «Петер Вессель» и буксира «Капеллэ». Суда охраняли сторожевые корабли «V-1707», «V-1708», «Vp-303», «Vp-304», «Vp-305» и «Vp-311». Торпеда попала в корму транспорта «Мальгаш» (6.903 брт), перевозившего отпускников Вермахта из Финляндии. Поврежденный пароход немцы пытались буксировать, но оно село на грунт в 2,5 милях от Либавы. Через месяц судно было поднято, и оно сумело пережить войну, погибнув у берегов Сомали в 1967 году, находясь под греческим флагом. Германские сторожевики контратаковали лодку, сбросив на нее 44 глубинные бомбы.

Утром 9 ноября с разрешения командования подводная лодка начала возвращение в базу. 11 ноября лодка дважды подрывалась на противотральных устройствах, в результате чего получила повреждения корпуса и приборов. К вечеру 18 ноября 1942 года «С-12» благополучно прибыла в Кронштадт, завершив самый продолжительный поход советской подводной лодки за Великую Отечественную войну (62 дня). За 1190 ходовых часов лодка прошла 4.960 миль, из них 1.774 под водой.
Зиму 1942-1943 года субмарина провела в Кронштадте.
В ночь на 24 мая 1943 года «С-12» перешла на Лавенсари для подготовки к прорыву на Балтику, но выход в море отставили, и подводная лодка вернулась в Кронштадт. 10 июля Тураев был переведен на Северный флот с назначением командиром подводной лодки «М-108». 21 июля командиром «С-12» стал капитан 3 ранга
Бащенко Александр Аркадьевич (ранее командовал подводными лодками «С-5» и «С-4»).

В ночь на 29 июля «С-12» вышла с Лавенсари в свой последний поход. Подводной лодке предстояло провести разведку в районе сетевых заграждений противника, и, в случае их форсирования, действовать в устье Финского залива и Аландском море. Связь с субмариной поддерживалась до 1 августа, когда она доложила о зарядке у острова Кэри. Больше на связь «С-12» не выходила.

В 2016 году подлодка была найдена, и 1-2 сентября 2018 года окончательно идентифицирована и обследована дайверами «Разведывательно-водолазной команды» и членами финской «Divers of the Dark». Остов подлодки лежит в 8 милях севернее острова Найссаар, на краю главного фарватера через Финский залив на глубине около 90 м. Субмарина подорвалась на мине «UMA» заграждения «Насхорн 2а» восточнее противолодочной сети «Вальрус». Корпус подлодки разорван на две части длиной 30-40 и 20 м; второй отсек, полностью уничтоженный взрывом, отсутствует. Кормовая часть лодки сохранилась до передней стенки рубки, носовая часть от форштевня до торпедопогрузочного люка. Носовое орудие отсутствует, рванный кусок железа, который был краем орудийной площадки лежит рядом. Место подрыва в районе рубки находится под грунтом, а со стороны носа представляет из себя скрученные в трубу легкий и прочный корпус. Силой взрыва выбит торпедопогрузочный люк и даже верхний рубочный. Корма подлодки чуть приподнята над грунтом, рули в «нулевом» положении. Прямо под винтами лежит якорь от мины и минреп. Вероятно, «С-12» погибла отходя от сети, так как ориентирована в восточном, северо-восточном направлении; лодка дошла до сети и поняв, что ее не преодолеть, пошла обратно на восток. Исходя из характера повреждений «С-12», ее экипаж погиб мгновенно».

Подводная лодка С-9. Экипаж — 46 человек. Командир — капитан 3-го ранга Мыльников Александр Иванович.

Кашичкин П.В.

Кашичкин Павел Васильевич. 1922 года рождения. Место рождения — дер. Сосновка, Чернухинский район, Нижегородская область. Образование — 2-й курс техникума. Призван в ВМФ Сталинским РВК, г. Горький 01.12.1941. Матрос (краснофлотец). Моторист (с 26.01.1943). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-9. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 13 августа 1943. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Отец — Кашичкин В.М.

Колеватов Ф.А.

Колеватов Филипп Александрович. 1912 года рождения. Место рождения — дер. Мундоро, Лугиновский сельский Совет, Орловский (Халтуринский) район, Кировская область (Нижегородская губерния). Призван в ВМФ Халтуринским РВК, Вятский округ Нижегородского края в 1935. Мичман. Боцман. Беспартийный. Последнее место службы — ПЛ С-9. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 13 августа 1942. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Награжден орденом «Красного Знамени».

Николаев Г.Н.

Николаев Георгий Николаевич. 1922 года рождения (31 марта). Место рождения — Сормово, г. Нижний Новгород. Образование — 3-й курс института. Призван в ВМФ Сормовским РВК, г. Горький 01.12.1941. Матрос (краснофлотец). Трюмный машинист (с 25.01.1943). Член ВЛКСМ с 1938. Последнее место службы — ПЛ С-9. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 13 августа 1943. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Шалаев Н.И.

Шалаев Николай Иванович. 1922 года рождения. Место рождения — дер. Константиновка, Дальнеконстантиновский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Сормовским РВК, в 1942. Матрос (краснофлотец). Рулевой. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-9. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 13 августа 1943. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

История ПЛ С-9.

«Заложена 26 июня 1936 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород), под стапельным номером 241 и литерным обозначением «Н-9». 20 октября 1937 года подводная лодка получила обозначение «С-9». 20 апреля 1938 года субмарина спущена на воду, 30 октября 1940 года вступила в строй и 19 декабря 1940 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

22 июня 1941 года «С-9» встретила под командованием капитан-лейтенанта Рогачевского Сергея Анатольевича в составе 1-го дивизиона 1-ой бригады ПЛ КБФ в Либаве. После перебазирования кораблей бригады в Усть-Двинск «С-9» оставлена на заводе «Тосмаре» для проведения докового ремонта и устранения повреждений, полученных в конце мая 1941 года, когда при выходе на боевую подготовку она ударилась о грунт и получила пробоину в балластной цистерне. Все необходимые работы были выполнены, однако пробоину в балластной цистерне завод заделать отказался. Завершение ремонта отложили, решив, что лодка может плавать пока с «балластом на подушке» в цистерне №1.

Вечером 22 июня «С-9» благополучно ушла из Либавы. Прибыв в Усть-Двинск, подводная лодка приняла там боевые торпеды и артбоезапас, выгруженные при постановке в док. Пополнив запас продовольствия и зарядив аккумуляторную батарею, подводная лодка получила приказание следовать на рейд Куйвасте. По свидетельству штурмана лодки В.В.Правдюка на переходе отсутствовала крупномасштабная карта, и поэтому пришлось пользоваться путевой масштаба 1:200 000. 1 июля подводная лодка перешла в бухту Рохукюла, откуда 3 июня вышла в свой первый боевой поход в район банки Штольпе (позиция № 19). Размеры позиции не перекрывали маршруты движения кораблей и судов противника, которые проходили под самым берегом, в 5-6 милях от южной границы района действий субмарины. Выйти за переделы района патрулирования командир корабля так и не решился. Впоследствии подводной лодке неоднократно предоставлялась возможность атаковать, но командир субмарины каждый раз отказался от шанса открыть счет. По результатам похода за проявленную пассивность и нерешительность приказом командира бригады Рогачевскому был объявлен строгий выговор.

20 июля при возвращении в базу «С-9» была атакована германской подводной лодкой «U-140» (командир капитан-лейтенант Хейльригель). К счастью торпеды прошли мимо. (21 июля эта субмарина потопит «М-94»). Утром 21 июля во время стоянки на рейде Триги «С-9» была атакована звеном бомбардировщиков. Две бомбы, разорвавшиеся в 30-40 м за кормой нанесли подводной лодке повреждения (пробоины в прочном корпусе, вышли из строя гирокомпас и фрикционная муфта, лопнуло несколько аккумуляторных баков), что не помешало ей благополучно прибыть в Таллин. 23-24 июля «С-9» перешла в Кронштадт, где прошла докование и начала подготовку к переходу на Север через Беломорканал. Скоро немцы вышли к Свири, и перебазирование лодок стало невозможно. Вместо этого в штабе бригады родилась идея о прорыве подводных лодок на Север через Датские проливы. Самоубийственность этого предложения заключалось в том, что выход в пролив Каттегат предполагалось совершить проливом Зунд с предельными глубинами на судоходном фарватере не превышающими 7 м и с наименьшей шириной в самом узком месте не более одной мили. Подводная лодка получила приказ о трехсуточной готовности к выходу. К счастью, скоро командование поняло абсурдность этой идеи.

Вечером 28 сентября «С-9» перешла к острову Лавенсари для несения дозорной службы на случай появления там немецких кораблей. (В тот момент командование флота допускало появление у Кронштадта немецкой эскадры, включающей линкор «Тирпиц» и другие крупные корабли Кригсмарине). За двадцать дней дозора подводная лодка наблюдала лишь финские катера. 21 октября она вернулась в Кронштадт. Настроение экипажа было подавленным. В дополнение ко всему обострились отношения личного состава лодки и ее комиссара А.Ф.Селезнева. Вскоре были арестованы командир отделения электриков Александров и старший моторист Зимин.

  Такая атмосфера сопровождала второй выход подводной лодки в море. Вечером 31 октября «С-9» покинула Кронштадт с задачей ведения дозора у острова Эре на подходах к Ханко с целью прикрытия эвакуации базы с последующим действием в Аландском море и Ботническом заливе (позиция № 7). Утром 7 ноября при нахождении на грунте во время шторма подводная лодка ударами о камни повредила лопасти правого винта, вертикальные и горизонтальные рули были заклинены. Через несколько часов при безграмотном всплытии (лодка всплыла кормой к волне в 9-балльный шторм) смыло за борт командира Рогачевского, вахтенного офицера Милованова и сигнальщика Дрохина (по ошибочным данным В. Правдюка – рулевого Иванчука). Масса воды, попавшая в лодку через открытый рубочный люк, придала субмарине отрицательную плавучесть, и она чуть не погибла, провалившись на глубину 56 м. К счастью, люк удалось задраить. Через 10 минут лодка всплыла, но обнаружить смытых волной людей не удалось. В отсутствие командира в командование лодкой вступил его помощник старший лейтенант Дьяков. 9 ноября «С-9» начала возвращение в базу, и 13 ноября благополучно прибыла в Кронштадт. Больше в 1941 году лодка в море не выходила. Первую военную зиму она провела в Ленинграде, где 16 декабря получила осколочные повреждения корпуса в результате артобстрела.

14 января 1942 года командовать «С-9» назначен капитан-лейтенант (затем капитан 3 ранга) Мыльников Александр Иванович.

12 августа 1942 года лодка вышла к острову Лавенсари для подготовки к прорыву на Балтику (позиция № 8 в Ботническом заливе), но из-за отсутствия сил обеспечения выхода и обнаруженной неисправности гирокомпаса была вынуждена задержаться. Днем подводная лодка лежала на грунте и только ночью всплывала для проветривания отсеков. Вечером 19 августа при всплытии «С-9» попала в противолодочную сеть и от взрыва подрывного патрона получила повреждения ряда приборов и механизмов V и VI отсеков, что заставило ее в ночь на 23 августа вернуться в Кронштадт для ремонта.

18 сентября «С-9» вышла с Лавенсари на позицию в северной части Ботнического залива (позиция № 7). Ночью 19 сентября лодка обнаружила два финских сторожевых катера, и вахтенный офицер принял решение таранить их. Катера сумели уклониться от столкновения. Только срочное погружение спасло лодку от гибели. В пути «С-9» дважды встречала финские подводные лодки, но оба раза отказывалась от атаки, считая их советскими. 23 сентября «С-9» прибыла в назначенный район в Ботническом заливе. Днем 27 сентября у маяка Норршер лодка атаковала конвой. Через 13 секунд после выпуска торпеды на субмарине услышали взрыв большой силы. При погружении «С-9» была таранена транспортом, шедшим вторым в колонне. От удара погнут меч звукопроводной связи, сорваны носовые антенные стойки и пила сетепрорезателя. Через час после атаки командир смог наблюдать ее результат – горящий танкер. Посчитав его уничтоженным, подводная лодка покинула место боя. Результатом атаки «С-9» стало повреждение танкера «Миттельмеер» (6.370 брт), перевозившим 850 тонн авиабензина для нужд 5-го воздушного флота. Потеряв 42 тонны горючего, танкер был отбуксирован в Васу и впоследствии восстановлен. В некоторых источниках результат этой атаки оценивается иначе – потоплена голландская шхуна «Анна В» в 290 брт, (ее записала на свой счет «С-13» 17 сентября 1942 года), а лодку таранил «Миттельмеер», который сам в результате этого получил повреждения.

В ночь на 28 сентября «С-9» перешла к Кристине, где уже вечером неудачно атакует торпедами, а затем расстреливает артиллерией германский пароход «Хёрнум» в 1.467 брт (выпущено 17-100 мм снарядов). После двух попаданий транспорт загорелся, но сумел своими силами ликвидировать пожар и уйти. (В ряде источников повреждения «Хёрнума» относят к действиям субмарины «Щ-308»).

Утром 30 сентября при погружении через плохо задраенный люк (ему помешал закрыться сорванный при таране антенный стопор) стала поступать вода. Подводная лодка провалилась на глубину 44 м и ударилась о дно. Ситуацию спас командир БЧ-5 капитан 3 ранга Сафронов Г.А. сумевший организовать продувку цистерн. Через 34 минуты «С-9» всплыла. Хотя гибель лодки удалось предотвратить, в результате ЧП и затопления центрального поста вышли из строя многие механизмы и все навигационные приборы, уничтожены все документы и навигационные карты. До 3 октября подводная лодка силами экипажа производила ремонт. О каких-то активных действиях речь уже не шла. 19 октября «С-9» получила «добро» на возвращение. Без карт и надежно действующих навигационных приборов «С-9» сумела пройти через 74 линии минных заграждений противника и 30 октября вернуться в Кронштадт.

4 ноября 1942 года «С-9» прибыла в Ленинград для ремонта и зимней стоянки.

В свой последний поход для разведки Нарген-Порккалаудского рубежа «С-9» вышла 30 июля 1943 года. К этому времени немцы значительно усилили ПЛО в Финском заливе.

7-9 августа подводная лодка обследовала противолодочные сети и сообщила об обстановке. Попытка форсирования сетевого заграждения окончилась неудачей. Пытаясь прорваться, «С-9» выпустила в сторону сетей торпеду, но была замечена силами ПЛО и атакована. В ночь на 12 августа подводная лодка сообщила о своем возвращении и запросила время и место встречи с эскортом. Больше «С-9» на связь не выходила. 4 сентября к западному берегу острова Сескар прибило труп старшего рулевого подводной лодки старшины 2 статьи К.Т. Дикого с надетым прибором ИСА-М.

Долгое время считалось, что «С-9» погибла на минном заграждении «Насхорн» в районе банки Негрунд-Намси 14-15 августа или в результате атаки финского эскортного корабля «Виско» северо-восточнее острова Кери 15 августа, пока в начале мая 2013 года она не была найдена на дне у острова Большой Тютерс в ходе проведения 9-й поисковой экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы». Подлодка стала жертвой одной из неконтактных донных мин заграждения «Зееигель», подорвавшись на ней кормовой частью. Из отчета экспедиции по состоянию остова погибшего корабля «Лодка лежит в 9 милях юго-восточнее острова Большой Тютерс, на глубине около 45 м, грунт – глина. Нос на север (как и должен быть согласно рекомендованному на том участке курсу). Кренов нет, легкий дифферент на корму, так, что форштевень почти полностью над грунтом, а корма ушла в грунт по ватерлинию; винторулевая группа невидима. Носовые горизонтальные рули подняты «на всплытие».
Имеющиеся повреждения:
Выломан (накренен) носовой меч гидроакустики. Легкий корпус мостика («немецкого стиля» с раздвижными створками) разрушен рыбацким тралом (который и сейчас закрывает всю рубку лодки). Приборы, которые были на мостике, так же смяты и сорваны сетями и лежат среди обломков ограждения мостика. Среди обломков была обнаружена латунная литера «С».
Позади рубки видны повреждения полученные от подрыва на мине. Разрушения в виде разломов поперек корпуса лодки: первый в 5 м от кормового среза рубки, второй в 20 и третий в 25 м. Через трещины видно, что разломы идут как по легкому так и по прочному корпусу лодки. Корпус лодки, между разломами 2 и 3, имеет очень сильную деформацию, листы железа погнуты и задраны вверх. Можно предположить, что эпицентр взрыва был в районе 20-25 м от рубки в сторону кормы.
Детали:
Вдоль корпуса лодки идет 3 деревянных пояса обрусовки и на уровне палубы еще и трубчатый металлический поручень обмотанный резиновым жгутом. Все леера, поручни и антенные стойки лодки обмотаны резиновыми жгутам. Вдоль палубы лодки также тянется двойной кабель в медной оплетке, толщиной примерно 20 мм. Вероятно, это электрообмотка активного противоминного устройства.
Аварийный буй на носовой палубе снят, отверстие не заварено. Оба орудия стоят «по походному», с заглушками на стволах.
Оба перископа полностью опущены в тумбу. Зенитный перископ повернут на левый борт, командирский на корму.
Рубочные и носовой люки закрыты и задраены.
Открыта труба торпедного аппарата 1 (правый, нижний, носовой аппарат), труба аппарата пуста (с помощью фонаря удалось осветить пространство на метр-полтора вглубь трубы).
Выход экипажа осуществлялся видимо через этот аппарат».

 

Подводная лодка Щ-311 «Кумжа». Погибший экипаж — 40 человек. Командир — капитан 3-го ранга Пудяков Анисим Антонович.

Кильчевский В.В.

Кильчевский Владимир Владимирович. 1919 года рождения. Место рождения — село Богородское, Воскресенский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ неизвестным РВК в 1936. Старший лейтенант. Командир БЧ-1. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — Щ-311. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 14.10.1942. Покоится — 14 км южнее мыса Порккала, Финский залив, Уусимаа провинция, район Южная Финляндия, Финляндия. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Вдова — Кильчевская Наталья Семёновна (г. Златоуст). Дочь Наталья. Мать — Кильчевская Софья Сергеевна.

История ПЛ Щ-311.

«Заложена 6 ноября 1933 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород) под заводским номером 550/5. 10 апреля 1935 года подводная лодка спущена на воду и 21 августа 1936 года под командованием Лопухина Алексея Георгиевича вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. 17 сентября 1936 года «Щ-311» вступила в строй.

Начало советско-финляндской войны подводная лодка встретила под командованием капитан-лейтенанта Вершинина Федора Григорьевича (военком батальонный комиссар Ворогушин К.А.) в составе 21-го дивизиона 2-й бригады ПЛ КБФ в Кронштадте. 6 декабря 1939 года «Кумжа» вышла к месту новой дислокации в Таллин, но на переходе в условиях плохой видимости села на мель в районе Деманстейнских банок и смогла сняться с камней только при помощи эсминца «Карл Маркс». К счастью, все обошлось благополучно, и 9 декабря подводная лодка бросила якорь в Таллине, а 12 декабря «Щ-311» прибыла в Либаву.

24 декабря 1939 года субмарина вышла в боевой поход. Район крейсерства «Кумжи» был определен в районе порта Васа (позиция № 14). На борту подводной лодки находился командир 2-го дивизиона ПЛ капитан-лейтенант А.Е. Орел.

После выхода из Либавы подводная лодка попала в шторм силой 9 баллов. 25 декабря «Щ-311» вышла в Аландское море, где ей пришлось задержаться, временно заняв позицию № 7. Причиной этому послужило проход Южным Кваркеном подводной лодкой «С-1» и творившаяся в связи с этим неразбериха в штабах. Заместитель командующего флотом, находящийся в Таллине, не имел документов индивидуальной шифросвязи для каждой подводной лодки и потому не мог получать донесения с подлодок, даваемые этими шифрами в адрес штаба КБФ. Мало того, он не был извещен, какая субмарина посылается на позицию в Ботнический залив, и не знал сигналов, которые давали лодки после форсирования южного Кваркена. Поэтому все донесения командиров подводных лодок и все приказания им он должен был передавать через штаб флота, находящийся в Кронштадте.

Вечером 25 декабря у «Щ-311» состоялся первый контакт с противником. В 19.45 с подводной лодки на расстоянии 15 кбт обнаружена канлодка «Карьяла», давшая свои опознавательные. Море было спокойно, и подводная лодка находилась в лунной части горизонта в позиционном положении. Понимая, что в таких условиях сблизиться с кораблем на дистанцию залпа невозможно, командир субмарины увеличил ход и отвернул, приведя вражеский корабль за корму. «Карьяла» начала погоню, но вскоре луна скрылась, и корабли потеряли друг друга. На следующий день при форсировании Южного Кваркена в районе острова Маркет «Щ-311» ударилась о грунт, показав над водой рубку и поднятый перископ. 28 декабря «Кумжа» заняла отведенную ей позицию. Противник не ожидал присутствия советской подводной лодки в этом районе, поэтому чувствовал себя довольно спокойно – все штатные маяки горели. На исходе 28 декабря «Щ-311» обнаружила судно, которое, потушив огни, двигалось к берегам Финляндии. Спустя 8 минут «Щ-311» открыла огонь из обоих орудий. Судно направилось к маяку Норршер и начало спускать шлюпки, но, обойдя маяк, повернуло к финскому берегу и вошло в зону плавучих льдов. Субмарина тем временем не прекращала огонь, выпустив за час 67 – 45 мм снарядов. С подводной лодки наблюдались многочисленные попадания, и, считая судно обреченным, командир «Щ-311» прекратил погоню. По итогам этой атаки Вершинин доложил о потоплении транспорта водоизмещением 3-4 тыс. тонн. Мнения исследователей по поводу объекта атаки «Щ-311» неоднозначны. В большинстве источников указывается, что обстрелу подвергся германский пароход «Зигфрид», однако по данным Ю. Ровера объектом атаки «Кумжи» стал финский моторный танкер «Сигрид» в 1.224 брт, который сумел пережить это нападение. Через несколько часов лодка снова выходит в атаку. На этот раз целью стал финский пароход «Вильпас», водоизмещением 775 брт, перевозивший из Мальме в Васу пшеницу. Судно подверглось артобстрелу (за 56 минут выпущено 140 – 45 мм снарядов). Получив многочисленные попадания, пароход выбросился на прибрежные камни у маяка Норршер, где был окончательно добит торпедой с подводной лодки. Взрыв разломил судно пополам, оставив над поверхностью воды лишь полубак и мостик. (Водоизмещение этого транспорта также было оценено командиром «Щ-311» в 4.000 т).

7 февраля 1940 года подводная лодка награждена Орденом Красного Знамени.

Целую неделю «Щ-311» боролась со льдом, пока 5 января 1940 года в районе маяка Зюйдостброттен не обнаружила шведский пароход «Фенрис» (484 брт), который перевозил бочки с горючим. Белые полосы, нанесенные вдоль корпуса судна не оставляли сомнения в его принадлежности к Швеции. Пароход шел вне зоны блокады, совершая каботажный рейс между шведскими портами, и из-за плохой видимости удалился от западного берега залива. Вершинин решил выжидать. Внезапно, по советской версии, судно изменило курс на север, и, заметив подлодку, попыталось скрыться в снежном заряде. Согласно правилам, «Щ-311» сделала предупредительный выстрел и одновременно флажными сигналами предложила капитану судна прибыть на подводную лодку с документами. Несмотря на это транспорт, подняв шведский флаг, продолжал движение. После второго предупредительного выстрела судно остановилось, но после того, как «Щ-311» стала приближаться, снова дало ход. Субмарина открыла беглый огонь из обоих орудий. После того, как экипаж покинул судно, подводная лодка выпустила торпеду, которая из-за неисправности прибора Обри резко отвернула вправо и прошла под носом транспорта. Тогда артогонь был продолжен (всего почти за 2 часа было выпущено 127 – 45 мм снарядов), транспорт загорелся и приткнулся на отмели в районе плавмаяка Зюйдеростброттен. (На этот раз Вершинин оценил судно в 2.500 т).

7 января 1940 года «Щ-311» получила приказ о возвращении в базу. На следующий день «Щ-311» форсировала Южный Кваркен, в пути обнаружив сторожевик и транспорт, но из-за большой дистанции атаковать не стала. На переходе надстройки лодки представляли собой сплошную глыбу льда, освобождаясь от которого субмарина вынуждена была периодически уходить под воду. Суровые погодные условия дополнял шторм, о силе которого говорит тот факт, что волнами были выбиты стекла в ходовой рубке. 10 января «Щ-311» ошвартовалась в Либаве.

По итогам похода весь экипаж подводной лодки был награждён, комдив А.Е. Орел получил Орден Ленина, а командир «Щ-311» Ф.Г. Вершинин был удостоен звания Героя Советского Союза.

Начало Великой Отечественной войны «Щ-311» встретила под командованием капитан-лейтенанта Сидоренко Петра Антоновича в составе 6-го дивизиона 2-й бригады ПЛ КБФ в Таллине. С 3 по 11 июня 1941 года подводная лодка несла дозор в устье Финского залива, а в ночь на 22 июня возвращалась в Таллин с учений в Рижском заливе.
Уже на второй день войны «Щ-311» вышла к Норчёпингской бухте (позиция № 5). На переходе в район патрулирования подводная лодка была атакована германской субмариной «U-145». К счастью, торпеды вражеской субмарины прошли мимо. 26 июня «Кумжа» была в назначенном районе. В ходе патрулирования «Щ-311» 13 раз обнаруживала цели, но в силу того, что подводная лодка находилась достаточно далеко от берега, потенциальные объекты для атаки обнаруживались либо слишком поздно, либо командир, боясь завести корабль на мелководье, отказывался от атаки. Единственная попытка выпустить торпеду сорвалась из-за ошибки командира, когда 2 июля при выходе на боевой курс, он от волнения забыл дать команду о подготовке торпедных аппаратов к пуску. В ночь на 11 июля «Щ-311» начала возвращение на базу и в этот же день самостоятельно прибыла в бухту Кихелькона.

В следующий боевой поход к западу от острова Гогланд (позиция № 1) с целью перехвата германских кораблей в случае их прорыва к Кронштадту лодка вышла 27 сентября 1941 года. Противник встречен не был, и 18 октября «Щ-311» благополучно вернулась в базу.

9 ноября 1941 года лодка вновь выходит на позицию в районе маяка Эландсрев (к востоку от острова Эланд, позиция № 4). С конвоем на Ханко подводная лодка дошла до острова Кери и далее продолжила движение самостоятельно. Вечером 12 ноября «Щ-311» прибыла в район маяка Хоборг. 15 ноября у маяка Каппельудден «Кумжа» обнаружила ходовые огни одиночного судна. Лодка четырежды (!) атаковала его, выпустив, в общей сложности, пять торпед, но все они либо прошли мимо, либо утонули сразу после выстрела. (Первые две и пятая торпеды были типа «53-27», третья и четвертая типа «45-36»). «Щ-311» открыла по транспорту артиллерийский огонь (выпущено 20 45-мм снарядов), но спустя четыре минуты субмарина сама попала под обстрел шведской береговой батареи, и ей пришлось погрузиться. Цель атаки подлодки – датский пароход «Эммануэль» (1284 брт), по наблюдениям командира субмарины выбросился на берег. 17 ноября во время шторма у подводной лодки оказались повреждены кормовые горизонтальные рули и «Щ-311» вынуждена была вернуться в базу.

В конце ноября подводная лодка перешла в Ленинград, где встала на ремонт на заводе № 194. Тогда же на «Щ-311» сменился командир. Им стал капитан 3 ранга Пудяков Анисим Антонович. Весной 1942 года в результате артобстрела подводная лодка получила повреждения, что задержало ее ввод в строй.

В следующий боевой поход в район между островами Готланд и Эланд (южная часть позиции № 11) «Щ-311» вышла только 10 октября 1942 года. В полночь 12 октября на Восточном Гогландском плесе субмарина погрузилась, и больше ее никто не видел. На связь «Кумжа» также не выходила. Подводная лодка подорвалась на мине заграждения «Насхорн-11» 14 октября 1942 года и вынуждена была всплыть. Взрыв был зафиксирован шумопеленгаторной станцией противника, и вскоре поднятый по тревоге финский самолет «SB-10» эскадрильи Lelv-6 обнаружил субмарину и точно сбросил в место ее погружения 2 глубинные бомбы.

Летом 2012 года «Кумжа» найдена на дне финской дайверской группой под руководством Михаила Иванова. По данным обследования корабль имеет повреждения верхней палубы в районе носовых антенных стоек, вероятно, полученные в результате подрыва на мине, а также большие повреждения боевой рубки, возможно полученные в результате взрыва авиационной глубинной бомбы. Верхний рубочный люк подорван, а аварийный кормовой приоткрыт. Очевидно, часть экипажа подлодки после того, как центральный пост был затоплен пыталась покинуть затонувший корабль».

 

Подводная лодка М-97. Погибший экипаж — 20 человек. Командир — капитан-лейтенант Дьяков Николай Васильевич.

Кутасов А.Н.

Кутасов Александр Николаевич. 1911 года рождения. Место рождения — дер. Медведево, Балахнинский район, Нижегородская область. Образование 7 классов. Слесарь-механик. Призван в ВМФ Балахнинским РВК в 1933. Мичман (с 19.02.1942). Старшина мотористов. Член ВКП(б). Последнее место службы — М-97. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 17.11.1942. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

История ПЛ М-97.

«Заложена 26 июля 1937 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком под строительным номером С.249. 20 сентября «М-97» была спущена на воду, 10 октября 1939 года подводная лодка вступила в строй, после чего она вместе с «М-96» была поставлена в плавдок для транспортировки на Балтику, но осенью 1939 отправка кораблей не состоялась, и субмарины остались зимовать на Волге, хотя уже 12 ноября 1939 года «М-97» формально вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота, но на Балтику подводная лодка прибыла только весной 1940 года.

22 июня 1941 года «М-97» встретила под командованием капитан-лейтенанта Мыльникова Александра Ивановича, который командовал кораблем с октября 1939 года в составе 8-го дивизиона 2-й бригады ПЛ КБФ. Субмарина находилась в текущем ремонте в Таллине и числилась в первой линии. Уже 26 июня при пробном выходе после ремонта подводная лодка подверглась безуспешной атаке вражеского самолета.

4 июля подводная лодка перешла в Палдиски, откуда вечером 6 июля совместно с «М-103» в сопровождении двух БТЩ и двух СКА вышла в дозор к острову Утё (позиция № 7). В ночь на 7 июля на меридиане маяка Тахкуна в точке 59°09’5 с.ш.; 22°37’5 в.д., сопровождающий субмарину «Т-216» подорвался на мине (время гибели корабля у М. Морозова 23.25; у А. Платонова 12.35). Находившийся на борту тральщика командир 8-го дивизиона ПЛ капитан 3 ранга Е.Г. Юнаков, обеспечивающий развертывание подводных лодок дивизиона, получил тяжелое ранение, но был подобран из воды сторожевым катером. Потеряв лидера эскорта (второй тральщик, «БТЩ-211», встретив возвращающеюся с позиции «М-102», повернул обратно), подводным лодкам пришлось вернуться в Палдиски, откуда «М-97» перешла в Триги, по пути подвергаясь неоднократным атакам вражеской авиации.

Утром 8 июля «М-97» вновь вышла на позицию. Днем, подвергшись атаке самолета противника, подводная лодка погрузилась, и далее продолжила движение в подводном положении. 10 июля субмарина была в указанном районе (у острова Утё, позиция № 7). Возможность отличиться «М-97» представилась около полудня 11 июля, когда в перископе командир советской субмарины увидел «челнок» «U-144» (Мыльников оценил цель как подводную лодку типа «Ветехинен»). Условия для атаки были идеальные (курс цели 45°, свой курс – 0°, дистанция 6 кбт, которая в ходе наблюдения за целью сократилась до 2 кбт, ход цели 2-3 узла. К сожалению, командир забыл дать команду о подготовке торпедных аппаратов к залпу, и момент для пуска торпед был упущен. Спустя несколько часов роли поменялись, и командир «U-144» выпустил одну торпеду по «М-97», правда, так же неудачно. В ночь на 14 июля подводные лодки встретились вновь. На этот раз в качестве потенциальной цели снова выступала «U-144», но командир «М-97» посчитал условия для проведения атаки невыполнимыми, и команды «Пли» не последовало. 14 июля «М-97» благополучно вернулась в Триги, а 8 августа перешла в Кронштадт.

В следующий боевой поход с задачей разведки в районе Таллина «М-97» вышла в ночь на 12 сентября. За все время нахождения на позиции встреч с противником подводная лодка не имела и в ночь на 19 сентября начала возвращение в базу. На переходе субмарина была трижды атакована финским самолетом «Бристоль-Бульдог» и легко повреждена пулеметным огнем. На исходе 20 сентября «М-97» ошвартовалась в Кронштадте.

Вечером 17 октября 1941 года «М-97» снова вышла в море для действий на коммуникации Таллин-Хельсинки. Еще на Кронштадском рейде субмарина столкнулась с буксирным катером и повредила форштевень, что не помешало ей продолжить поход. Проникнув в Таллинскую бухту, утром 24 октября у Екаринентальского створа «М-97» атакует судно противника, и хотя на субмарине слышали взрыв, атакованное «М-97» немецкое судно «Хохенхёрн» благополучно прибыло в место назначения. В этот же день подводная лодка имела ещё один контакт с противником, но из-за большой дистанции не атаковала. Последнюю оставшуюся торпеду «М-97» выпустила днем 25 октября в 7 милях южнее плавучего маяка Хельсинки. Атакованный караван судов под прикрытием авиации потерь не понес. В связи с израсходованием боезапаса «М-97» 27 октября вернулась в Кронштадт, а в ноябре 1941 года перешла в Ленинград для зимней стоянки и ремонта.

14 января 1942 года на подводной лодке сменился командир. Вместо капитана 3 ранга Мыльникова, принявшего «С-9», на «М-97» пришел капитан-лейтенант Дьяков Николай Васильевич.

14 февраля «М-97», пришвартованная у моста Строителей в Ленинграде, получила повреждения при артобстреле. Попадание снаряда пришлось на рубку и прочный корпус в районе 37 шпангоута. Подводная лодка получила 44 осколочных пробоины в надстройке и 96 в ограждении рубки.

27 мая 1942 года отремонтированная субмарина самостоятельно перешла из Ленинграда в Кронштадт, а 28 мая – к острову Лавенсари, откуда на следующий день вышла к Восточному Гогландскому плесу с задачей разведки противолодочной обороны противника. Для зарядки аккумуляторов субмарина оставляла позицию и приходила на Лавенсари. 4 июня «М-97» произвела разведку острова Гогланд, но дальнейшее патрулирование пришлось прекратить из-за неисправности головки перископа, которая стала пропускать воду. 16 июня «М-97» прибыла в Кронштадт и встала на ремонт.

Последний поход «М-97» начался вечером 25 августа 1942 года. В ночь на 1 сентября она в сопровождении тральщиков вышла с Лавенсари в точку погружения на Восточном Гогландском плесе для следования на позицию между Таллином и Хельсинки. Больше подводная лодка на связь не выходила и в базу не вернулась. По финским данным около полуночи 2 сентября южнее Тиискери «М-97» была потоплена артогнем и глубинными бомбами сторожевых катеров «VMV-1» и «VMV-2».

В 1990 году подводная лодка была обнаружена на дне Финского залива южнее Хельсинки в точке 59°50′ с.ш./ 24°30′ в.д. Субмарина погибла на мине заграждения «Насхорн».

Подводная лодка Щ-324. Погибший экипаж — 39 человек. Командир — капитан-лейтенант Тархнишвили Георгий Иорамович.

Ларин А.Н. — указан на памятной плите №1.

Ларин Александр Николаевич. 1920 года рождения. Место рождения — г. Москва. Призван в ВМФ Краснопресненским РВК, г. Москва в 1938. Военный фельдшер. Лекарский помощник. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-324. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 6 – 10 ноября 1941. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Нилов Н.Е.

Нилов Николай Евгеньевич. 1920 года рождения. Место рождения — Сормово, г. Нижний Новгород. Образование 7 классов. Слесарь. Работал на заводе «Красное Сормово». Призван в ВМФ Сормовским РВК, г. Горький в 1940. Матрос (краснофлотец). Трюмный машинист (с 01.01.1941). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-324. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 6 – 10 ноября 1941. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Сиротин Н.Д.

Сиротин Николай Дмитриевич. 1919 года рождения. Место рождения — дер. Померекино, Кологривский район, Нижегородская (ныне Костромская) область. Призван в ВМФ Борским РВК, Горьковская область в 1938. Матрос (краснофлотец). Ют. спец. рулевой. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-324. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 6 – 10 ноября 1941. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

История ПЛ Щ-324.

«Заложена 31 декабря 1934 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород) под стапельным номером 550/8. 10 апреля 1935 года подводная лодка спущена на воду, 31 октября 1936 года вступила в строй и 4 ноября 1936 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

К началу советско-финляндской войны «Щ-324» находилась под командованием капитана 3 ранга Коняева Анатолия Михайловича в составе 22-го дивизиона 2-й бригады ПЛ КБФ.

Вечером 28 ноября 1939 года подводная лодка вышла на дозорную позицию к острову Тийскери, но с началом «Зимней войны» субмарине было приказано вернуться в Таллин и быть в оперативном резерве командования. 4 декабря «Щ-324» вновь вышла в море к острову Логшер (позиция №8). В первый же день пребывания у знака Фесторнэ, подводная лодка обнаружила в перископ на расстоянии 3-4 кбт неизвестную субмарину в надводном положении. Предполагая о присутствии в этом районе «С-1» командир отказался от атаки и донес об этом в штаб флота. Только после того, как было выяснено, что «С-1» находится в Ботническом заливе, стало ясно, что подводная лодка принадлежит противнику. (Это оказалась «Ветехинен», вышедшая со стоянки Хусё в район Либавы с задачей перехватить ледокол «Ермак», прошедший балтийские проливы). Днем 9 декабря «Щ-324» вновь обнаружила неприятельскую субмарину, которая в этот раз была уверенно опознана как подводная лодка типа «Ветехинен». (Финка возвращалась в базу после неудачной охоты на «Ермак»). Во время выхода в атаку «Щ-324» по вине торпедистов, потеряла плавучесть и ушла на глубину 15 метров. Выровняв подводную лодку, командир обнаружил, что цель уходит от него к шхерному фарватеру у знака Фесторнэ, где она скрылась. Четырехдневные ожидания в этом районе не дали результатов. Вражеская подводная лодка больше не появлялась.

Днем 17 декабря «Щ-324» обнаружила финский ледокол типа «Сампо», который, обнаружив перископ, ушел в Абосские шхеры. В это же время подводная лодка обнаружила два транспорта, шедшие в восточном направлении в большом удалении друг от друга. Был атакован первый транспорт, но выпущенная торпеда выскочила на поверхность и отвернула вправо. Опасаясь циркуляции торпеды, командир лодки вынужден был погрузиться, и транспорт ушел. Через некоторое время было атаковано второе судно, но выпущенная торпеда прошла мимо.

31 декабря субмарина вышла на позицию в Ботническом заливе в районе Южного Кваркена (позиция № 10-расширенная). Наряду с борьбой с судоходством противника, подводной лодке была поставлена задача ежедневно доносить командованию о состоянии льдов. Находясь на позиции, подводная лодка неоднократно встречала финские корабли и суда. Днем 13 января она обнаружила конвой из трех транспортов («Аннеберг», Хебе» и «Боре I»), сторожевого корабля, тральщика и сторожевого катера. С дистанции 4 кабельтовых «Щ-324» атаковала один из транспортов, но торпеда прошла за его кормой, а лодку выбросило на поверхность, и она подверглась безуспешной контратаке сил эскорта. По официальной советской версии «Щ-324» всплыла и стала отвечать огнем из своих 45-мм орудий. В перестрелке один из снарядов с лодки попал в глубинную бомбу сторожевика «Аура II» (бывшая яхта президента Финляндии, 550 тонн). Взрыв боезапаса мгновенно уничтожил корабль и он пошел ко дну с 25 членами экипажеа во главе с лейтенантом Терё. По финской версии корабль погиб от самопроизвольного взрыва глубинной бомбы при контратаке подводной лодки. После гибели сторожевика финны прекратили преследование «Щ-324».

Дальнейшее патрулирование проходило в условиях низких температур и сильного шторма (15 января температура воздуха –18°С, волнение моря 11 баллов). 18 января 1940 подводная лодка докладывала, что на борту осталось 9 тонн топлива и тонна пресной воды. 19 января «Щ-324» получила «добро» на возвращение. У маяка Стурброттен лодка погрузилась и дальше шла подо льдом, пройдя в таких условиях в общей сложности 31,3 мили, при этом командир субмарины не имел лоции Южного Кваркена и эхолота, что позволяло бы уточнять счисление по характерам глубин. У маяка Свенска-бирн «Щ-324» всплыла, и 21 января благополучно завершила боевой поход, ошвартовавшись в Либаве. При плавании во льдах на подводной лодке были повреждены антенны, стойки, барбеты и волнорезы, носовая часть погнута, були деформировались.
21 апреля 1940 года «Щ-324» стала Краснознаменной, весь её экипаж награжден орденами и медалями, а командир удостоен звания Героя Советского Союза.

22 июня 1941 года лодка встретила под командованием капитан-лейтенанта Тархнишвили Георгия Иорамовича в составе 7-го Дивизиона 2-й Бригады ПЛ КБФ. В середине июня субмарина завершила средний ремонт и находилась в бухте Локса в оргпериоде.

Утром 24 июля 1941 года подводная лодка вышла из Таллина в Померанскую бухту (позиция № 1). За время патрулирования субмарина трижды встречала одиночные суда противника, но атаки срывались из-за неправильного маневрирования. Утром 12 августа «Щ-324» благополучно вернулась в Палдиски.

15 августа подводная лодка перешла в Кронштадт, откуда вечером 2 ноября вышла на позицию у входа в Финский залив с задачей прикрытия эвакуации Ханко (позиция «А»), а с 10 ноября субмарина должна была действовать в районе Мемель-Виндава (позиция № 3). До утра 4 ноября подводная лодка шла совместно с конвоем на Ханко. В ночь на 5 ноября с неё получено донесение о выходе в указанный район. Больше лодка на связь не выходила, в базу она не вернулась.

Летом 2015 года «Щ-324» была обнаружена и идентифицирована на дне командой финских дайверов «Subzone», которая опиралась на информацию рыбаков, рвавших сети в этом районе. В середине октября 2015 года исследовательские группы «Поклон кораблям Великой Победы» и «Divers of the Dark» провели мемориальные мероприятия на месте гибели субмарины.

Подводная лодка погибла 6 – 10 ноября 1941 года в западной части Финского залива, носовой частью подорвавшись на немецкой мине EMC заграждения «Апольда I», которое занимало часть позиции субмарины. Гибель застала корабль в подводном положении. Судя по поднятому и немного повернутому в сторону командирскому перископу, в последний момент подлодка брала пеленги с находящегося неподалеку маяка Бенгшер. Взрыв мины привел к детонации запасных торпед, полностью уничтожив два носовых отсека. Вероятно, после взрыва выживших среди моряков подлодки не было; кормовой люк остался закрытым».

Подводная лодка С-5. Погибший экипаж — 33 человека. Командир (был спасен при подрыве лодки на мине и ещё 14 членов экипажа) — капитан-лейтенант Бащенко Александр Аркадьевич.

Ляпонин В.И.

Ляпонин В И. 1911 года рождения. Место рождения — дер. Останино, Городецкий район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Балахнинским РВК, Горьковская область в 1934. Главный старшина. Старшина трюмных машинистов. Беспартийный. Последнее место службы — ПЛ С-5. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 29.08.1941 при переходе из Таллина в Кронштадт. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

История ПЛ С-5.

«Заложена 28 декабря 1935 года на заводе № 189 (Балтийский завод) в Ленинграде под стапельным номером 278 и литерным обозначением «Н-5». 16 мая 1936 года подводная лодка спущена на воду. 20 октября 1937 года она получила обозначение «С-5». Накануне начала советско-финляндской войны, 27 ноября 1939 года «С-5» под командованием капитан-лейтенанта Бащенко Александра Аркадьевича (принял корабль в мае 1939) вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота, пополнив 16-й дивизион ПЛ КБФ в Либаве.

В течение января 1940 года субмарина несла дозор у Либавы. 30 января 1940 года «С-5» вышла в свой второй боевой поход в устье Финского залива, но была затерта льдами, из которых освободилась лишь с помощью канонерской лодки «Красное Знамя». В Либаву «С-5» вернулась 6 февраля 1940 года с тяжелыми повреждениями, нанесенными льдом. На подводной лодке была деформирована верхняя палуба и продавлен легкий корпус, повреждены балластные цистерны, погнуты шпангоуты легкого корпуса, форштевень и оба гребных винта, заклинило якорь, выведены из строя волнорезы.

Начало Великой Отечественной войны «С-5» встретила под командованием капитана 3 ранга Бащенко А.А. в составе 1-го дивизиона 1-й бригады ПЛ КБФ в Усть-Двинске.

24 июня 1941года подводная лодка вышла в район между островом Борнхольм и Карлскроной (позиция № 2). Крейсерство закончилось безрезультатно, зато сама лодка чуть было не стала жертвой атаки самолета противника, атаковавшего лодку утром 8 июля (по другим данным атака самолета из состава 125-й морской разведывательной группы (SAGr 125) произошла 20 августа). Две сброшенные бомбы разорвались в воде после срочного погружения субмарины. Получили повреждения прочный корпус, гирокомпас и один из главных электродвигателей. В этот же день подводная лодка получила приказ на возвращение. 10 июля лодка благополучно прибыла в бухту Кихелькона.

14 июля «С-5» перешла в Кронштадт, где встала в док. По окончании ремонтных работ подводная лодка прибыла в Таллин, откуда 6 августа вновь вышла на позицию район Данцигской бухты (позиция № 3), где произвела торпедную атаку одиночно идущего транспорта. Торпеда прошла мимо, противник оставляет без комментариев эту атаку. 24 августа «С-5» прибыла в Таллин. К сожалению, подробной информации о последнем походе «С-5» нет, так как по возвращении командир не успел сдать отчет в штаб бригады до гибели своего корабля.

В составе Отряда главных сил КБФ «С-5» участвовала в прорыве флота из Таллина в Кронштадт. Подводная лодка шла в кильватере крейсера «Киров». 28 августа в 20.11. подсеченная тралом мина ударилась о корпус субмарины, и она сразу ушла на дно. Подоспевшими катерами было спасено не менее 14 человек, среди них командир лодки Бащенко А.А., военком «С-5» А.Н. Кольский, командир БЧ-2-3 старший лейтенант П.Н. Матвеев, боцман мичман М.И. Дмитриев, командир 1-й бригады ПЛ Герой Советского Союза капитан 1 ранга Египко Н.П., военком бригады полковой комиссар Г.М. Обушенков и командир Таллинского военного порта. (Один краснофлотец, возможно, был принят на борт проходившей мимо подводной лодки «Лембит»). Вместе с «С-5» кроме 33 членов экипажа подводной лодки погиб командир 3-го дивизиона ПЛ капитан 3 ранга Аверочкин А.К. и офицеры штаба 1-й Бригады ПЛ.

«С-5» была найдена в ходе проведения совместной российско-финской экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы». В мае 2012 года корпус субмарины был обследован на дне финскими дайверами под руководством М. Иванова. Подводная лодка лежит на грунте на глубине 82 м в 3,5 милях к югу от места где покоится «П-1». Корпус «С-5» переломлен на две части и лежит в положении «V» без кренов; корма и нос задраны вверх. Первый фрагмент небольшой, и составляет сильно разрушенную носовую оконечность и часть первого отсека, лежит в 10-15 м от остального корпуса. Между ними на дне находится сброшенное со своего места 100-мм орудие. Основная часть от кормы до рубки без видимых повреждений; остальное скрыто под илом».

Подводная лодка Л-2. Погибший экипаж — 50 человек. Командир — капитан-лейтенант Чебанов Александр Петрович .

Николичев М.Д. — на плите ошибочно указано — подводная лодка П-2.

Николичев Михаил Дмитриевич. 1917 года рождения. Место рождения — село Савино (или дер. Сивцево), Чкаловский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Автозаводским РВК, г. Горький в 1940. Матрос ( краснофлотец). Командир отделения штурманских электриков. Беспартийный. Последнее место службы — ПЛ Л-2, 2-й дивизион подводных лодок, 1-я Бригада подводных лодок. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами 14.11.1941. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

История ПЛ Л-2 .

«22 июня 1941 года «Л-2» встретила под командованием капитан-лейтенанта Чебанова Александра Петровича в составе 14-го дивизиона учебной бригады ПЛ КБФ. Лодка находилась в ремонте на заводе № 196 и ее готовность на 1 июля 1941 года составляла 83,2 %. Вскоре ремонт был закончен, и 6 сентября 1941 года «Л-2» перечислена во 2-й дивизион ПЛ КБФ.

13 ноября 1941 года лодка вышла из Кронштадта с полным грузом мин для минных постановок в Данцигской бухте в составе 4-го конвоя на Ханко (эсминцы «Суровый» и «Гордый», минзаг «Урал», 3 тральщика, 6 катеров).

В ночь с 13 на 14 ноября 1941 года у острова Кери корабли вошли в плотное минное поле (заграждение D-46, выставленное минным заградителем «Кайзер»). На мины попали эсминцы «Гордый», «Суровый», тральщик «Т-206», охотник «МО-301». В 01.07 «Л-2» подорвалась на мине, но осталась на плаву. Подлодка встала на якорь, а экипаж субмарины приступил к борьбе за живучесть. Характер дна не давал возможности удержать корабль на месте, сильный ветер начал сносить его в сторону, и через 20 минут «Л-2» подорвалась еще на одной мине. Проходившие мимо корабли конвоя участия в спасении людей не принимали. Выделенный для помощи подлодке тральщик «Т-217» не сумел снять экипаж с аварийного корабля и вскоре ушел догонять конвой. С «Л-2» удалось спастись только мотористу Щербине, электрику Бойкову и радисту Кваснову, которые успели перебраться на стоящий рядом эсминец «Суровый» во время случайного сближения кормовых оконечностей двух кораблей. В момент гибели «Сурового» они были сняты с корабля вместе с экипажем эсминца».

Подводная лодка Щ-323. Погибший экипаж — 39 человека. Командир — капитан 3-го ранга Андронов Алексей Герасимович.

Осипов А.И.

Осипов Александр Иванович. 1918 года рождения. Место рождения — дер. Кошкино, Ляховский район, Нижегородская (ныне Владимирская) область. Призван в ВМФ неизвестным РВК в 1935. Старший лейтенант. Командир БЧ-3. Член ВКП(б), партийный билет №3760023. Последнее место службы — ПЛ Щ-323, 3-й дивизион подводных лодок, 1-я Бригада подводных лодок. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами при выполнении боевого задания 30.04.1943. Покоится — Финский залив, Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Награждён орденом «Красного Знамени».

Отец — Осипов Иван Ермолаевич. Мать — Осипова Т.А.

Шахов Л. М.

Шахов Леонид Максимович. 1920 года рождения. Место рождения — село Сартаково, Богородский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Автозаводским РВК в 1940. Старший матрос (старший краснофлотец). Моторист. Член ВКП(б), партийный билет №0442118. Последнее место службы — ПЛ Щ-323, 3-й дивизион подводных лодок, 1-я Бригада подводных лодок. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами при выполнении боевого задания 30.04.1943. Покоится — Финский залив, Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Отец — Шахов Максим Иванович. Мать — Шахова Ирина Михайловна.

История ПЛ Щ-323.

«Заложена 31 декабря 1934 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород). Заводской номер 550/7. 10 апреля 1935 года лодка спущена на воду. 3 ноября 1936 года «Щ-323» вошла состав Краснознаменного Балтийского флота.

Под командованием старшего лейтенанта Иванцова Федора Ивановича в составе 22-го дивизиона ПЛ КБФ «Щ-323» приняла участие в советско-финляндской войне. 5 декабря 1939 года лодка вышла в свой первый боевой поход к острову Утё (позиция № 6). К вечеру субмарина обнаружила германское судно «Олива», следующее в Мянтилуото. Световыми сигналами судно остановить не удалось, и тогда был открыт огонь из 45-мм орудия. Четыре выстрела привели в дееспособное состояние верхнюю вахту «купца», судно остановилось (прямых попаданий в него не было). Капитан парохода на спешно спущенной шлюпке доставил на субмарину судовые документы, составленные на немецком и английском языках, которыми на подводной лодке, включая командира, никто не владел. Посмотрев бумаги, Иванцов отпустил судно, хотя имел все основания задержать его за перевозку военной контрабанды.

«Щ-323» патрулировала позицию до вечера 9 декабря. Ночью 10 декабря она покинула район действий, чтобы определить свое место по маякам острова Хиума. Около 3 часов утра 11 декабря в 28,5 милях от маяка Ристна подводная лодка обнаружила огни неизвестного судна. В ответ на требование остановиться на нем якобы погасили ходовые огни, но забыли выключить гакабортный огонь. Ориентируясь по нему, «Щ-323» сблизилась с эстонским транспортом «Кассари» (379 брт), шедшим вне зоны объявленной блокады из шведского Сундсвалля в Таллин. По пароходу был открыт артиллерийский огонь (стреляло только кормовое орудие, так как носовое обмерзло; до 04.30 выпущено 160 снарядов), судно затонуло. Один из членов команды судна был убит, остальные, пользуясь темнотой, предпочли скрыться на шлюпке. Командир подводной лодки, пытаясь захватить и опросить спасшихся, приказал поднять наверх «Максим». В результате пулеметного огня получили ранения еще два моряка «Кассари». Эстонцев спасло то, что прожектор на подводной лодке внезапно «скис» и сигнальщики подводной лодки потеряли шлюпку из вида. Вскоре подробности инцидента стали достоянием эстонских газет. В штабе КБФ действия «Щ-323» так же оценили как «дикие» и «зверские», что, впрочем, не помещало наградить Иванцова орденом Красной Звезды. (Очень скоро Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов приказал Военному Совету КБФ запретить подводным лодкам топить и обстреливать суда нейтральных стран вне зоны блокады). 19 декабря, встретив внутри блокадной зоны шведское судно, «Щ-323» ограничилось только уточнением его национальности.

Второй поход «Щ-323» прошел в Аландском море (позиция № 7 от параллели маяка Логшер до параллели маяка Гислан). Подводная лодка имела несколько встреч с транспортами (два из них досмотрены) вне зоны блокады, и лишь однажды (7 января) неудачно атаковала неизвестный транспорт одной торпедой. «Щ-323» находилась на позиции до 20-х чисел января 1940 года. Её действия затрудняли лед, морозы и сильный ветер. 15 января подводная лодка настолько обледенела, что двигалась с постоянным креном в 10° на правый борт. Обколка льда не могла быть произведена из-за высокой волны. Стоял 25-градусный мороз. Под тяжестью льда оборвались антенны, вышел из строя горизонтальный руль, замерзло и не действовало якорное устройство. В дополнение к этим бедам на подводной лодке пробило обмотку одного из главных электродвигателей. Прибыв в базу, корабль требовал серьезного ремонта.

Начало Великой Отечественной войны «Щ-323» встретила в составе 7-го дивизиона 2-й бригады ПЛ КБФ в Таллине. Корабль только что закончил средний ремонт на Кронштадском морском заводе. Командовал субмариной все тот же Федор Иванович Иванцов, но уже в звании капитан-лейтенанта.
13 июля 1941 года лодка вышла в море в район Стокгольма (позиция № 10). Успехов в этом походе «Щ-323» не добилась (за все время патрулирования обнаружен лишь шведский миноносец, и встречен самолет), зато сама субмарина вполне могла стать объектом для атаки, два раза (на выходе и при возвращении) пройдя через позицию германской субмарины «U-144». 4 августа в охранении базовых тральщиков «БТЩ-210» и «БТЩ-215» «Щ-323» вернулась в базу.

10 октября «Щ-323» вновь вышла в боевой поход в район Норчёпигской бухты (позиция № 5), однако по пути следования на позицию лодка получила приказ найти и атаковать корабли противника, обстреливающие советские позиции на полуострове Кыпу. 13 октября у мыса Ристна лодка обнаружила корабли соединения «Остпройссен» (крейсер «Кёльн», миноносцы «Т-2», «Т-5», «Т-7», «Т-8» и группу тральщиков). «Щ-323» вышла на боевой курс для атаки крейсера, но из-за ошибки личного состава лодка потеряла дифферентовку и легла на грунт. Атака сорвалась. Через полчаса всплыв под перископ, «Щ-323» кораблей противника уже не обнаружила. Выполнив задачу по подавлению советской 42-й батареи в районе мыса Ристна, они взяли курс на Готенхафен, куда благополучно прибыли утром 14 октября. 15 октября «Щ-323» была уже на позиции, проведя в этот день две безрезультатные атаки по одиночным транспортам. В первый раз торпеда сбилась с курса; во второй – прошла под килем транспорта. 16 и 17 октября лодка снова атакует. По результатам последней атаки в некоторых советских источниках ошибочно упоминается о потоплении транспорта «Паула Фаульбаумс» («Paula Faulbaums», 1908 г., 1855 брт), который в ночь на 18 октября 1941 года сел на мель у Ландсорта. Судно получило пробоину и оставлено командой, а к утру затонуло. Итогом атаки 16 октября командир посчитал потопленным танкер противника водоизмещением в 17.000 тонн. На самом деле жертвой торпеды «Щ-323» стал германский транспорт «Балтенланд» в 3.784 брт с грузом деревянных креплений для шахт. (В некоторых источниках потопление «Балтенланда» относят к атаке 30 октября, оценивая его как плавбазу в 3.724 брт). 18 октября во время шторма от удара волн на «Щ-323» вышел из строя вертикальный руль, и лодка перешла на управление машинами. Впоследствии руль был отремонтирован, но работал он крайне ненадежно.

30 октября «Щ-323» выпустила торпеду по одиночному транспорту. На субмарине был слышен сильный взрыв, сама же подводная лодка зарылась в волну. Через две минуты объект атаки обнаружен не был, что дало основание считать судно потопленным. Зарубежных данных по результатам этой атаки нет. Проведя еще две атаки (3 и 5 ноября), в результате чего, по докладу капитан-лейтенанта Иванцова, 5 ноября был потоплен еще один танкер противника, «Щ-323» направилась в базу, куда благополучно прибыла 10 ноября 1941 года.

Итогом похода «Щ-323», по мнению командования КБФ, явилось уничтожение трех судов противника (подтверждена противником одна победа). Командир субмарины Ф.И. Иванцов был награжден Орденом Ленина. Экипаж лодки также был отличен орденами и медалями, а сама «Щ-323» 17 января 1942 года награждена Орденом Красного Знамени, став первой Краснознаменной подводной лодкой Балтики в Великую Отечественную войну.
28 ноября 1941 года при стоянке в Ленинграде у борта плавбазы «Ока» рядом с субмариной взорвались три авиабомбы, нанеся подводной лодке повреждения.

9 июля 1942 года командиром «Щ-323» назначен капитан 2 ранга Андронов Алексей Герасимович. 23 августа «Щ-323» вышла из Кронштадта в третий боевой поход. Прибыв на Лавенсари, лодка смогла выйти на позицию только 1 сентября. В этот же день «Щ-323» подорвалась на антенной мине заграждения «Зееигель», получив серьезные повреждения, ограничивающие глубину погружения двадцатью метрами. Лодке пришлось вернуться обратно в базу и встать на ремонт.

28 ноября 1942 года при стоянке в Ленинграде «Щ-323» получила новые повреждения. Осколками авиабомбы пробило прочный корпус и вывело из строя аккумуляторную батарею.

В ночь с 30 апреля на 1 мая 1943 года группа лодок начала переход из Ленинграда в Кронштадт. Пополнив там запасы, субмарины должны были выйти на позиции в Балтийском море. Головной шла «Щ-406», за ней «Щ-323». У выхода из огражденной части Морского канала на «Щ-406» вышел из строя гирокомпас. Не задерживая перехода всей группы лодок, капитан 2 ранга В.А.Полещук, шедший старшим в группе подводных лодок на «Щ-406», приказал «Щ-323» занять место в голове колонны. В условиях плохой видимости, из-за ошибки счисления своего места (показания тахометра при работе электродвигателей принимались за обороты винта под дизелями) и отсутствия в назначенном месте судна контролера «Щ-323» проскочила точку поворота протраленного фарватера почти на полмили, подорвалась на донной мине и затонула – на поверхности осталась лишь тумба перископа. Катер, следовавший рядом с «Щ-323» подобрал из воды трех тяжелораненых. Это были дивизионный штурман капитан 3 ранга М.С. Солдатов, командир БЧ-1-4 «Щ-323» старший лейтенант А.А. Шишаев и штурманский электрик старшина 2 статьи П.А. Евдокименко. Еще пятеро, в том числе и командир корабля капитан 2 ранга Андронов, которые находились в момент взрыва на мостике, погибли.

Корпус лодки был сильно разрушен, но люди из концевых отсеков (16 человек) остались живы. Перейдя в седьмой отсек, моряки начали подготовку к выходу из аварийной подлодки через торпедный аппарат. Первым вышел наверх главный старшина Дмитрий Трубин. Разведав обстановку, он вернулся, после чего люди один за другим начали выходить из подводной лодки. К этому времени рассвело, видимость улучшилась. Немцы, заметив плавающих в воде людей, открыли артиллерийский огонь. К вечеру подошедшие катера спасли еще двух человек, продержавшихся под обстрелом врага в ледяной воде шестнадцать часов. Это были находившиеся на борту субмарины в качестве пассажиров строевой плавбазы «Аэгна» краснофлотец А.М. Назаров и электрик ПЗС «Л-55» старший краснофлотец И.А. Харченко. Общие потери экипажа подводной лодки составили 39 человек.

Летом 1944 года обе части корпуса «Щ-323» были подняты и доставлены к набережной Невы в район 12-13 линий Васильевского острова. После извлечения тел погибших, которые были захоронены на Смоленском кладбище, корпус в 1949 году разделан на металл».

Подводная лодка Щ-317. Погибший экипаж — 41 человек. Командир — капитан-лейтенант Мохов Николай Константинович.

Разин М.А.

Разин Михаил Алексеевич. 1920 года рождения. Место рождения — рабочий посёлок Копосово, Сормовский район, г. Нижний Новгород. Образование 7 классов. Токарь. Работал на заводе «Красное Сормово». Призван в ВМФ Сормовским РВК в 1939. Старший матрос (старший краснофлотец). Старший торпедист (с 02.12.1940). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-317, 3-й дивизион подводных лодок, 1-я Бригада подводных лодок. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами при выполнении боевого задания 18.07.1942. Покоится — Балтийское море (широта: «57» г. «52» м. «00» с.ш., Долгота: «16» г. «55» м. «00» в.д.). Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Сёмов А.П.

Сёмов Александр Петрович. 1921 года рождения. Место рождения — дер. Малиновка, Перевозский район, Нижегородская область. Образование — 2-й курс техникума. Призван в ВМФ Сормовским РВК в 1941. Матрос (краснофлотец). Моторист. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-317, 3-й дивизион подводных лодок, 1-я Бригада подводных лодок. Потерял сознание на практической тренировке при погружении на глубину. Был доставлен в больницу им Эрисмана. Умер «при выполнении обязанностей воинской службы 04.08.1941»; по другим документам ЦАМО считается пропавшим без вести с августа 1941. Место захоронения — неизвестно. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

Отец — Сёмов Пётр Андреевич.

История ПЛ Щ-317.

«Заложена 23 июля 1934 года на заводе № 194 (им. Марти) в Ленинграде под стапельным номером 295. 24 сентября 1935 года подводная лодка спущена на воду, и 1 ноября 1936 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. В апреле 1936 года корабль предполагалось назвать «Волк». (В годы I Мировой войны подводная лодка «Волк» (типа «Барс») под командованием старшего лейтенанта И.В. Мессера 1-го одержала 4 победы, суммарный тоннаж потопленных судов составляет 9.629 брт).

В феврале 1938 года командиром «Щ-317» назначен старший лейтенант (затем капитан-лейтенант, капитан 3 ранга) Андронов Алексей Герасимович. Под его формальным началом подводная лодка приняла участие в советско-финляндской войне, но из-за болезни командира фактически кораблем командовал командир 17-го дивизиона ПЛ, (куда входила и «Щ-317»), капитан 3 ранга Егоров В.А. Еще днем 29 ноября 1939 года подводная лодка вышла в район южнее острова Утё (позиция № 6) и уже утром следующего дня была в указанном месте. За все время патрулирования «Щ-317» не встретила ни одного судна, так как позиция располагалась в стороне от маршрутов, использовавшихся финскими судами. К тому же организация связи оставляла желать лучшего: на каждую радиограмму необходимо было передавать квитанцию. Только в течение первой ночи нахождения на позиции «Щ-317» выходила в эфир 14 раз. Вечером 3 декабря при всплытии в условиях шторма подводная лодка получила большой крен, в результате чего из баков в значительном количестве расплескался электролит, и аккумуляторная батарея вышла из строя. Спустя сутки получил повреждения левый главный электромотор. «Щ-317» вынуждена была вернуться в Таллин, куда она прибыла 5 декабря, сразу встав на ремонт.

19 декабря подводная лодка снова вышла в море. На этот раз «Щ-317» предстояло, форсировав Южный Кваркен, занять район у порта Раума в Ботническом заливе (позиция № 13). При форсировании пролива днем 21 декабря подводная лодка села на мель, обнажив над водой рубку. Командир, отдраив люк рубки, осмотрелся. Определив свое точное место (3 кбт юго-западнее маяка Маркет), лодка самостоятельно снялась с камней и продолжила движение. «Щ-317» еще дважды садилась на камни, но благополучно вышла из пролива не получив повреждений. Проведя 14 суток на позиции, подводная лодка не обнаружила ни одного транспорта. Для определения своего точного места 28 декабря «Щ-317» подходила к шведскому берегу в районе маяков Агэ, Больсэ и Финнтрундет, где в пределах территориальных вод Швеции наблюдала движение одиночных судов. 3 января в связи с израсходованием топлива и существенным ухудшением погодных условий «Щ-317» была отозвана в базу. При возвращении утром 5 января подводная лодка обнаружила конвой под эскортом шведских миноносцев. «Щ-317» начала выход в атаку, но выскочила на камни, и от пуска торпед пришлось отказаться. Вечером 8 января 1940 года «Щ-317» ошвартовалась в Таллине.

22 июня 1941 года «Щ-317» встретила под командованием капитана 3 ранга Андронова Алексея Герасимовича в составе 7-го дивизиона 2-й бригады ПЛ в Таллине на среднем ремонте.

В первый боевой поход (27 сентября – 16 октября 1941) подводная лодка патрулировала район между островами Малый и Большой Тютерс (позиция № 5) на случай прорыва крупных немецких кораблей к Кронштадту. Встреч с противником не было, и «Щ-317» благополучно вернулась в базу.

Вечером 2 ноября «Щ-317» вышла на позицию в районе острова Эланд, причем часть пути она должна была пройти в составе конвоя, следующего на Ханко. Утром 3 ноября субмарина самостоятельно прибыла к Гогланду и в ожидании конвоя легла на грунт. В 18.00 услышав шум винтов «Щ-317» начала всплытие, но по воздушному пузырю была обнаружена советским сторожевым катером и атакована им. От разрывов глубинных бомб лодка получила повреждения, а, всплыв, была обстреляна артиллерией (всего по «Щ-317» было выпущено 15 45-мм снарядов). Только после подачи опознавательных сигналов малый охотник прекратил огонь. Но этого уже было достаточно. Один из снарядов, пробив прочный корпус в районе 28-29 шпангоутов, образовал пробоину в 1,5 м выше ватерлинии. На подводной лодке возникло возгорание во II отсеке, повреждена запасная торпеда. Кроме того, из-за возникшего замыкания в цепи освещения выключились батарейные автоматы. На лодке погас свет, и при входе в бухту Суркюля дизелисты, перепутав задний ход с передним, посадили лодку на камни. «Щ-317» получила дополнительные повреждения подводной части корпуса. К счастью, потерь среди экипажа субмарины не было. В итоге «Щ-317» 6 ноября вернулась в Кронштадт и встала на ремонт, который в условиях блокадного города продлился до начала 1942 года.

24 января 1942 года командиром лодки назначен капитан-лейтенант Мохов Николай Константинович, до этого командовавший расформированным 9-м дивизионом «малюток» учебной бригады ПЛ КБФ. А.Г.Андронов принял еще официально не введенную в строй флота «К-51».

Всю блокадную зиму 1941-1942 года лодка провела в Ленинграде, а 9 июня 1942 года вышла в свой последний боевой поход. Так как новый командир не имел опыта плавания на «щуках», на борту «Щ-317» находился командир 4-го дивизиона ПЛ капитан 2 ранга В.А. Егоров. Вечером 11 июня подводная лодка вышла с Лавенсари для следования в район Карлскроны (позиция № 2). 16 июня субмарина донесла о форсировании Финского залива и только 10 июля вышла на связь с докладом об уничтожении пяти транспортов противника общим водоизмещением 46.000 тонн и израсходовании боезапаса. Подводной лодке было дано «добро» на возвращение, однако, в назначенный срок лодка не вернулась.

Долгое время о судьбе подлодки было ничего не известно, пока летом 2017 года хорошо сохранившийся корпус субмарины не был найден на дне в ходе работ экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы»; 2 мая 2018 года он был обследован и идентифицирован. «Щ-317» погибла на линии мин заграждения «Зееигель-3» немного не дойдя до своих берегов. Вероятно, подлодка подвсплыла, намереваясь определить свое место по островам Большой Тютерс и Гогланд и наткнулась на антенну мины «EMC». В результате взрыва, который произошел над субмариной, подлодка провалилась на глубину 78 м, упав на грунт носом вперед. Глубина не позволила ни эффективно вести борьбу за живучесть корабля, ни покинуть подлодку пережившим взрыв членам экипажа.

По данным отчета экспедиции подводная лодка лежит на дне практически на ровном киле, с небольшим креном на нос, курсом 80° в сторону острова Мощный (Лавенсари). Носовая часть погружена в ил; носовые горизонтальные рули осмотру не доступны; пробоина скрыта. Корма в иле по рули глубины, но винто-рулевая группа лодки частично доступна для осмотра. Кормовые горизонтальные рули и руль направления находятся в положении «ноль». Командирский перископ приподнят на метр и его линза развернута в сторону острова Большой Тютерс; аварийные буи на лодке отсутствуют, их места заварены, аварийные люки закрыты».


Подводная лодка М-95. Погибший экипаж — 20 человек Командир — капитан-лейтенант Фёдоров Леонид Петрович.

ТороповН.А.

Торопов Николай Андреевич. 1920 года рождения. Место рождения — дер. Б. Матвеево, Шахунский район, Нижегородская область. Образование 7 классов. Контролер сберегательной кассы. Работал в Сявской сберкассе. Призван в ВМФ Шахунским РВК в 1939 (или в 1940). Старший матрос (старший краснофлотец). Старший торпедист (с 07.04.1941). Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ М-95. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами при выполнении боевого задания 15.06.1942. Покоится — Финский залив, Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

История ПЛ-95.

«Заложена 25 декабря 1938 года на заводе № 196 в Ленинграде под стапельным номером 119. 11 сентября 1939 года подводная лодка была спущена на воду, 20 ноября 1939 года вступила в строй, и 12 декабря 1939 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

Начало Великой Отечественной войны «М-95» встретила на Ханко, где незадолго до этого прошла докование. Командовал кораблем старший лейтенант (затем капитан-лейтенант) Федоров Леонид Петрович (вступил в должность командира в декабре 1940 года). Субмарина входила в состав 8-го дивизиона 2-й бригады подводных лодок. В первый день войны подводная лодка перешла в Палдиски, а затем в Таллин. 16 июля командующий КБФ вице-адмиал В.Ф. Трибутц приказал выделить часть субмарин 8-го дивизиона в распоряжение Коменданта Береговой обороны Балтийского района (БОБР) генерал-майора береговой службы А.Б. Елисеева. 19 июля преданные подводные лодки прибыли в Триги, и уже 21 июля «М-95» вышла в море для несения дозора в районе острова Рухну. Вечером того же дня при срочном погружении из-за дефекта конструкции клапана газоотвода на лодке залило дизель, и ей пришлось вернуться.

31 июля «М-95» вышла в район Усть-Двинска, но встреч с кораблями противника не имела. Из-за минной опасности (мины были выставлены советской авиацией и сторожевыми кораблями) подводная лодка имела указание не подходить к берегу ближе, чем на 5 миль. Утром 6 августа «М-95» вернулась в Куйвасте, где, постоянно подвергаясь налетам немецкой авиации (отражено около 40 авианалетов), простояла до 12 августа.

13 августа «М-95» перешла в Таллин. К концу августа 1941 года положение войск, оборонявших эстонскую столицу стало критическим, поэтому в Ставке прияли решение о эвакуации частей и кораблей флота, оборонявших базу. В ходе прорыва флота из Таллина в Кронштадт «М-95» была включена в состав отряда прикрытия, и 30 августа благополучно завершила переход.

Опасаясь прорыва гитлеровского флота к Ленинграду, советское командование выделило часть подводных лодок для развертывания на подступах к Кронштадту. Вечером 10 октября «М-95» вышла в Навский залив (позиция № 6). В ходе патрулирования лодка 20 раз касалась корпусом о грунт. Кроме того, корабль преследовала череда поломок (четыре раза выходили из строя кормовые горизонтальные рули, потребовался ремонт перископа). Подводная лодка продолжала оставаться на позиции до 19 октября, после чего самостоятельно вернулась в Кронштадт. В этот же день «М-95» перешла в Ленинград, где на заводе № 196 («Судомех») встала на ремонт.

15 декабря 1941 года при стоянке у стенки завода от близкого разрыва авиабомбы подводная лодка получила пробоины в прочном корпусе.

В ночь с 9 на 10 июня 1942 года «М-95» перешла из Ленинграда в Кронштадт. На переходе подводная лодка и сопровождавший ее бронекатер «БКА № 212» были обстреляны артиллерией противника. На субмарине обошлось без повреждений, но шедший с подводной лодкой бронекатер получил прямое попадание и понес ощутимые потери в экипаже, двое было убито, пять человек ранено.

Вечером 12 июня «М-95» прибыла на Лавенсари, откуда утром 13 июня вышла в район Западно-Гогландского плеса. Не пробыв на позиции и суток, подводная лодка разрядила торпедные аппараты по стоящему на камнях еще с 1941 года транспорту «Шауляй». (Потоплен в ходе Таллинского прорыва германской авиацией 29 августа). Оставшись без боезапаса, подводная лодка вынуждена была вернуться на Лавенсари.

Загрузив торпеды, 14 июня 1942 года «М-95» снова вышла в море, в этот раз навсегда. На следующий день наблюдательные посты противника на острове Гогланд и советские на острове Лавенсари, а так же катера дозора отметили большой силы двойной подводный взрыв по маршруту следования подводной лодки. Масляное пятно в этом месте держалось до 11 июля 1942 года. «М-95» подорвалась на мине финского заграждения «Рукаярви-Б», всего в паре миль восточнее бухты Сууркюля.

В начале мая 2015 года «М-95» была найдена 10-й экспедицией «Поклон кораблям Великой Победы» у северо-восточного берега острова Гогланд в точке с координатами 60 05,13’ с.ш./ 27 03,53’ в.д. Согласно Отчету экспедиции Корпус подлодки лежит на глубине 63 м. Взрыв мины, погубивший субмарину, произошел в носовой части корабля, когда он шел под водой.

«Носовая оконечность лодки смята ударом снизу, область повреждения от форштевня, до уровня крышек торпедных аппаратов. Волнорезные щитки ниш торпедных аппаратов смяты деформацией корпуса. Виднеющиеся в щелях крышки торпедных аппаратов закрыты. Якорь лодки – с правого борта, втянут в клюз. Палуба в районе меча гидроакустики прогнила, и меч провалился в межпалубное пространство. Аварийный буй лодки отсутствует, и его место закрыто листом металла. Единственное орудие лодки, калибра 45 мм, стоит в походном положении, ствол заткнут заглушкой. Передняя стенка легкого ограждения рубки обвалилась от коррозии и частично от воздействия рыбацкого трала, останки которого висят на рубке с левого борта. Обломки лежат на верхней палубе между орудием и рубкой. На мостике виден нактоуз с закрытой защитной крышкой, указатель поворота руля, раструб переговорной трубы, заглушенный специальной пробкой, машинный телеграф поверхностного хода, ручка которого стоит в положении «стоп». Рубочный люк закрыт, единственный перископ лодки – модель ПЗ, выдвинут примерно на полметра из перископной тумбы, и его линза повернута на нос лодки. В кормовой части лодки обнаружен аварийный люк для выхода экипажа. Люк находится в приоткрытом состоянии, полному открытию люка мешают погнутые леерные стойки. Винто-рулевая группа лодки находится в хорошем состоянии, все рули находятся в положении «ноль», в таком же положении находятся и носовые горизонтальные рули.»

Вероятно, через приоткрытый кормовой люк пытались покинуть погибшую подлодку оставшиеся в живых члены экипажа субмарины из кормовых отсеков, но не сумели этого сделать, так как, придавленный согнутым леером, люк до конца не открылся».

Подводная лодка М-103. Погибший экипаж — 20 человек Командир — старший лейтенант Жаворонков Георгий Александрович..

ФилимоновИ.В.

Филимонов Иван Васильевич. 1919 года рождения. Место рождения — дер. Городище, Вачский район, Нижегородская область. Образование 6 классов. Слесарь. Работал в артеле «Заря». Призван в ВМФ Вачским РВК в 1939. Матрос (краснофлотец). Трюмный машинист. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ М-103. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами при выполнении боевого задания 25.08.1941. Покоится — Финский залив, Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

История ПЛ М-103.

«Заложена 31 мая 1940 года на заводе № 196 в Ленинграде под заводским номером 137. 12 октября 1940 года подводная лодка была спущена на воду, 5 декабря 1940 года вступила в строй, и 19 декабря 1940 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

Начало Великой Отечественной войны «М-103» встретила под командованием капитан-лейтенанта Нечкина Вадима Дмитриевича (принял корабль в октябре 1940 года) в составе 8-го дивизиона 2-й бригады ПЛ в Ханко. 4 июля подводная лодка перешла в Палдиски, откуда вечером 6 июля в паре с «М-97» вышла в дозор (район северо-западнее мыса Ристна; позиция № 9). Переход лодок обеспечивали тральщики и сторожевые катера. На меридиане маяка Тахкуна сопровождавший субмарины «БТЩ-216» подорвался на мине и мгновенно затонул (в точке 59°09’5 с.ш. /22°37’5 в.д.). Находившийся на его борту командир 8-го дивизиона ПЛ капитан 3 ранга Е.Г. Юнаков был тяжело ранен и подобран из воды сторожевым катером. Подводным лодкам пришлось вернуться. По этой причине первый боевой выход «М-103» состоялся только 8 июля. Находясь на позиции, (северо-западнее мыса Ристна; позиция № 9), подводная лодка неоднократно слышала шум винтов патрулирующей в этом же районе германской субмарины «U-144», но на поверхности так никого и не обнаружила. Вечером 18 июля «М-103» в сопровождении сторожевого катера вернулась в Триги, откуда через два дня перешла в Таллин, по пути отразив атаку самолета противника, где прошла межпоходовый ремонт.

21 июля в командование кораблем вступил старший лейтенант Жаворонков Георгий Александрович.

В ночь на 13 августа «М-103» под эскортом базовых тральщиков «Т-203» («Патрон»), «Т-211» («Рым») «Т-215» и охотников «МО-221», «МО-231» вышла из Таллина в разведывательный поход в Аландское море (позиция № 13). В 14.30 того же дня в точке с координатами 59°18′ с.ш./ 21°40′ в.д. подводная лодка отделилась от эскорта и начала самостоятельные действия. О пребывании «М-103» на назначенной ей позиции ничего неизвестно, никаких донесений с подлодки в базу не поступало. В 22.00 20 августа в адрес командира «М-103» командир 2-й бригады ПЛ КБФ А.Е. Орёл отправил радиограмму следующего содержания: «21 августа с 11 до 14 быть точке рандеву Ш = 59°18′ Д = 21°35′ румб подхода «ост» встречают ТЩТЩ катера «МО» В точках Ш = 59°22′ Д = 21°49′ Ш = 59°13′ Д = 21°49’0 будут находиться ПЛПЛ типа «Калев» случае переноса срока встречи ожидать Богшера. Строго соблюдать ПЛО, ПВО Получение подтвердить ТУСом». К утру 21 августа эта радиограмма была передана трижды, но ни одной квитанции о ее получении с «М-103» не поступило.

Вышедшие из Таллина на встречу подлодок (кроме «М-103» ожидались «Калев» и «Лембит») тральщики «Т-204» («Фугас»), «Т-207» (Шпиль»), «Т-211» («Рым»), «Т-215», «Т-218» и охотники «МО-193», «МО-212», «МО-213», «МО-220», несмотря на точное указание точки встречи (59°18′ с.ш./ 21°35′ в.д.), искали «малютку» примерно в 3-х милях юго-западнее, к тому же имея несвязку примерно на 2 мили южнее. Благополучно встретив «Калев» и «Лембит», эскорт сопроводил подводные лодки в Таллин, посчитав, что «М-103» опоздала к точке встречи.

Вечером 21 августа на борт подводной лодки была послана радиограмма: «Покажите свое место», на которую была получена квитанция, а затем, в ночь на 22 августа, ответ: «Моё место на 00 час 00 минут Ш – 59°19’7 Д – 21°22’5 Курс 270°. Ход 9 узлов». Тогда же «М-103» был отдан приказ: «Оставаться районе рандеву 24 августа, разрешается лежать на грунте. Точку рандеву дам дополнительно. Получение подтвердить тусом.», на что с подлодки ответили: «Палуба» (согласно ТУС – «Приказ понял»).

Вечером 23 августа на «М-103» поступил новый приказ: «13 часов 24.08. быть Ш = 59°13′ Д = 21°35’0 подходить с нордвеста. Встречают БТЩ катера МО. С 10 часов Ш = 59°22′ Д = 21°49’0 ПЛ «С-6», Ш = 59°13′ Д = 21°49′ ПЛ «С-5» Осту меридиана 21°35′ заходить запрещается. Репетируйте координаты».

На этот раз, вышедшие для встречи подводных лодок тральщики «Т-204» («Фугас») и «Т-207» («Шпиль») обнаружили только «С-5». Поиски «М-103» и «С-6» продолжались 4 часа, но ни к чему не привели.

Через час после окончания поиска, в 14.50 24 августа с «М-103» отправлена радиограмма, которая на берегу была принята спустя 13 часов: «Нахожусь точке рандеву БТЩ и катера «МО» нет». Не дождавшись ответа, в 01.14 25 августа она отправила короткое «Жду», которое шло до Таллина 18,5 часов (получена в 19.34).

Не имея сведений от «М-103» командир бригады А.Е. Орел в 00.20 25 августа запросил: «Донесите ваше место и действия донесите сколько суток осталось топлива». В 02.00 «М-103» ответила: «Запас топлива 2,3 тонны воды 100 литров, расходую аварийный запас». Эта радиограмма с борта «М-103», полученная в Таллине спустя 9 часов, стала последней.

В 09.55 25 августа наблюдатель поста СНиС маяка Осмуссаар зафиксировал на дистанции 8 миль по пеленгу 240° рубку подводной лодки, идущей в позиционном положении на зюйд-вест. Через 10 минут подлодка изменила курс на 237° и погрузилась под перископ, а затем вовсе скрылась из вида. Это могла быть только «М-103». Через несколько часов она погибла на мине заграждения «D.2», выставленного минным заградителем «Бруммер».

В ноябре 1999 года «малютка» обнаружена и обследована на дне бельгийским тральщиком «М-923» («Narcise»), проводящим работы в районе бывшего советского минно-торпедного полигона у побережья Эстонии. Субмарина лежит на глубине 53 метра в 8 милях севернее острова Вормси в точке с координатами 59°13′ с.ш./ 23°09′ в.д.»

Подводная лодка Щ-322. Погибшая команда — 37 человек. Командир — капитан 3-го ранга Ермилов Виктор Андреевич.

Шишканов А.Н.

Шишканов Александр Никитич (Никитыч). 1920 года рождения. Место рождения — село Какино, Больше-Маресьевский район, Нижегородская область. Образование 7 классов. Слесарь. Работал на Горьковском заводе «Двигатель Революции». Призван в ВМФ Ленинским РВК, г. Горький в 1939. Матрос (краснофлотец). Моторист. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-322, 4-й дивизион подводных лодок. Погиб в войне с германскими фашистами и их финскими сателлитами в 1941. Покоится — Балтийское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам, г. Балтийск, Калининградская область; Марьина Роща, г. Нижний Новгород.

История ПЛ Щ-322.

«Заложена 31 декабря 1934 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (ныне Нижний Новгород) под строительным номером 550/6. 10 апреля 1935 года подводная лодка спущена на воду. 3 ноября 1936 года «Щ-322» вступила в строй и на следующий день вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

Начало советско-финляндской войны подводная лодка встретила под командованием старшего лейтенанта Полещук Владимира Антоновича в составе 22-го дивизиона 2-й бригады ПЛ в Таллине.

Уже вечером 29 ноября 1939 года «Щ-322» вышла в назначенный район южнее Хельсинки (позиция № 2). Нужно отметить, что из пяти позиций, нарезанных в Финском заливе, четыре обслуживали подводные лодки типа «М», и только на подходы к столице Финляндии командование КБФ выделило более крупный корабль. Все светлое время суток «Щ-322» вела патрулирование, и только ночью для зарядки батарей подводная лодка отходила к эстонскому побережью. Утром 2 декабря «Щ-322» прервала поход и вернулась в базу. Отзыв с позиции «Щ-322» связан с визитом в Хельсинки германского парохода «Донау», на котором 5 декабря в Таллин прибыли советский посол в Финляндии и персонал посольства. Опасаясь возможных инцидентов с «Донау», штаб КБФ вернул на базу и «малютки», дежуривших в Финском заливе.

8 декабря Советский Союз объявил о блокаде побережья Финляндии. (По другим данным объявление блокады произошло днем раньше – 7 декабря). Из пяти позиций подводных лодок в Финском заливе в зоне блокады находились только две: № 4 у Юссаре и № 5 у маяка Бенгтшер. Подводным лодкам, занимающим эти районы, предписывалось вести неограниченную подводную войну. Находящиеся вне зоны блокады субмарины обязаны были действовать по призовому праву. «Щ-322», вышедшей на позицию № 2 8 декабря, границы зоны блокады по вине связистов были переданы с искажениями и включали район действий лодки в блокадную зону. (Ошибка была допущена при передаче радиограммы Военного совета КБФ на имя заместителя командующего КБФ капитана 1 ранга Алафузова из Кронштадта в Таллин). Командир «Щ-322» Полещук, получивший приказ действовать против транспортов любых наций решительно и смело, уже вечером первых суток похода пытался атаковать на подходах к Хельсинки неизвестное судно. Из-за невыгодного курсового угла командир решил уничтожить транспорт артогнем, но так как орудия подводной лодки обмерзли и не были готовы к немедленному действию, атака сорвалась, и судну удалось уйти. В ночь на 9 декабря подводная лодка остановила германский транспорт «Бремен». После того, как судно было опознано, его отпустили. Весь день 9 и ночь 10 декабря в районе действия «Щ-322» стоял густой туман, видимость не превышала 5 кбт. Подводная лодка вынуждена была значительное время пролежать на грунте. Днем 10 декабря туман рассеялся, но ввиду того, что финские маяки не горели, «Щ-322» вынуждена была для определения своего места вернуться к южному берегу Финского залива. Около 22 часов с подводной лодки был замечен транспорт, шедший в западном направлении. Лодка начала сближение. Через 20 минут с «Щ-322» потребовали у транспорта застопорить ход. Судно не ответило, и, по данным советской стороны, прибавило ход. Подозрения подводников в том, что транспорт принадлежит противнику усилились, когда шедшее встречным курсом немецкое судно сделало запрос о пути следования, национальности и названии беглеца, но не получило ответа. Погоня продолжалась более часа. Наконец «Щ-322» обогнала судно, и, развернувшись, выпустила по нему торпеду. Судно быстро затонуло. Спасшихся не было. Спустя неделю эстонские рыбаки обнаружили тела моряков и обломки с германского парохода «Рейнбек» в 2.804 брт, шедшего из Ленинграда в шведский Оскархамн. Советская сторона заявила об уничтожении шведского судна водоизмещением в 10.000 т с грузом финской целлюлозы.

В ночь на 12 декабря чуть было не повторилась история с «Рейнбеком». Беспечность верхней вахты судна едва не стоила жизни экипажу немецкого парохода «Хельга Бёге» (2.181 брт). В 2.30 «Щ-322» обнаружила неизвестный транспорт. Подводная лодка легла на курс сближения и сигналами потребовала застопорить ход, но не получила ответа. В ответ в 3.50 «Щ-322» выпустила по транспорту торпеду, которая прошла мимо цели. Полещук приказал открыть артиллерийский огонь, но обледеневшие замки орудий не открывались. Их пришлось отпаривать принесенным с камбуза кипятком. Приведя орудия в боеспособное состояние, подводная лодка открыла огонь, успев сделать четыре выстрела. Попадания в транспорт привели в дееспособное состояние вахту. Судно застопорило ход, и после осмотра было отпущено.

Еще трое суток подводная лодка продолжала оставаться на позиции, а 15 декабря была отозвана в базу.

В ходе «Зимней войны» подводная лодка в период с 27декабря по 14 января 1940 года совершила еще один боевой выход в район севернее Богшера (позиция № 8), но пребывание здесь оказалось безрезультатным.

Начало Великой Отечественной войны «Щ-322» встретила под командованием капитана 3 ранга Ермилова Виктора Андреевича в составе 7-го дивизиона 2-й бригады подводных лодок КБФ. Подводная лодка за неделю до начала войны завершила средний ремонт на Кронштадском морском заводе. 22 июня 1941 года «Щ-322» находилась в бухте Локса. Так как в боевой подготовке личного состава был большой перерыв, связанный с ремонтом, на «Щ-322» был объявлен оргпериод. 30 июня «Щ-322» перешла в Таллин.

В середине июля 1941 года командование КБФ ожидало появление в Финском заливе крупных кораблей противника. Так как субмарин не хватало, командованию пришлось задействовать еще не вполне боеготовую «Щ-322». Днем 13 июля подводная лодка вышла в район северо-восточнее Готланда (позиция № 6). До 31 июля «Щ-322» находилась на позиции, но встреч с кораблями противника не имела. 1 августа командование приказало подводной лодке сменить район патрулирования и сместиться к Либаве. В этот же день «Щ-322» представилась возможность пополнить свой боевой счет. Около 14 часов субмарина обнаружила два транспорта следующих без охраны. Мелководье и неправильное маневрирование помешали лодке произвести торпедный залп. 2 августа «Щ-322» была отозвана в базу и на следующий день бросила якорь в Триги. На переходе в устье Соэлавяйна сопровождавший лодку тральщик «БТЩ-212» подорвался на мине и затонул.

За полторы недели нахождения подводной лодки в Триги «Щ-322» неоднократно подвергалась налетам авиации противника. Немцы быстро пришли к пониманию значения маневренной базы флота, поэтому якорная стоянка стала ежедневной зоной действия германских бомбардировщиков и штурмовиков, а мелководные фарватеры минировались. Погружением или маневрированием подводная лодка уходила из-под атак немецких самолетов. 13 августа «Щ-322» перешла в Таллин, откуда в составе отряда прикрытия 28-30 августа вместе с флотом произвела печально известный прорыв в Кронштадт.

В ходе сентябрьских налетов немецкой авиации на Кронштадт подводная лодка получила незначительные повреждения корпуса. (22 сентября – 20 осколочных пробоин в легком корпусе и ограждении рубки и вмятину в прочном корпусе, 26 сентября – пробит прочный корпус в районе IV отсека). После ремонта на Морском заводе в Кронштадте «Щ-322» была готова к походу.

Вечером 11 октября перешла к острову Гогланд, откуда ей предстояло идти в устье Финского залива в район мыса Овизи (позиция № 6). Вместе с «Щ-322» на позиции направлялись «С-8» и «Щ-323». Подводные лодки шли под охраной шести сторожевых катеров за тралами пяти тральщиков, которые должны были провести субмарины через минное поле в районе мыса Юминда. При построении в походный ордер «Щ-322» врезалась в борт катера «МО-310». (По другим данным столкновение произошло в пути, когда тральщики подсекли две мины, и походный ордер нарушился). Вероятно, подводная лодка получила незначительные повреждения, но продолжила движение. (Катер сумел вернуться в бухту Суркюлля, где вскоре затонул в результате поступления воды внутрь корпуса). Вскоре выяснилось, что 12-узловой ход конвоя велик для «Щ-322». Караван снизил скорость до 11 узлов, но подводная лодка продолжала отставать. Достигнув меридиана острова Кери, эскорт предоставил возможность подводным лодкам продолжать движение самостоятельно. Тральщики и сторожевые катера развернулись и легли на обратный курс. Вскоре они встретили «Щ-322», идущую несколько севернее протраленного фарватера. Они были последние, кто видел «Щ-322». В дальнейшем подлодка на связь не выходила, хотя уже утром 13 октября ей был отдан приказ об атаке кораблей противника у побережья острова Хийумаа, но подтверждения от субмарины о получении радиограммы командование так и не получило. Не донесла «Щ-322» и о прохождении меридиана 21°.

Долгое время считалось, что подлодка погибла вскоре после своей последней встречи с кораблями сопровождения в ночь на 12 октября, так как тральщики и сторожевые катера вскоре услышали за кормой сильный взрыв, но в июне 2012 года отделом гидрографических наблюдений Эстонии было объявлено, что «Щ-322» найдена в ходе работ проводимых поисковой группой Морского музея Эстонии на глубине 96 м в районе северо-западнее Палдиски.

Вероятно, «Щ-322» погибла на мине германского заграждения «Корбетта», выставленного немцами 22 июня 1941 года».

 

Плита № 2. Тихоокеанский флот.

Подводная лодка Л-19, 1-я Бригада подводных лодок. Погибший экипаж — 64 человека. Командир — капитан 3-го ранга Кононенко Анатолий Степанович.

Замыслов А.Д.

Замыслов Алексей Дмитриевич. 1926 года рождения. Место рождения — дер. Здейкино (или пос. Ветлужский), Краснобаковский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Краснобаковским РВК в 1944. Матрос (краснофлотец). Торпедист 3-го класса. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Л-19. Погиб в боевом походе ориентировочно 23-24.08.1945. Покоится — морское воинское захоронение, юго-восточнее скалы Камень Опасности, пролив Лаперуза, Охотское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён орденом Отечественной войны 2-й степени — посмертно.

Мать — Замыслова Елена Петровна.

Коротин А.В.

Коротин Александр Васильевич. 1926 года рождения. Место рождения — село Пилекшево, Перевозский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Перевозским РВК в 1944. Матрос (краснофлотец). Комендор 3-го класса. Беспартийный. Последнее место службы — ПЛ Л-19. Погиб в боевом походе ориентировочно 23-24.08.1945. Покоится — морское воинское захоронение, юго-восточнее скалы Камень Опасности, пролив Лаперуза, Охотское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён орденом Отечественной войны 2-й степени — посмертно.

Отец — Коротин Василий Александрович. Мать — Коротина Надежда Петровна.

Ленин А.И.

Ленин Анатолий Иванович. 1922 года рождения. Место рождения — дер. Дубки, Перевозский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ РВК. Старшина 2-й статьи. Штурманский электрик 2-го класса. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Л-19. Погиб в боевом походе ориентировочно 23-24.08.1945. Покоится — морское воинское захоронение, юго-восточнее скалы Камень Опасности, пролив Лаперуза, Охотское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён орденом Отечественной войны 1-й степени — посмертно.

Мать — Ленина Матрёна Ивановна.

Фадеев Н.А.

Фадеев Николай Афанасьевич. 1926 года рождения. Место рождения — село Кременки, Лысковский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Лысковским РВК в 1944. Матрос (краснофлотец). Рулевой-сигнальщик. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Л-19. Погиб в боевом походе ориентировочно 23-24.08.1945. Покоится — морское воинское захоронение, юго-восточнее скалы Камень Опасности, пролив Лаперуза, Охотское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён орденом Отечественной войны 2-й степени — посмертно.

Мать — Фадеева Ирина Михайловна (1901).

Федоренков А.А.

Федоренков (Федоренко — так в Книге Памяти по Сахалинской области, том 2, стр. 91) Александр Александрович. 1926 года рождения. Место рождения — село Березняки, Дальнеконстантиновкий район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Дальнеконстантиновским РВК в 1944. Матрос (краснофлотец). Минёр (гидроакустик 3-го класса). Член ВЛКСМ с 1944. Последнее место службы — ПЛ Л-19. Погиб в боевом походе ориентировочно 23-24.08.1945. Покоится — морское воинское захоронение, юго-восточнее скалы Камень Опасности, пролив Лаперуза, Охотское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён орденом Отечественной войны 2-й степени — посмертно.

Мать — Федоренкова Наталья Александровна (1887).

Фролов Ю.И.

Фролов Юрий Иванович. 1926 года рождения. Место рождения — село Сокол, Богородский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Богородским РВК в 1944. Матрос (краснофлотец). Шифровальщик (специалист СКС 2-го класса). Член ВЛКСМ с 1942. Последнее место службы — ПЛ Л-19. Погиб в боевом походе ориентировочно 23-24.08.1945. Покоится — морское воинское захоронение, юго-восточнее скалы Камень Опасности, пролив Лаперуза, Охотское море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён орденом Отечественной войны 2-й степени — посмертно.

Отец — Фролов Иван Петрович. Мать — Фролова Серафима Ивановна.

История ПЛ Л-19.

Заложена 26 декабря 1935 года в Ленинграде на заводе № 189 (Балтийский завод) под стапельным номером 276. В 1936 году секциями по железной дороге подводная лодка перевезена на Дальний Восток, где на заводе № 202 (Дальзавод) во Владивостоке производилась её сборка. 25 мая 1938 года субмарина спущена на воду, и 4 ноября 1939 года вошла в состав Тихоокеанского флота. В июле 1938 года корабль предполагалось назвать «Горьковец».

Осенью 1943 года «Л-19» под командованием капитан-лейтенанта Алексеева Евгения Николаевича заняла первое место по результатам боевой подготовки на флоте, поэтому, когда в феврале 1944 года потребовалось заменить экипаж североморской «Л-20», экипаж «Л-19» как наиболее опытный в полном составе отправился на Север. Три месяца подводная лодка обслуживалась только стояночной вахтой, пока в мае 1944 года не был сформирован новый экипаж субмарины под командованием капитана 3 ранга Кононенко Анатолия Степановича. Кампанию 1944 года подводная лодка так же провела отлично, за что удостоилась переходящего приза – «Бюста маршала Советского Союза К.Е. Ворошилова».

Начало открытия боевых действий против Японии «Л-19» встретила в составе 2-го дивизиона 1-й бригады ПЛ ТОФ в бухте Улис. 19 августа 1945 года подводная лодка вышла на позицию к порту Румой (район «А», северо-западное побережье Хокайдо) для срыва эвакуации южного Сахалина. На самом деле субмарине ставилась задача, в первую очередь, разведки подходов к порту Румой в ходе подготовки к высадке советских войск на территории собственно Японии, и лишь затем атака боевых кораблей противника в случае их появления в этом районе. На исходе 21 августа «Л-19» прибыла на позицию. К тому времени обстановка круто изменилась. Еще 14 августа Император Японии объявил о согласии прекратить войну на условиях союзников, а президент США Трумэн 18 августа ответил отказом на предложение СССР предоставить ему зону оккупации Японии на северной части острова Хоккайдо. Японцы спешно готовились к эвакуации южного Сахалина.

После полудня 21 августа подводная лодка заняла назначенный район, а на исходе следующих суток с субмарины был получен доклад о потоплении одного транспорта и повреждении другого. Утром 22 августа в точке 44°15′ с.ш./141°26′ в.д. «Л-19» добилась попадания торпеды в вспомогательную канонерскую лодку «Шинкё-Мару № 2» (мобилизованный одноименный пароход, 2577 брт), перевозившую японское население южного Сахалина в метрополию, на борту судна в этот момент было около 3,6 человек. Полученные судном повреждения позволили удержать его на плаву, через 4 часа оно выбросилось прямо на городскую набережную Румой. Несмотря на то, что судно удалось спасти, на его борту погибло и пропало без вести не менее 400 человек. Подлодка не стала добивать едва держащееся на воде судно, посчитав его участь решенной, так как обнаружила еще одну цель, на этот раз пароход «Тайтё-Мару» (5950 брт). По данным К.Б. Стрельбицкого, «Л-19» преследовала судно пять с половиной часов, ведя огонь из орудия. Наконец, в 6 милях от Румой пароход был потоплен торпедами.

Вечером 22 августа «Л-19» получила приказ форсировать пролив Лаперуза для действий в заливе Анива на подходах к Отомари. Подводная лодка подтвердила получение приказа, но больше на связь не выходила и в базу не вернулась. Вероятно, корабль погиб, подорвавшись на мине в восточной части пролива Лаперуза.

«Л-19» была последней подводной лодкой ВМФ СССР, погибшей во второй Мировой войне. Поиски «Л-19» предпринятые летом 2005 гидрографическим судном «ГС-47» и в 2007 году экспедицией Дальневосточного государственного технического университета не дали результатов.

Подводная лодка М-49. Погибший экипаж — 22 человека. Командир — старший лейтенант Израиль Владимирович Сивориновский (Сивариновский).

Крапивин В.М.

Крапивин Владимир Михайлович.1913 года рождения. Место рождения — село Ульяново, Лукояновский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Лукояновским РВК в 1941. Главный старшина. Старшина группы мотористов. Член ВКП(б), партийный билет №3465989. Последнее место службы — ПЛ М-49, 2-я Бригада подводных лодок, Тихоокеанский флот. Погиб не позднее 10.09.1941 (в Книге Памяти по Нижегородской области, том 13, стр. 117 — 15.08.1941). Покоится — морское воинское захоронение в тридцати милях к югу от острова Аскольд в заливе Петра Великого; увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

История ПЛ М-49.

М-49 — малая торпедная подводная лодка типа М XII серии. Заложена 26.07.1937 под строительным (стапельным) номером «С-248» и под обозначением М-57 в Горьком на заводе № 112 (Судостроительный завод «Красное Сормово»). В 1938 году в разобранном виде (секциями) перевезена по железной дороге в Николаев на завод № 198 (Судостроительный завод имени Андрэ Марти) и 25.01.1939 спущена на воду реки Буг. Приёмный акт подписан 27.07.1939, лодка вступила в строй и вошла в состав Черноморского флота 03.08.1939. 27.10.1939 официально перечислена в состав ТОФ, осенью 1939 года в разобранном виде (секциями) перевезена по железной дороге во Владивосток, где вновь собрана на заводе № 202 (Дальзавод имени К.Е.Ворошилова) и 15.11.1939 вошла в состав подводных сил ТОФ. 27.10.1939 получила обозначение М-49. 15 или 16.08.1941 (точная дата не установлена) погибла в заливе Посьет Японского моря в районе Владивостока, в точке с условными координатами 42°08’с.ш., 131°38’в.д. подорвавшись на мине. 06.10.1941 официально исключена из состава Советского ВМФ;

Подводная лодка М-63. Погибший экипаж — 21 человек. Командир — старший лейтенант Борис Спиридонович Капицын (Копицын).

Пакин А.Н.

Пакин Алексей Николаевич. 1917 года рождения. Место рождения — посёлок Первомаевка, Ленинский район, г. Нижний Новгород. Призван в ВМФ Сталинским РВК, г. Горький в 1938. Матрос (краснофлотец). Старший торпедист. Последнее место службы — ПЛ М-63, 2-я Бригада подводных лодок, Тихоокеанский флот. Считался пропавшим без вести при выполнении боевого задания с 16.09.1941. Погиб в период с 10 по 17 августа 1941. Покоится — морское воинское захоронение в тридцати милях к югу от острова Аскольд, в заливе Петра Великого; увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Прозоров А.И.

Прозоров Александр Иванович. 1912 года рождения. Место рождения — село Алистаево, Богородский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Богородским РВК, Горьковская область. Старший инженер-лейтенант. Командир электромеханической боевой части (БЧ-5). Последнее место службы — ПЛ М-63, 2-я Бригада подводных лодок, Тихоокеанский флот. Считался пропавшим без вести при выполнении боевого задания с 16.09.1941. Погиб в период с 10 по 17 августа 1941. Покоится — морское воинское захоронение в тридцати милях к югу от острова Аскольд, в заливе Петра Великого; увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

История ПЛ М-63.

М-63 — малая торпедная подводная лодка типа М XII серии. Заложена 20.01.1938 под строительным (стапельным) номером «С-254» и под обозначением М-63 в Горьком на заводе № 112 (Судостроительный завод «Красное Сормово»). 05.10.1939 спущена на воду реки Волга. В период 15.11.1939 — 31.08.1940 (по другим данным — 05.11.1939 — 21.09.1940) носила обозначение М-60, затем временно — М-48. Весной 1940 года переведена по внутренним водным путям в Ленинград. Приёмный акт подписан 31.07.1940, лодка официально включена в состав Краснознамённого Балтийского флота 31.08.1940. 21.09.1940 официально перечислена в состав ТОФ, осенью 1940 года в разобранном виде (секциями) перевезена по железной дороге во Владивосток, где вновь собрана на заводе № 202 (Дальзавод имени К.Е.Ворошилова) и 21.12.1940 вновь как М-63 вошла в состав подводных сил ТОФ. В период 10 — 17.08.1941 (точная дата не установлена) погибла в заливе Посьет Японского моря в районе Владивостока, в точке с условными координатами 42°10’с.ш., 132°27’в.д. подорвавшись на мине. 06.10.1941 официально исключена из состава Советского ВМФ.

Примечание. Форум Поисковых Движений. Из неопубликованной книги К.Б. Стрельбицкого — «Подводные лодки М-49 и М-63 к августу 1941 года организационно входили в состав 7-го дивизиона 2-й бригады подводных лодок ТОФ. Этими «малютками» командовали старшие лейтенанты Израиль Владимирович Сивориновский (ошибочно — Сибариновский) и Борис Спиридонович Капицын (ошибочно — Копицын) соответственно. Обе лодки принимали участие в фактически боевом патрулировании подходов к Главной базе ТОФ в заливе Посьета Японского моря на случай возможного нападения сил Императорского ВМФ Японии.
Наиболее подробная до сего времени информация о последних походах этих двух тихоокеанских «малюток» содержалась в статье М.Э.Морозова «Уроки необъявленной войны», опубликованной в журнале «ФлотоМастер» (2002 г., № 5). Процитируем ниже интересующие нас строки из этой публикации:
«В 15.59 9 августа [1941 года] в очередной поход на позицию № 2 южнее Уссурийского залива ушла М-49. Спустя сутки, в 15.45 10-го на расположенную западнее позицию № 1 направилась М-63. … В 23.00 9 августа командир [М-49] доложил о прибытии на позицию, затем ещё несколько раз — о состоянии погоды и корабля. Оно опасений не вызывало. Последнее сообщение с лодки было принято в 08.30 15-го «Неизвестный транспорт курсом SW». В штабе флота определили, что субмарина обнаружила пароход «Красный ,] что это была за ПЛ: наша М-49 или М-63, или иностранная лодка. Связавшись с П.В.Боженко из Московского клуба истории Владимирович] Боженко. Вот из этих двух писем [-] рассказ и уточнение [-] и появилась упоминаемая [мной выше] статья, относится это к 1999 году. ,] что им ,] обратились с (]была поднята или »] (хотя ТОФ принимал участие в войне с Японией только с 9 августа по 3 сентября 1945 ,] что за ПЛ была обнаружена в 1954 г. Однозначно [о том,] что [именно] это была за рукописи] моей статьи у меня потерян и нет возможности переслать её сть] на минном заграждении в 15-ти милях к юго-востоку от залива Посьет [залива Петра Великого Японского моря]. Кроме того, линия мин была выставлена на глубине 150 — 180 метров в непосредственной близости от свала глубин более 500 метров. Считая при плавании ПЛ опасной изобату 500 метров, за которую в минном отношении заходить опасно, ПЛ М-63 имея под килём глубину более 500 ’]»]). В заливе Петра Великого действует постоянное течение, направленное на юго-запад, [со] скоростью 0,2 — 0,4 узла. Кроме того, могло действовать ветровое течение южных направлений от прошедшего накануне циклона, [со] скоростью до 0,4 узла. Сорванные с якорей мины от дрейфа под воздействием ветра и течения через 20 — 30 часов могли оказаться в районах позиций подводных лодок. В этом случае место гибели подводных лодок можно оценить координатами назначенных позиций с учётом точности плавания ПЛ: ПЛ М-63: 41°58,0[’]очной долготы;] 42°13,0[’]очной долготы.] ПЛ М-49: 42°01,0[’]очной долготы]. 42°19,0[’]очной долготы]». Говоря о третьей вероятной причине — «Подрыв подводных лодок на минных заграждениях из-за неучтённого дрейфа от ветра (снос на минные заграждения)», М.И.Сажаев пишет, что М-49 и М-63 «могли подорваться на оборонительных минных заграждениях при неблагоприятных гидрометеорологических условиях (ограниченная видимость и сильный ветровой дрейф), когда не учитывался дрейф от ветра. Значительный дрейф северного направления мог возникнуть при прохождении через северную часть Японского моря тайфуна или глубокого циклона. В этом случае район гибели подводных лодок [-] достаточно больной и располагается в месте постановки минных заграждений». По четвёртой вероятной причине — «Гибель подводных лодок из-за неблагоприятных гидрометеорологических условий» — автор рукописи излагает мнение, что «подводные лодки могли погибнуть в штормовых условиях плавания, если не имели возможности погрузиться», и что «в этом случае место их гибели находится в районе назначенных им позиций». И, наконец, упоминая последнюю возможную причину гибели обеих «малюток» — «Гибель подводных лодок в бою при встрече с вооружённым судном противника», автор рукописи, упоминая, что теоретически они «могли погибнуть в бою с вооружённым судном противника от артиллерии или тарана», считает, что «в этом случае место гибели подводных лодок может находиться за пределами назначенных подлодкам позиций». Делая вывод о том, что «наиболее вероятными причинами гибели подводных лодок М-49 и М-63» следует считать первые три из пяти вышеперечисленных, Главный штурман ТОФ, член Совета Дальневосточного Клуба моряков-подводников ТОФ капитан 1-го ранга М.И.Сажаев даёт рекомендацию: «Поиск подводных лодок целесообразно произвести в предполагаемых (расчётных) местах гибели, а так же обследовать районы возможного подрыва ПЛ на минных заграждениях и их дозорные позиции». В беседе с нами автор рукописи подчеркнул, что поиск погибших в августе 1941 года в заливе Посьета двух «малюток» следует вести до тех пор, пока они не будут найдены. «Кое-кто до сих пор считает, что М-49 и М-63 погибли из-за элементарной неграмотности членов их экипажей, которые по ошибке завели их на свои минные поля, — сказал М.И.Сажаев. — Установление точных мест и причин их гибели позволит нам очистить имена навечно оставшихся назад в море 43 тихоокеанских подводников от таких обвинений». И с этим нельзя не согласиться…».

Подводная лодка Л-16. Погибший экипаж — 56 человек. Командир — капитан-лейтенант Гусаров Дмитрий Фёдорович.

Троицкий Н.Л. — так на плите. Правильно — Троицкий Н.Д.

Троицкий Николай Дмитриевич. 1911 года рождения. Место рождения — г. Нижний Новгород. Призван в ВМФ Ждановским РВК, г. Горький из запаса в 1941. Матрос (краснофлотец). Моторист. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Л-16. Погиб при переходе с Тихоокеанского флота на Северный флот 11.10.1942. Покоится — морское воинское захоронение на глубине 4888 метров в 820 милях от Сан-Франциско, Тихий океан, США. Увековечен — мемориал на территории Музея Воинской Славы в Петропавловске-Камчатском; мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Вдова — Троицкая.

История ПЛ Л-16.

Заложена 5 ноября 1935 года на заводе № 198 в Николаеве под стапельным номером 306. Секциями по железной дороге подводная лодка перевезена на Дальний Восток, где на заводе № 202 (Дальзавод) во Владивостоке производилась её сборка. 9 июля 1937 года субмарина спущена на воду и 9 декабря 1938 года вошла в состав Тихоокеанского флота. В июле 1938 года корабль предполагалось назвать «Блюхеровец».

22 июня 1941 года подводная лодка встретила в составе 3-го отдельного дивизиона ПЛ в Петропавловске-Камчатском.

24 сентября 1942 субмарина под командованием капитан-лейтенанта Гусарова Дмитрия Федоровича в паре с «Л-15» начала переход с Дальнего Востока на Север через Панамский канал. Поскольку переход проходил через районы военных действий, подводные лодки несли на корме громадные линкорные флаги, чтобы не стать случайной жертвой торпед американской или японской субмарины. Корабли следовали без охраны в надводном положении со скоростью 11-12 узлов. «Л-16» шла головной. В ночь с 11 на 12 октября 1942 года на переходе Датч Харбор – Сан-Франциско «Л-16» в точке с координатами: 46°04′ с.ш./ 138°58 ‘ з.д. (по другим данным 45°41′ с.ш./ 138° 56’ з.д.) атакована и потоплена неизвестной подводной лодкой. С дифферентом на корму в 45 градусов «Л-16» начала быстро погружаться в воду и через 25-30 секунд исчезла с поверхности океана. Сигнальщики «Л-15» обнаружили два перископа с левого борта, примерно на расстоянии одной мили, артиллеристы успели выпустить по нему пять снарядов из 45-мм орудия, а радисты успели поймать последнюю радиограмму с «Л-16»: «Погибаем от …». На этом передача оборвалась.

После войны ответственность за потопление «Л-16» возложили на командира японской подводной лодки «I-25» М. Тагами. Он возвращался от американского берега и, заметив две субмарины, выстрелил последнюю оставшуюся торпеду, считая лодки американскими. Однако, есть информация, что он правильно классифицировал цели, так как был извещен своим командованием о маршруте их следования, и не пытался атаковать, но по прибытии в базу доложил об уничтожении американской подводной лодки. Радиостанция в Токио 27 декабря 1942 года на японском, а 28 декабря на английском языке сообщила о потоплении японской подводной лодкой одной из субмарин союзников. Судя по времени и месту атаки, это могла быть только «Л-16». Однако подводники «Л-15» видели два взрыва и след еще одной торпеды, уходящей в океан. Если это действительно так, то известно, что за день до выхода наших лодок из Датч-Харбора, оттуда же вышла американская субмарина «S-31», приняв полный боекомплект. Вскоре она пришла в Сан-Франциско, причем снова принимала торпеды. Более того, перископы этой лодки были довольно специфическими, и походили на перископы, выглянувшие из воды и обстрелянные артиллеристами «Л-15» (См.: Учетная Карточка воинского захоронения с Дополнением об обстоятельствах гибели ПЛ Л-16).

Инцидент, который мог вызвать войну между СССР и Японией в 1942, мог быть не случайным и был выгоден только США, так как и их союзник, и противник были бы вынуждены воевать на два фронта, что значительно облегчило военные усилия Соединенных Штатов.

30 декабря в своей телеграмме Сталину президент Рузвельт писал: «выражаю сожаление по поводу потери Вашего корабля с его доблестной командой, и выражаю мою высокую оценку вклада, который вносит в дело союзников так же Ваш доблестный Военно-морской флот в дополнение к героическим победам Вашей Красной Армии».

30 июля 1963 года в Петропавловске-Камчатском открыт памятник экипажу «Л-16». На нем надпись: «Подвига не забудем. Гибели не простим».

Плита № 3. Северный флот.

Подводная лодка С-55. Погибший экипаж — 52 человека. Командир — капитан 3-го ранга Сушкин Лев Михайлович.

Бажин В.Г.

Бажин Виталий Георгиевич. 1920 года рождения. Место рождения — дер. Волки (или Зысюки), Тоншаевский район, Нижегородская область. Образование 7 классов. Призван в ВМФ Ревдинским ГВК, г. Ревда, Свердловская область в 1939. Старшина 2-й статьи. Командир отделения трюмных машинистов. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ С-55. «Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 29.12.1943». Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден Отечественной войны 1-й степени; орден Отечественной войны 2-й степени.

Отец — Бажин Егор (Георгий) Алексеевич (1892). Мать — Бажина Марфа Власовна (1890).

Малышев В.Н.

Малышев Виктор Никандрович. 1920 года рождения (12 августа). Место рождения — дер. Чудово, Семёновский район, Нижегородская область. Образование 7 классов. Призван в ВМФ Ждановским РВК, г. Горький. Матрос (краснофлотец). Рулевой. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ С-55. «Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 29.12.1943». Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Красной Звезды»; медаль «За отвагу».

Мать — Малышева Анна Ивановна (1886).

Ногтев И.Я.

Ногтев Иван Яковлевич. 1920 года рождения (20 мая). Место рождения — дер. Федулково, Ковернинский район, Нижегородская область. Образование — ФЗУ. Призван в ВМФ Юринским РВК, Марийская АССР в 1941. Матрос (краснофлотец). Рулевой. Член ВЛКСМ с 1940. Последнее место службы — ПЛ С-55. «Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 29.12.1943». Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Красной Звезды»; орден Отечественной войны 2-й степени.

Отец — Ногтев Яков Сергеевич (1898). Мать — Ногтева Евленья Иосифовна (1898).

История ПЛ С-55.

Заложена 24 ноября 1936 года на заводе № 194 в Ленинграде под стапельным номером 404. Секциями по железной дороге подводная лодка перевезена на Дальний Восток, где на заводе № 202 во Владивостоке производилась её окончательная сборка. 27 ноября 1939 года «С-55» спущена на воду, 25 июля 1941 вступила в строй, и 22 августа 1941 года под командованием капитана 3 ранга Сушкина Льва Михайловича вошла в состав Тихоокеанского флота.

После отработки задач боевой подготовки и гарантийного ремонта, корабль, входивший к тому времени в состав 3-го дивизиона 1-й бригады ПЛ ТОФ 26 августа – 2 сентября 1942 года принял участие в обеспечении перехода еще не вступившего в строй крейсера «Калинин» из Комсомольска-на-Амуре во Владивосток.

4 сентября 1942 года Государственный Комитет Обороны принял решение об усилении Северного флота за счет перевода с тихоокеанского театра шести подводных лодок. В их число (кроме «Л-15», «Л-16», «С-51», «С-54» и «С-56») была включена и «С-55». 5 октября 1942 года в паре с «С-54» субмарина начала переход на Север по маршруту: Владивосток – Петропавловск-Камчатский – Датч-Харбор – Сан-Франциско – Коко-Соло – Гуантанамо – Галифакс – Рейкьявик – Гринок – Портсмут – Розайт – Лервик – Полярное. В январе – феврале 1943 года в Розайте подводная лодка провела средний ремонт с заменой аккумуляторной батареи и докование. 8 марта «С-55» прибыла в Полярное и в этот же день зачислена в состав 2-го дивизиона бригады ПЛ СФ.

Экипаж подводной лодки достаточно быстро подтвердил новому командованию боеспособность своего корабля, после сдачи необходимых зачетов, уже 24 марта «С-55» совместно с эсминцем «Урицкий» обеспечивала возвращение в Полярное подорвавшейся на мине в Варангер-фьорде «М-174», а спустя трое суток вышла в свой первый боевой поход. Подводная лодка действовала северо-западнее Вардё (позиция № 5); и уже через 9 часов после того как субмарина заняла назначенный район, она вышла в первую атаку. Четыре торпеды были выпущены сразу по двум створящимся судам вражеского конвоя, следовавшего в западном направлении. Скоро на подводной лодке зафиксировали два глухих взрыва, обе цели посчитали пораженными. Ряд источников результатом этой атаки называют повреждение парохода «Байя Кастилло» («Bahia Castillo», 8579 брт), но это судно еще 1 мая 1940 года выведено из строя британской подводной лодкой «Нарвал» в проливе Каттегат, отбуксировано в Германию и не восстанавливалось. Суда конвоя, в состав которого входили танкер «Лизелотте Эсбергер» и транспорт «Кифиссия» вовремя заметили одну из торпед выпущенных советской подводной лодкой и сумели провести маневр уклонения. Сопровождавшие конвой охотники «Uj-1103», «Uj-1104» и «Uj-1109» по наводке самолета, отметившего место пуска торпед сбросом двух бомб, контратаковали субмарину, добавив еще 21 глубинную бомбу. Впрочем, вскоре немцам пришлось прекратить преследование; конвой атаковала авиация СФ. Бомбы, сброшенные самолетами на конвой, подводники отнесли на свой счет, считая их (на подлодке зафиксировано 107 взрывов) за продолжение преследования силами ПЛО. Не получив каких-либо серьезных повреждений (подорвано несколько клапанов забортной арматуры, разбито несколько лампочек освещения) в результате контратаки кораблей ПЛО, подлодка продолжила действия в назначенном районе.

В ночь на 1 апреля в Перс-фьорде «С-55» высадила разведгуппу на побережье противника, но на следующий день поход пришлось прервать. При форсировании минного заграждения «Sperre-IV» на глубине 60 м подводная лодка коснулась минрепа, намотав 85-метровый трос на левый винт; заклинена левая линия вала, электродвигатель сгорел, так как в нарушение инструкции не был остановлен электромотор. К счастью, мина не взорвалась, а подлодка вечером получила разрешение вернуться в базу.

После краткого ремонта «С-55» вечером 22 апреля вышла для действий между Нордкапом и Нордкином (позиция № 3). Подводная лодка уже более пяти суток вела патрулирование района, когда вечером 29 апреля обнаружила конвой, по оценке командира субмарины состоящий из двух транспортов под охраной трех сторожевиков и шести тральщиков. (Действительный состав конвоя: четыре транспорта, тральщик, шесть сторожевиков и охотников). Четыре торпеды были выпущены по двум створящимся целям, и скоро на подводной лодке зафиксировали три взрыва, посчитав, что попадания достигнуты в оба судна. Тем временем не успевший провести маневр уклонения немецкий угольщик «Щтурцзее» (708 брт) с грузом железной руды поймал две торпеды и быстро уходил под воду. Ставший второй целью транспорт «Клаус Ховальд» отделался легким испугом; выскочившая на поверхность торпеда взорвалась пройдя перед судном. Заметивший точку торпедного залпа тральщик «M-343» контратаковал субмарину, довольно точно сбросив 15 глубинных бомб; их взрывы подбросили подлодку на 10 метров вверх, затем в противолодочный поиск включились охотники «Uj-1207» и «Uj-1208», за три часа сбросив на безопасном удалении от субмарины еще 72 глубинных бомбы. Оторвавшись от преследования и всплыв на поверхность подводники обнаружили, что на субмарине полностью разрушена носовая часть легкого корпуса – до третьего шпангоута форштевень был оторван. Кроме того, бомбежкой на «С-55» повреждены передние крышки носовых торпедных аппаратов, кингстоны носовых балластных цистерн, вышел из строя эхолот. В таком состоянии корабля поход продолжать было невозможно, вечером 30 апреля «С-55» прибыла в Полярное.

После проведения аварийного, а затем и текущего ремонта, в ходе которого на подводной лодке установлен гидролокатор «Дракон-129», в середине сентября 1943 года «С-55» вновь вступила в строй. Вечером 30 сентября субмарина вышла для действий в район остров Серё – мыс Сверхольдт-клуббен (позиция № 4). В ночь на 6 октября подводная лодка высадила на побережье противника разведгруппу, после чего продолжила действия в районе Порсангер-фьорда (позиция «Б»). Утром 12 октября «С-55» обнаружила вражеский конвой. Как и в предыдущих атаках, командир субмарины выпустил торпеды сразу по двум целям: судам в 8-10 и 3-4 тыс. тонн. Противник заметил атаку подводной лодки лишь благодаря самолету, кружившему над конвоем, он первым сбросил в точку залпа глубинные бомбы. Тем временем транспорт «Аммерланд» (5281 брт) уже тонул; а немецкая Лапландская группировка лишилась почти 2400 тонн продовольствия и фуража. Подошедшим для поиска подлодки охотникам «Uj-1206», «Uj-1207» и «Uj-1208» осталось лишь провести сковывающее бомбометание, не давая субмарине возможность повторить атаку, сбросив на безопасном удалении от подводной лодки 40 глубинных бомб. Благополучно оторвавшись от преследования, «С-55» на исходе 14 октября направилась в базу. За все время патрулирования подводная лодка, пользуясь «Драконом», 14 раз форсировала немецкие минные заграждения. Все прохождения между вражескими минами проводились в нарушение инструкции в надводном или позиционном положении.

Вечером 4 декабря «С-55» вышла в свой последний поход, ее действия должны были проходить в районе Тана-фьорда (позиция № 2). Утром 8 декабря в устье Тана-фьорда неразорвавшаяся торпеда попала в корму норвежского судна «Валёр» (1016 брт). Корабли сопровождения конвоя не стали покидать свое место в ордере, так как атака подлодки была обнаружена слишком поздно. Дальнейшие действия «С-55» неизвестны, подлодка ни разу не выходила на связь, не ответила она и на приказ о возвращении отданный ей вечером 21 декабря. Вероятно, «С-55» погибла на одной из мин заграждений «NW-27», «NW-28» или «Карин».

Возможно, что обнаруженный в 1996 году на дне у мыса Слетнес остов подводной лодки принадлежит ПЛ «С-55».

Подводная лодка Щ-401, 3-й дивизион Бригады подводных лодок Северного флота. Погибший экипаж — 43 человека. Командир — капитан-лейтенант Моисеев Аркадий Ефимович.

Баранов Н.Г.

Баранов Николай Григорьевич. 1919 года рождения. Место рождения — пос. Княжиха, г. Нижний Новгород. Образование 8 классов. Модельщик. Призван в ВМФ Кагановичским РВК, г. Горький в 1939. Матрос (краснофлотец). Рулевой. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Щ-401. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 26.04.1942. Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Отец — Баранов Григорий Васильевич.

Морозов В.С.

Морозов Виктор Семёнович. 1915 года рождения. Место рождения — пос. Игумновская Слобода, Работкинский район, Нижегородская область. Образование 3 класса. Призван в ВМФ Лысковским РВК, Горьковская область в 1937. Старший матрос (старший краснофлотец). Старший моторист. Беспартийный. Последнее место службы — ПЛ Щ-401. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 26.04.1942. Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Мать — Морозова Ольга Алексеевна.

История ПЛ Щ-401.

«Заложена 4 декабря 1934 года на заводе № 189 (Балтийский завод) в Ленинграде под стапельным номером 253 как «Щ-313». 28 июня 1935 года подводная лодка спущена на воду, 17 июля 1936 года вступила в строй и вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. Летом 1938 года по Беломоро-Балтийскому каналу субмарина перешла на Север и 27 июня 1937 года вошла в состав Северного флота.

В ходе советско-финляндской войны «Щ-401» находилась в ремонте, поэтому в «Зимнем» конфликте участия не принимала.

К началу Великой Отечественной войны подводная лодка, числившаяся в оргпериоде, находилась под командованием капитан-лейтенанта Моисеева Аркадия Ефимовича в составе 3-го дивизиона бригады ПЛ СФ, в апреле 1941 года «Щ-401» завершила текущий ремонт, и в конце мая несла дозор перед устьем Кольского залива. В ночь на 19 июня подлодка согласно плану рассредоточения перешла в губу Тюва, где совместно с «Щ-403» встретила начало войны.

Уже вечером 22 июня с целью прикрытия мобилизации флота (задача ставилась шире – ведение неограниченной подводной войны против транспортов и боевых кораблей противника) подводная лодка направилась в район Вардё (позиция №5). Обеспечивая молодого командира (стаж командования «Щ-401» с ноября 1940), в море вышел командир дивизиона «Щук» капитан 3 ранга И.А. Колышкин. После четырех-суточного патрулирования назначенного района, подводная лодка приблизилась к Вардё, где на рейде обнаружила два судна стоящих на якоре. По одному из них была выпущена торпеда, ставшей первой торпедой выпущенной советской подводной лодкой в Великой Отечественной войне. Взрыва (учитывая большую дистанцию до цели – 18 кбт) не последовало. 2 июля «Щ-401» прибыла в Полярное, откуда уже 7 июля снова вышла в море к Вардё. Уже вечером, заняв позицию, подводная лодка предприняла попытку атаковать траулер, но из-за плохой видимости торпеда так и не была пущена. Через несколько часов «Щ-401» повторила попытку, на этот раз намереваясь атаковать пару вооруженных пароходов (реально охотники за подводными лодками «Uj-177» и «Uj-178»), но субмарина была вовремя обнаружена вражескими кораблями и обстреляна ныряющими снарядами. Кроме того, германские корабли сбросили 8 глубинных бомб, в результате чего на подводной лодке вышло из строя дистанционное управление кормовыми горизонтальными рулями, а из-за произошедших коротких замыканий частично погас свет и перестали работать некоторые электроизмерительные приборы. Днем 14 июля «Щ-401» атаковала одной торпедой судно из состава небольшого (2 транспорта под эскортом сторожевого корабля) конвоя, но промахнулась. Утром 15 июля восточнее мыса Кибергнес атаке подлодки подверглась группа тральщиков – вооруженных траулеров (реально, группа кораблей ПЛО, которые «Щ-401» Пыталась атаковать неделю назад). Через минуту на подводной лодке зафиксировали один глухой взрыв, что дало подводникам по возвращении в базу заявить о поражении цели. В ответ оставшиеся невредимыми немецкие охотники сбросили на подводную лодку 36 глубинных бомб, которые не нанесли субмарине существенных повреждений, от взрывов вышли из строя лишь несколько измерительных приборов. В дальнейшем «Щ-401» несколько раз обнаруживала вражеские корабли, но от атаки воздерживалась.

24 июля подводная лодка благополучно вернулась в Полярное, и через четыре дня встала в Мурманске на навигационный ремонт. В это время город подвергался частым ударам вражеской авиации; не избежала их и «Щ-401». В 16 часов 13 августа в 10 метрах от пирса где была пришвартована подводная лодка разорвалась крупная авиабомба. Кроме небольших повреждений полученных кораблем (выведено из строя носовое орудие: разбит прицел, заклинены поворотный и подъемный механизмы; образовались вмятины в тумбе одного из перископов), «Щ-401» имела потери в личном составе: погиб краснофлотец Д.С. Любецкий, получили тяжелые ранения военком А.Е. Табенкин и командир БЧ-2-3 Милютин, еще три члена экипажа субмарины были ранены легко.     После вступления в строй 23 августа «Щ-401» предприняла длительный (10 сентября – 6 октября) поход в район позиции № 3 у Порсангер-фьорда, в котором из-за плохой погоды не смогла атаковать обнаруженные корабли противника. Кроме того, во время шторма на подводной лодке неоднократно выливался электролит; из-за неправильных действий личного состава подплавлен подшипник одного из электродвигателей.

Следующий боевой поход подлодки проходил в районе северо-западнее Вардё (позиция № 5). Едва выйдя из базы из-за неправильных действий команды БЧ-5 на подводной лодке подплавлен подшипник правого гребного электродвигателя, в результате чего носовая часть вала просела; повреждение пришлось исправлять почти сутки. Противник был встречен лишь однажды, когда днем 1 ноября «Щ-401» пыталась выйти в атаку но она была сорвана резким поворотом сторожевика на подлодку. Во время непрекращающегося шторма на субмарине неоднократно выливался электролит; наконец, 9 ноября по вине личного состава на подлодке произошел обрыв всех болтов, крепящих фланец гидромуфты к коленчатому валу левого дизеля. Вечером 12 ноября «Щ-401» на одном дизеле прибыла в Полярное и вскоре встала к борту плавмастерской «Красный Горн» для устранения повреждений.
Новый, 1942 год подводная лодка встретила в море, патрулируя позицию № 4 в районе Конгс-фьорда – мыс Маккаур. Штормовая погода усложняла выполнение задачи; вечером 25 декабря одна из волн накрыла подлодку, в результате на субмарине залило водой шахты перископов, артиллерийский погреб и, частично, радиорубку, вылилась часть электролита. Днем 29 декабря «Щ-401» обнаружила вражеский конвой и предприняла попытку атаковать его из надводного положения, но, из-за ошибки личного состава клапана вентиляции средней группы оказались открытыми. Успев показать над водой рубку, подводная лодка снова ушла под воду. Уже вышедшие в это время на мостик командир субмарины и сигнальщик едва успели спрыгнуть вниз. Через несколько часов во время зарядки батарей у мыса Кьельнес «Щ-401» обнаружила силуэты трех кораблей и атаковала один из них. Стрельба велась из надводного положения с использованием ночного прицела. Через полторы минуты после пуска торпед на лодке услышали два сильных взрыва, после чего на кораблях начали подавать тревожные гудки. В ответ противник сбросил на безопасном удалении от уже погрузившейся субмарины 8 глубинных бомб. Подводники записали на свой счет уничтожение транспорта в 3000 тонн, что не подтверждается противоположной стороной – безуспешно атакована группа мобилизованных траулеров («M-1503», «M-1506» и «M-1507») из состава только что прибывшей на Север 15-й флотилии тральщиков.

Следующая атака состоялась в ночь на 7 января 1942 года, когда севернее мыса Кьельнес в районе Конгс-фьорда «Щ-401» обнаружила караван судов в составе двух транспортов в сопровождении сторожевого корабля и двух сторожевых катеров. Атака проводилась по головному транспорту с дистанции 10 кбт из надводного положения. Сразу после залпа подводная лодка погрузилась, а спустя минуту после пуска торпед на субмарине был зафиксирован взрыв. Субмарина не преследовалась кораблями ПЛО, да и сам факт атаки подлодки не зафиксирован документами противника. По послевоенным советским данным торпедой «Щ-401» уничтожен сторожевой корабль «V-5103» («Блиц», бывший «Посейдон»), но корабля с таким именем и тактическим номером не существовало. Сторожевик «V-5103» («Тайфун») погиб 9 августа 1942 года в результате столкновения в районе Флорё, а его собрат «V-5101» («Блиц», бывший «Посейдон») благополучно пережил войну. Атаке подводной лодки вероятнее всего подвергся конвой, включавший в себя суда «Август Больтен», «Хаукефьель» и «Стен». На исходе 12 января подводная лодка направилась в базу и днем 14 января прибыла в Полярное.

В феврале 1942 года «Щ-401» действовала в районе Вардё (позиция № 5). Поход проходил в сложных метереологических условиях; вечером 8 февраля подводная лодка была накрыта штормовыми волнами; вода затопила артиллерийский погреб, вышел из строя гирокомпас, который удалось исправить только к утру следующего дня. В дальнейшем ударами штормовых волн на подводной лодке выводились из строя кормовые горизонтальные (15 и 24 февраля, последний раз окончательно) и вертикальный (20 февраля) рули. Вечером 9 февраля в Перс-фьорде подводная лодка высадила на вражеский берег двух разведчиков (разведгруппа снята субмариной в ночь на 25 февраля). За время похода подводная лодка неоднократно (9, 12, 13 и 19 февраля) обнаруживала сторожевые корабли противника, но каждый раз воздерживалась от атаки, либо сама была атакована (утром 19 февраля глубинными бомбами охотника «Uj-1214» на подводной лодке временно выведена из строя часть освещения, были выбиты предохранители на станциях гребных электродвигателей). Вечером 26 февраля «Щ-401» досрочно вернулась в Полярное.

В свой последний поход с задачей прикрытия конвоя «QP-10» в районе острова Фуглё (позиция № 10-б) «Щ-401» вышла в ночь на 11 апреля 1942 года. 18 апреля по приказу командования она перешла к мысу Нордкап в пределы позиции № 4. Днем 19 апреля у мыса Омганг безуспешной атаке подводной лодки подвергся танкер «Форбах». Сопровождавшие конвой тральщики «M-154» и «M-251» провели противолодочный поиск и сбросили в предполагаемом месте нахождения субмарины 13 глубинных бомб. Второй раз «Щ-401» заявила о себе утром 23 апреля, когда у мыса Слетнес в результате попадания торпеды пошел ко дну мобилизованный немцами норвежский транспорт «Штенсаас» (1359 брт) с грузом военного имущества для Киркенеса. Сопровождавшие конвой немецкие охотники «Uj-1101» и «Uj-1110» контратаковали подлодку, сбросив порядка полусотни глубинных бомб. (По данным А.В. Платонова спустя пять часов после атаки «Штенсааса» «Щ-401» тремя торпедами безуспешно отстрелялась по «Uj-1110»). Вероятно, глубинные бомбы охотников не нанесли подводной лодке каких-либо серьезных повреждений, так как вечером 23 апреля «Щ-401» вышла на связь с докладом о двух атаках с использованием всех торпед в носовых торпедных аппаратах.

Это было последнее донесение с борта «Щ-401». На дальнейшие вызовы с приказом о возвращении она уже не ответила.

Вероятно, подводная лодка погибла на одной из мин заграждения «Карин», выставленное противником месяц назад у мыса Нордкин. Версия о гибели «Щ-401» в результате ошибочной атаки пары советских торпедных катеров («ТКА-13» и «ТКА-14») в ночь на 24 апреля у Вардё не верна, так как в данном случае подверглась удару «U-454», получившая сильные повреждения от разрывов пяти глубинных бомб».

Гвардейская подводная лодка М-172. Погибший экипаж — 23 человека. Командир — капитан-лейтенант Кунец Иван Андреевич.

Бедин А.Я.

Бедин Алексей Яковлевич. 1916 года рождения. Место рождения — село Песочное, Выксунский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Выксунским РВК, Горьковская область в 1938. Гвардии старшина 1-й статьи. Командир отделения трюмных машинистов. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ М-172. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 16.10.1943. Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — воинский мемориал в г. Североморск, Мурманская область; мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Красной Звезды»; орден «Отечественной войны 1-й степени».

Отец — Бедин Яков Иванович.

Вашурин Н.К.

Вашурин Николай Кузьмич. 1914 года рождения. Место рождения — Перевозский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ Перевозским РВК, Горьковская область в 1937. Гвардии старший лейтенант. Командир БЧ-1; -2; -3. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ М-172. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 16.10.1943. Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — воинский мемориал в г. Североморск, Мурманская область; мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Отечественной войны 1-й степени».

Вдова — Вашурина Зинаида Яковлевна. Мать — Вашурина Варвара Ивановна.

Шумихин А.В.

Шумихин Анатолий Васильевич. 1919 (на плите ошибочно -1916) года рождения. Место рождения — Берёзовая Заводь, Ветлужский район (или дер. Рябовская, Межевской район), Нижегородская область. Образование 8 классов. Призван в ВМФ Ветлужским РВК, Горьковская область в 1940. Гвардии старшина 1-й статьи. Командир отделения гидроакустиков. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ М-172. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 16.10.1943. Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — воинский мемориал в г. Североморск, Мурманская область; мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: медаль «За отвагу»; два ордена «Красного Знамени».

Мать — Шумихина Ольга Гавриловна.

История ПЛ М-172.

«Заложена 17 июня (по другим данным 12 июля) 1936 года под стапельным номером 89 на заводе № 196 в Ленинграде как «М-88». 23 июля (по другим данным 12 июня) 1937 года подводная лодка спущена на воду, 11 декабря (по другим данным 24 ноября) 1937 года вступила в строй и 25 декабря 1937 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

19 мая 1939 года субмарина ушла по Беломоро-Балтийскому каналу на Север. 16 июня кораблю присвоено обозначение «М-172» и 21 июня он вошел в состав Северного флота.

В ходе советско-финляндской войны подводная лодка под командованием старшего лейтенанта Лысенко Дмитрия Яковлевича (обеспечивающий командир 4-го дивизиона капитан 3 ранга Г.А. Субботин) совершила один боевой поход, неся дозор перед входом в Кольский залив, но вскоре была вынуждена вернуться в базу из-за ряда неисправностей.

К началу Великой Отечественной войны «М-172», входящая в состав 4-го дивизиона бригады ПЛ СФ, прошла средний ремонт и докование и находилась в губе Мотка, проводя план боевой подготовки. Кораблем продолжал командовать старший лейтенант Лысенко.

Первый же выход в дозор северо-восточнее полуострова Рыбачий (позиция № 7) прежде всего, показал низкую готовность к боевым действиям самого командира корабля. Утром 12 июля, едва приступив к выполнению задания, подводная лодка обнаружила, по оценке командира, три тральщика, которые атаковать не смогла. О кораблях было доложено по радио, но сообщение подлодки в базе принято не было. Вероятно, «М-172» обнаружила эсминцы «Z-7», «Z-10» и «Z-20» вышедшие на поиск вдоль советского побережья. Утром 13 июля в районе маяка Гавриловский они обнаружили отряд судов ЭПРОН, в составе пары траулеров («РТ-32» и «РТ-67») в сопровождении сторожевика «Пассат» (бывший «РТ-102»). В итоге после получасового неравного боя, один траулер и сторожевой корабль были потоплены, второй траулер сумел выброситься на отмель; погибло 73 человека.

Вечером 12 июля, встретив сторожевой корабль противника, подводная лодка предпочла уклониться. Вообще, мнение командира подлодки о возможностях вражеского ПЛО было, мягко говоря, сильно преувеличено. Опасаясь быть обнаруженным, он на протяжении всего патрулирования не определял свое место, из-за чего, утром 19 июля, когда корабль начал движение в базу, подлодка имела несвязку в 31 милю. Результатом чрезмерной осторожности стала посадка корабля на мель в тот момент, когда считалось, что подлодка находится достаточно далеко от берега. Вместо того, чтобы спокойно отработать назад, командир, считая что подлодка обнаружена и подвергается бомбежке, решил уйти на глубину, а когда субмарина вместо того чтобы погружаться, стала ползти на камнях вверх, запаниковал, предположив, что противник вытаскивает корабль на поверхность сверхмощным магнитом. Спасло положение своевременные и правильные действия инженер-механика «М-172» Г.Ф. Каратаева. Подводная лодка вернулась в базу с поврежденной носовой частью надстройки.

Итогом похода стало снятие Лысенко с должности и отдача его под суд. Новым командиром «М-172» назначен капитан-лейтенант (впоследствии капитан 3 ранга, капитан 2 ранга) Фисанович Израиль Ильич. Долго принимать дела ему не пришлось. После небольшого аварийного ремонта подводная лодка вышла на позицию № 6 в восточной части Варангер-фьорда. Обеспечивал молодого командира комдив И.А. Колышкин. Впрочем, Фисанович не нуждался в излишнем подталкивании к активным действиям. Уже днем 21 августа, на третьи сутки похода, подводная лодка проникла в залив Петсамонвуоно, обнаружив на рейде Линахамари крупный транспорт. С дистанции 7 кбтпо нему была выпущена торпеда, взрыв которой через минуту услышал экипаж субмарины. К сожалению, с целью сократить время пребывания подлодки на узком рейде, пуск производился на циркуляции, в результате торпеда попала в пирс рядом с германским транспортом «Монсун» (6950 брт). Немцы, не ожидавшие такой наглости, ограничились коротким преследованием. На выходе подлодки из бухты сторожевой катер сбросил на безопасном удалении от субмарины 6 глубинных бомб. Несмотря на то, что гибель атакованного судна не наблюдалась, у подводников не было сомнений в успехе, транспорт посчитали потопленным. Вслед за «М-172» прорыв на рейд Линахамари с атаками судов предприняли «М-171» (2 октября) и «М-174» (26 сентября), все они были отмечены признаками поражения цели, но после окончания войны при расчистке порта от мин, на дне не было обнаружено ни одного уничтоженного транспорта.

Вторую торпеду «М-172» израсходовала на исходе 22 августа (согласно «Хронике Великой Отечественной войны Советского Союза на Северном театре» атака проведена в 23.58 предыдущих суток). Пуск был произведен по груженной «паровой яхте» водоизмещением 1000 – 1500 тонн шедшей в сопровождении сторожевого катера по направлению из Киркенеса в Петсамо. Спустя 40 секунд на подлодке зафиксировали взрыв (дистанция до цели составляла 4,5 кбт), а через две минуты второй, что на субмарине расценили как признаки поражения и гибели цели. Спустя 9 минут, осмотревшись в перископ, подводная лодка не обнаружила маленький конвой. По немецким данным безуспешной атаке подверглось госпитальное судно (информации о том, несло ли оно в этот момент знаки Красного Креста, нет) «Александр фон Гумбольдт», зафиксировавшее взрыв торпеды в прибрежных скалах.

Следующее патрулирование «М-172» проходила в районе Киркенеса (позиция № 5а). на этот раз на борту субмарины в море вышел командир 4-го дивизиона ПЛ СФ капитан 2 ранга Н.И. Морозов. Не пробыв на позиции и суток, «М-172» вечером 14 сентября северо-восточнее устья Бек-фьорда атаковала судно из состава конвоя шедшего в Петсамо. Подводники выпустили торпеду по транспорту, по оценке командира субмарины в 3000 тонн, пуск второй торпеды по сопровождавшее судно сторожевику не состоялся, так как из-за отсутствия системы БТС подлодка начала всплывать. Спустя минуту на «М-172» зафиксирован взрыв, а еще через три минуты, осматриваясь в перископ, субмарина атакованное судно не обнаружила. Германская сторона не комментирует атаку «М-172», немцы не заметили ее, несмотря на то, что подлодка зафиксировала 10 отдаленных разрывов, принятых за сброс глубинных бомб. «М-172» отошла в район зарядки, откуда в базу было передано донесение с просьбой о пополнении запаса торпед. В базе оно было принято как доклад о полном израсходовании боезапаса, и подводной лодке был передан приказ о возвращении. Во второй половине дня 15 сентября субмарина прибыла в Полярное, откуда, загрузив торпеду и пополнив припасы, уже утром 18 сентября вышла с задачей патрулирования позиции № 5 северо-западнее Вардё. Днем 19 сентября, потеряв свое место, подводная лодка без оповещения подошла к бухте Цып-Наволок, где была обнаружена сторожевым кораблем «Заря», бывший рыболовный траулер «РТ-30» («Уссуриец»), с которого был открыт артиллерийский огонь. Подводная лодка погрузилась и изменила курс, а сторожевик сбросил в месте ее погружения 9 глубинных бомб, которые, к счастью, не причинили подлодке вреда.

Патрулирование «М-172» района позиции № 6 в восточной части Варангер-фьорда в первой половине октября было безрезультатным; несмотря на активный поиск, подводная лодка наблюдала лишь сторожевые катера противника, несшие противолодочный дозор у Петсамо. Следующее патрулирование этого района в первой декаде ноября так же было безуспешным. В добавок, субмарина в подводном положении коснулась грунта, в результате чего были сорваны ограждение вертикального руля и обтекатель привода кормовых горизонтальных рулей.

Едва вернувшись в Полярное, «М-172» была снова отправлена в море с задачей спасения диверсионно-разведывательной группы старшего лейтенанта Г.В. Кудрявцева, высаженной на вражеской побережье подводной лодкой «М-173» в ночь на 27 сентября. Вечером 15 ноября остатки группы (5 человек) были приняты на борт субмарины и благополучно доставлены в Полярное.

Несмотря на то, что в конце ноября – начале декабря «М-172» прошла небольшой ремонт, техническое состояние корабля было далеко от нормального. Командир субмарины докладывал об этом командованию, но его рапорт наверху оставили без внимания, что оставило свой след на декабрьском патрулировании «М-172», которое проходило в районе Киркенеса (позиция № 5а) в середине месяца. Трех суток нахождения на позиции оказалось достаточным, чтобы на подводной лодке сместилась линия вала в результате заклинивания муфты и лопнувшего змеевика охлаждения упорного подшипника. За это время (днем 16 декабря) подводная лодка однажды была атакована мотоботом противника, сбросившем на безопасном удалении от субмарины 5 глубинных бомб, а спустя двое суток сама «М-172» упустила шанс отличиться: утром 18 декабря вахтенный командир обнаружил огни, но, посчитав их огнями на берегу, вовремя не доложил об этом командиру. Когда стало ясно, что перед советской субмариной вражеская подлодка, атаковать ее было поздно. Пытаясь исправить повреждения силами экипажа и продолжить патрулирование, «М-172» отошла в бухту Цып-Наволок, но вечером 19 декабря была вынуждена вернуться в базу.

30 декабря подводная лодка начала заводской ремонт в Мурманске, который, из-за постоянных неполадок в дизеле продлился до конца марта 1942 года. К этому времени корабль был награжден орденом Красного Знамени, а его командир удостоен звания Герой Советского Союза.

В свой первый боевой поход в новом качестве подлодка вышла 11 апреля 1942 года. Ей предстояли действия в Варангер-фьорде (позиция № 6). К этому времени морская война на Севере вступила в новую стадию. Противолодочная оборона противника усилилась, а атаки советских подводных лодок (даже изначально признанные неудачными) сократились. Тем не менее, уже спустя шесть часов как подлодка покинула базу, она южнее мыса Кибергнес с дистанции 10 кбт разрядила свои торпедные аппараты по крупному судну под эскортом сторожевика и тральщика. Вскоре подводники зафиксировали взрыв, а через четыре минуты осматривая горизонт в перископ, подлодка обнаружила вместо транспорта столб то ли пара, то ли дыма. Преследования не было, вероятно, было атаковано германское судно «Мемельланд» либо норвежский пароход «Станья», сопровождение которых атаку подлодки не зафиксировало.

Вернувшись в Полярное и перезарядив торпедные аппараты «М-172» продолжила патрулирование. И снова, не пробыв и пяти часов в назначенном районе юго-западнее мыса Стуршер, подлодка атакует вражеское судно. Утром 15 апреля атаке подвергся конвой, включавший в себя голландские танкер «Олеум» и транспорт «Лёваас», а так же германские суда «Ногат» и «Вилли Шарль». Вторую торпеду по цели подлодка выпустить не смогла, из-за неотработки системы беспузырной стрельбы она начала всплывать; пришлось заполнять главную балластную цистерну и уходить на глубину. Вскоре в кормовых отсеках подлодки был отмечен взрыв, а вскоре и сам командир субмарины наблюдал в перископ кренящийся на правый борт транспорт большим дифферентом на корму. По немецким данным подвергшийся атаке конвой наблюдал след торпеды, прошедшей по корме у транспорта «Ногат». В ответ сопровождавший конвой сторожевик «Uj-1109» сбросил подводную лодку 22 глубинные бомбы, которые легли достаточно точно для охотника, так и не сумевшего наладить гидроакустический контакт с субмариной: в результате их разрывов на «М-172» частично вышло из строя освещение, оказались повреждены клапаны забортной арматуры, лопнуло стекло манометра в пятом отсеке.

Вторая оставшаяся торпеда долго ждала своей цели. Утром 16 апреля подлодка пропустила транспорт из-за большого курсового угла, а вечером 17-го и ночью 18-го не смогла атаковать группу из трех эсминцев (вероятно, «Z-7», «Z-24», «Z-25», выходившие на перехват союзного конвоя «PQ-14»). Наконец, утром 20 апреля юго-западнее мыса Стуршер с дистанции 35 кбт подлодка атаковала танкер идущий в Киркенес под охраной двух сторожевиков. Торпеда была выпущена с дистанции 5 кбт, и через 40 секунд на подлодке услышали взрыв. Вскоре, осматриваясь в перископ, «М-172» цель не обнаружила, что дало основание полагать об успехе атаки. Противник не преследовал подводную лодку, так как конвой, включавший в себя танкер «Форбах» не зафиксировал атаку субмарины.

Следующее патрулирование «М-172» Варангер-фьорда снова отмечено торпедной атакой. Покинув Полярное днем 9 мая, подводная лодка утром 11-го юго-западнее мыса Стуршер разрядила торпедные аппараты по довольно крупному, по оценке командира субмарины, транспорту. Несмотря на то, что выход в атаку проводился по акустическим пеленгам, а сама цель наблюдалась только за три минуты до команды «Пли», через минуту после того, как торпеды покинули подлодку, на ней зафиксирован взрыв, а еще через четыре минуты отмечено еще два взрыва, принятые на «М-172» за разрывы глубинных бомб. Судно посчитали потопленным, но немецкий конвой, включавший в себя германский транспорт «Хартмут» (2713 брт) и норвежский «Скьерстад» (593 брт) не отметил атаку подлодки.

Второй майский поход в Варангер-фьорд чуть не стал для «М-172» последним. В ранние часы 15 мая подводная лодка покинула Полярное, а уже поздно вечером в районе мыса Стуршер она атаковала транспорт в 6000 тонн «с пушкой на носу», на деле являвшимся охотником «Uj-1108». Торпеда была выпущена с дистанции 3 кбт, (пуск второй сорвался из-за неполадок в системе беспузырной стрельбы, когда подлодка пробрела дифферент на нос), а вскоре в непосредственной близости от «М-172» был зафиксирован сильный взрыв такой силы, что на субмарине осыпалась пробковая изоляция. Конвойные корабли, заметив точку залпа подводной лодки, начали охоту. Тем временем, как «М-172», ориентируясь только показаниям эхолота, так как гирокомпас после первых разрывов глубинных бомб вышел из строя, а магнитный давал неверные показания, пыталась в подводном положении отойти к своему берегу, охотники из состава 11-й флотилии «Uj-1104» и «Uj-1108», наладив гидроакустический контакт с целью, щедро сбрасывали на нее глубинные бомбы. Так продолжалось пять с половиной часов, а когда запас глубинок у охотников подошел к концу, его пополнили с подошедших к месту боя сторожевиков «Нордпол» и «Поляркрайс», после чего сторожевики были готовы продолжать бомбардировку. Кроме того, немцами была вызвана авиация. Преследование подлодки продолжалось, пока она не достигла спасительно побережья полуострова Рыбачий отойдя под защиту своих береговых батарей. Только под их прикрытием подводная лодка всплыла, но и здесь ее приключения не закончились, преследовавшие ее корабли открыли артиллерийский огонь, прекратив его только после того, как были окончательно отогнаны орудиями батареи № 147 с мыса Немецкий. Еще одним испытанием экипажа «М-172» стала атака самолета, когда бомбардировщик «Ju-88» проштурмовал подлодку пулеметным огнем, сбросив две бомбы, от которых субмарина успела уклониться срочным погружением.

В ходе преследования «М-172» получила множественные повреждения корпуса. Была нарушена герметичность заклепочных швов V и VI отсеках а так же центровка линии валов и приводов управления рулями, повреждено перо вертикального руля, подорваны многие клапаны забортной арматуры, вышли из строя ряд приборов и механизмов, в том числе перископ, Прибыв в базу, подлодка сразу отправилась на ремонт в Мурманск, где подводники насчитали в прочном корпусе 110 вмятин полученных в результате разрывов глубинных бомб. Работы, которые были совмещены установкой на корабль стабилизатора глубины «Спрут» продлились до конца сентября 1942 года.

26 октября вновь вступившая в строй «М-172» вышла в свой тринадцатый боевой поход. Она должна была действовать в пределах позиции № 5 северо-западнее Вардё. В утренние часы 28 октября с подлодки на вражеское побережье была высажена разведгруппа из трех норвежцев, но 30 октября из-за поломки пальца кулачной муфты субмарина была вынуждена вернуться в базу. Повреждения добавились 9 ноября, когда подлодка стояла в Пала-губе у борта плавмастерской «Красный Горн», Внезапно налетевший шквал ударил подлодку о рядом стоящую «М-174». Несмотря на то, что «М-172» получила куда меньшие повреждения чем ее систершип, ее ремонт продлился до середины декабря; субмарина получила пробоину в прочном корпусе, а перо носовых горизонтальных рулей правого борта было смято.

Кампанию 1942 года «М-172» завершила выходом на позицию № 6 в Варангер-фьорд. За неделю патрулирования встреч с противником из-за плохой видимости и шторма не было. Утром 30 декабря подлодка вернулась в Полярное.

Боевые действия 1943 года «М-172» открыла походом северо-западнее Вардё вечером 21 января, Утром 23 января у мыса Маккаур подводная лодка атаковала корабль сопровождения конвоя, по оценке командира субмарины, эсминец типа «Гальстер». С подводной лодки в перископ наблюдался всплеск у его борта, после чего корабль окутался паром и начал кормой погружаться в воду, а находившиеся в отсеках слышали взрыв. К моменту атаки «М-172» почти все немецкие эсминцы «типа 1936» лежали на дне у Нарвика после известных событий апреля 1940 года. Из находившихся в строю оставался только «Z-20» («Karl Galster»), который после войны предан по репарациям СССР и стал «Прочным». Те германские эсминцы, которые в этот момент были на Севере, после печального для немцев «новогоднего боя» оставались в Альта-фьорде. Возможно, безуспешной атаке подводной лодки подвергся конвой, включающий в себя суда «Хайнрих Шульте», «Итаури», «Алудра» и «Посейдон», который не заметил атаку субмарины.

Реальный успех был достигнут в следующем выходе к Вардё. Утром 1 февраля «М-172» у Сюльте-фьорда из надводного положения атаковала груженный никелевой рудой транспорт «Рейнланд», но торпеды поймал сторожевик командира конвоя «V-6115», который буквально разбросало на куски, часть из которых пролетело над подлодкой. Из экипажа корабля только семерым морякам удалось спастись, остальные 45 человек погибли. Контратаковавший подлодку сторожевой корабль «V-6110» ограничился сбросом наугад 18 глубинных бомб; на этом преследование субмарины завершилось.

Следующее патрулирование Варангер-фьорда вновь было отмечено торпедной атакой. Утром 25 февраля «М-172» из подводного положения выпустила две торпеды по одиночному миноносцу. Вероятно, торпеды были пущены по одному из кораблей соединения при плавбазе «Bali» и тральщикам «M-302» и «M-381», которые не заметили атаки подлодки, но акустик субмарины слышал неясный скрипящий звук, а спустя 10 минут, осматриваясь в перископ, подлодка цель не обнаружила.

Прибыв в базу, «М-172» встала на углубленный навигационный ремонт, в ходе которого были установлены на шумоизоляторы приводы рулей, а все приборы и механизмы поставлены на амортизаторы.

Восемнадцатый боевой поход подводной лодки начался вечером 17 апреля. К началу следующих суток «М-172» заняла район позиции № 6 в Варангер-фьорде. Противник не заставил себя ждать, после шести часов поиска субмарина у мыса Кибергнес обнаружила конвой идущий из Киркенеса. Подводной лодкой с дистанции 8 кбт двумя торпедами с неконтактным взрывателем был атакован крупный транспорт в 9000 тонн, а через 50 секунд в отсеках зафиксирован одинокий взрыв. Суда «Адольф Биндер», «Вилма», «Кора» «Хеллесунд» «Джетта» и «Долларт» продолжили свой дальнейший путь, а сопровождавшие их сторожевики «Uj-1101», «Uj-1106», «Uj-1109», «Uj-1102» и «Uj-1709» взялись за атаковавшую подлодку, сбросив на нее 54 глубинных бомбы, в результате чего «М-172» получила незначительные повреждения.

Следующее патрулирование Варангер-фьорда снова чуть не стало для «М-172» последним. И хотя длительная контратака охотников «Uj-1101», «Uj-1103» и «Uj-1106» предпринятая после того, как подлодка на исходе 7 мая у мыса Кибергнес безуспешно выпустила торпеды по госпитальному судну «Фазан» прошла для субмарины без особых последствий, уже по возвращении в базу она подверглась серьезной опасности со стороны одиночного истребителя-бомбардировщика «Fw-190». Атака произошла днем 8 мая у мыса Сеть-Наволок, когда «М-172» направлялась в базу под охраной двух сторожевых катеров. Сброшенная самолетом бомба упала за кормой погружавшейся субмарины, отрикошетила от воды, перелетела через рубку подводной лодки и взорвалась в 10 метрах под носом корабля. Прибыв в Полярное подводники смогли оценить последствия короткого боевого эпизода: подлодка получила 22 вмятины в прочном корпусе, лопнула масляная цистерна правого борта, нарушена центровка линии вала, разбиты три бака носовой группы аккумуляторов.

Корабль встал на аварийный ремонт, за время которого на подлодке произошло масса событий. 10 июля вместо ушедшего на должность командира 6-го дивизиона Фисановича кораблем стал командовать капитан-лейтенант Кунец Иван Андреевич. В начале июля подлодка вступила в строй, но до сентября занималась отработкой задач боевой подготовки. Тем временем, 25 июля кораблю было присвоено гвардейское звание.

В свой последний боевой поход подлодка направилась вечером 1 октября 1943 года, Она должна действовать в Варангер-фьорде в паре с «М-105», сменяя ее на позиции по четным числам. Больше «М-172» никто не видел. Вероятно, подлодка подорвалась на мине заграждений «NW-34», «NW-35» или «Sperre-V» в первых числах октября 1943 года».

Гвардейская подводная лодка Щ-422. Погибший экипаж — 45 человек. Командир — гвардии капитан 3-го ранга Видяев Фёдор Алексеевич.

Беляев Н.А.

Беляев Николай Андреевич. 1913 года рождения. Место рождения — дер. Урюпино, Ветлужский район, Нижегородская область. Призван в ВМФ неизвестным РВК. Капитан-лейтенант. Дивизионный штурман. Член ВКП(б) с 1939. Последнее место службы — ПЛ Щ-422, 3-й дивизион подводных лодок. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 25.07.1943. Покоится — Северный ледовитый океан (территориальные воды Норвегии; 70 градусов 30 минут северной широты, 30 градусов 58 минут восточной долготы). Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Красной Звезды»; орден «Красного Знамени».

Вдова — Беляева Елизавета Михайловна.

Яшин А.А.

Яшин Александр Алексеевич. 1919 года рождения. Место рождения — г. Дзержинск, Нижегородская область. Образование 7 классов и ФЗУ. Бригадир слесарей. Призван в ВМФ Дзержинским ГВК, Горьковская область в 1940. Гвардии матрос (гвардии краснофлотец). Моторист. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ Щ-422. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 25.07.1943. Покоится — Северный ледовитый океан (территориальные воды Норвегии; 70 градусов 30 минут северной широты, 30 градусов 58 минут восточной долготы). Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: Знак «Отличный подводник моторист»; медаль «За боевые заслуги»; орден «Красной Звезды»; орден «Отечественной войны 2-й степени».

Отец — Яшин Алексей Николаевич.

История ПЛ Щ-422.

«Заложена 15 декабря 1934 года на заводе № 112 (Красное Сормово) в Горьком (Нижний Новгород) из деталей, изготовленных на Коломенском машиностроительном заводе им. Куйбышева под стапельным номером 84 и обозначением «Щ-314». 12 апреля 1935 года подводная лодка спущена на воду, 5 декабря 1937 года вступила в строй, и 6 декабря 1937 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. 19 мая 1939 года субмарина начала переход по Беломоро-Балтийскому каналу на Север, 17 июня 1939 года ей было присвоено обозначение «Щ-422» и 21 июня 1939 года она вошла в состав 3-го дивизиона БПЛ Северного флота. Командовал кораблем капитан-лейтенант Денисов Владимир Семенович.

В ходе «Зимней» войны «Щ-422» дважды выходила на позиции в Баренцево море. Первый патруль с задачей несения дозора и ведения разведки проходил с 23 декабря 1939 года в районе мыс Нордкин – мыс Нордкап. Скрытно провести разведку субмарина не смогла. Наблюдение в перископ днем, когда «Щ-422» находилась у берега под водой, теряло всякий смысл, так как видимость в лучшем случае не превышала 20 кбт, а для действий в надводном положении, подлодка была вынуждена отходить от берега на 13 – 15 миль. Никого, кроме норвежских рыбаков, «Щ-422» не встретила, но отметила, что восточнее ее позиции за маяком Слетнес наблюдается интенсивное движение судов. 3 января 1940 года, пройдя 1800 миль в надводном положении и 35 под водой «Щ-422» вернулась в Полярное.

Второй патруль был сделан уже после заключения перемирия, когда с 13 по 28 марта субмарина находилась в районе Вардё – мыс Харбакен.

В ноябре 1940 года командиром «Щ-422» стал капитан-лейтенант (впоследствии капитан 3 ранга) Малышев Алексей Кирьянович, под его командованием подлодка встретила начало Великой Отечественной войны, находясь в районе рассредоточения в губе Оленья. По уровню боевой подготовки подлодка числилась во второй линии. В конце 1940 года она провела текущий ремонт, а в конце мая – начале июня 1941 года несла дозор на подходах к Кольскому заливу.

Первый боевой поход в Великой Отечественной, как и большинство первых патрулей советских подводных лодок, завершился для «Щ-422» безрезультатно. Субмарина должна была действовать на позиции № 2 в районе между островами Серё, Лоппа и Фуглё. Экипаж обеспечивал командир 3-го дивизиона ПЛ СФ капитан 3 ранга И.А. Колышкин. Едва прибыв в назначенный район, подлодка попала в шторм. Вскоре ударами волн на «Щ-422» были заклинены кормовые рули, и она была вынуждена вернуться в базу.

Днем 25 июля «Щ-422» вышла в район севернее линии губа Порчниха – остров Харлов (позиция № 17) для защиты своих коммуникаций от набегов немецких эсминцев из состава 6-й флотилии, которая начала действия на русском Севере. К этому времени германские корабли провели уже три операции у советского побережья, потопив сторожевой корабль «Пассат», траулер «РТ-67» (13 июля) и гидрографическое судно «Меридиан» (24 июля). Четвертый выход эсминцев состоялся вечером 29 июля, в тот момент, когда «Щ-422» находилась на их предполагаемом пути. Немецкую операцию прервал рейд британской авиации на Киркенес и Петсамо днем 30 июля. Вскоре английское соединение (авианосцы «Victorious», «Furious», тяжелые крейсера «Devonshire», «Suffolk», эсминцы «Escapade», «Active», «Anthony», «Inglefield», «Icarus», «Antelope», «Intrepid») было обнаружено германской авиаразведкой, поэтому, не желая подвергать свои корабли опасности, немцы свернули операцию.

Утром 9 августа «Щ-422» направилась в Полярное. Тем же вечером из Киркенеса снова вышли эсминцы «Richard Beitzen» («Z-4»), «Hans Lody» («Z-10»), и «Friedrich Eckoldt» («Z-16»), которые утром 10 августа у входа в Кольский залив потопили сторожевой корабль «Туман», разойдясь с подлодкой всего на несколько часов. Пока советская авиация бомбила отходящие немецкие корабли, субмарина прибыла в базу.

Счет торпедных атак «Щ-422» открыла в третьем боевом походе. Днем 30 августа подлодка вышла в район Тана-фьорд – Бос-фьорд (позиция № 4), где утром 3-го и вечером 5 сентября севернее мыса Омганг безуспешно атаковала одиночные тральщики. Так же безрезультатной стала еще одна атака вечером 5 сентября, когда торпеда, выпущенная подлодкой, не попала в одиночный транспорт (вероятно, «Alkaid»). Боевой счет был открыт утром 12 сентября, когда торпеда «Щ-422» взорвалась в носовой части норвежского парохода «Ottar Jarl» (1459 брт), перевозившего штучные грузы из Киркенеса в Германию. Транспорт затонул, став первым в списке реальных побед североморских подводников. Через 5 часов «Щ-422» атаковала еще одно судно, пытавшееся оказать помощь экипажу потопленного транспорта, но торпеда, выпущенная с дистанции 12 кбт, не попала в цель. (Вероятно, атаке подвергся грузо-пассажирский пароход «Lofoten»). В этот день у «Щ-422» была еще одна возможность увеличить счет, когда вечером была обнаружено еще одно судно, но оно успело скрыться в бухте Берлевог. Продолжая преследование, подлодка проникла в бухту и с дистанции 8 кбт выпустила торпеду по транспорту, которая попала в цель, но не взорвалась. Так норвежский пароход «Tanahorn» (336 брт) счастливо избежал гибели.

Подлодка завершила боевой поход утром 23 сентября, и уже через две недели, днем 5 октября снова вышла на позицию. Субмарина должна была действовать в районе Хаммерфеста (позиция № 2а), но вскоре с нее поступило донесение, что командир подлодки не может выполнять свои обязанности, во время шторма ударом незакрепленной переборочной двери ему сломало три пальца на руке. «Щ-422» была отозвана в базу и 10 октября прибыла в Полярное; весь остаток 1941 года она простояла в среднем ремонте.

Кампанию 1942 года «Щ-422» открыла длительным крейсерством на позиции № 4 у мыса Нордкин. Подводная лодка покинула Полярное в ночь на 9 января; на ее борту, как и в первом боевом походе, в море вышел командир 3-го дивизиона ПЛ СФ капитан 2 ранга И.А. Колышкин. На этот раз противника пришлось ждать долго. Лишь днем 18 января в 4 милях севернее мыса Слетнес «Щ-422» провела первую торпедную атаку. С дистанции 8 кбт подлодка выпустила две торпеды по небольшому одиночному судну в 600-800 тонн. После залпа субмарина не удержала глубину, поэтому результат атаки визуально не наблюдался, хотя спустя 70 секунд подводники зафиксировали взрыв, а вскоре еще два, которые были приняты за взрывы глубинных бомб сброшенных с самолета. Всплыв под перископ через 8 минут после атаки, подлодка судна на поверхности воды не обнаружила. Цель посчитали уничтоженной, однако, по данным противника атака подлодки не зафиксирована; вероятно, торпеда прошла мимо одного из немецких сторожевых кораблей, либо норвежских каботажников.

Днем 21 января северо-западнее мыса Нордкин «Щ-422» обнаружила двухмачтовую шхуну, атаку на которую вскоре пришлось прервать, на подлодке зафиксировали семь отдаленных взрывов, что было принято за сброс глубинных бомб.

Спустя двое суток в трех милях восточнее мыса Нордкин субмарина встретила транспорт, по оценке командира подлодки, в 8000 тонн, шедший под охраной миноносца и тральщика. С дистанции 11 кбт «Щ-422» выпустила по судну две торпеды, а через 100 секунд на субмарине зафиксировали два взрыва. Сама подлодка после залпа начала отход от противника, циркулируя влево и уходя на глубину. Вскоре рядом начали рваться глубинные бомбы. Подлодка застопорила электромоторы и легла на грунт на глубине 83,5 м. Через два часа шум винтов вражеского корабля прекратился, противник ушел. Атакованное судно посчитали «предположительно потопленным», хотя немецкий конвой, состоящий из транспортов «Espana» (7465 брт), «Karin» (1453 брт) и «Hedwig» (1288 брт) под охраной четырех кораблей потерь не понес. Контратаковавший подлодку тральщик «M-1503» сбросил на безопасном удалении от субмарины 19 глубинных бомб.

Слабым утешительным призом для подводников стал норвежский рыболовецкий мотобот «Bjorg» (бортовой F3G, около 10 брт), уничтоженный «Щ-422» днем 26 января в 5 милях северо-восточнее мыса Нордкин. После того как с судна была снята команда (3 человека), двух 45-мм снарядов с подлодки хватило, чтобы цель скрылась под водой. Через несколько часов, при попытке атаковать конвой из надводного положения, субмарина была обнаружена и отогнана кораблями сопровождения. После того, как подлодка погрузилась, они сбросили на безопасном удалении от нее 3 глубинных бомбы.

Дальнейшее патрулирование так же не принесло реального успеха. Утром 27 января северо-восточнее мыса Омганг «Щ-422» обнаружила конвой, шедший в западном направлении, состоящий, по оценке командира подлодки, из транспорта в 6000 тон под охраной двух миноносцев. Две торпеды, выпущенные по пароходу «Barmbek» не попали в цель, а сопровождавший его противолодочный корабль «Uj-1706» сбросил на безопасном удалении от субмарины 12 глубинных бомб. На исходе суток при зарядке аккумуляторов в 8 милях к северо-востоку от мыса Нордкин на дистанции около 2 миль «Щ-422» внезапно обнаружила идущий прямо на нее неприятельский эсминец. Подлодка скрылась под водой, но недостаточно быстро. С дистанции 10 кбт эсминец «Z-24» из состава 8-й флотилии, который в составе группы кораблей совершал переход из Киркенеса в Тормсё, открыл по «Щ-422» артиллерийский огонь, а затем, пройдя над ней, сбросил в месте погружения субмарины 9 глубинных бомб. Для корабля, который еще неделю назад при постановке на якорь в гавани Киркенеса сел на камни, а затем получил удар в корму от систершипа «Z-23» это был неплохой результат. На подлодке кратковременно вышли из строя гирокомпас, а так же вертикальный и горизонтальные рули, кроме того, получила повреждения труба вентиляции балластной цистерны № 4, через которую вода начала поступать в пятый отсек; в корпусе подлодки в этом районе образовалась большая вмятина. «Щ-422» оставалась на позиции еще почти двое суток, после чего направилась в базу, утром 31 января она прибыла в Полярное. Командование высоко оценило поход субмарины, по его итогам командир подлодки был награжден орденом Ленина.

Аварийный ремонт «Щ-422» продлился до конца февраля, после чего днем 8 марта она вышла на позицию прикрытия союзного конвоя «PQ-12». После того как 12-14 марта основная часть каравана прибыла в Мурманск, подлодка заняла позицию № 4 в районе мыса Нодкап, где 19 марта отказалась от атаки тральщика и сторожевого корабля, посчитав себя обнаруженной (на подлодке зафиксировали четыре десятка разрывов глубинных бомб). Утром и днем 21 марта «Щ-422» дважды отказывалась от атаки подводной лодки, предполагая, что это своя «Щ-421», а утром 22 марта она перешла на позицию № 10-а в 60 милях севернее мыса Нордкап для прикрытия конвоя «QP-9», который накануне вышел их Мурманска. В то же время встречный караван «PQ-13» 24 марта из-за шторма рассеялся, из-за этого, в связи с опасностью случайной встречи подлодки и союзных кораблей, субмарина была отозвана в базу, днем 29 марта «Щ-422» прибыла в Полярное.

Следующее патрулирование в районе северо-западнее Вардё (позиция № 5) снова прошло безуспешно. Едва заняв назначенный район, уже утром 24 апреля, маневрируя в 3-4 милях от берега, подлодка к югу от мыса Харбакен обнаружила вражеский тральщик, который скрылся в снежном заряде у островов Вардё. Подойдя ближе, «Щ-422» обнаружила на рейде два судна, но занять позицию для пуска торпед из-за большой дистанции до цели так и не смогла.

Ночью 26 апреля в районе Порсангер-фьорда была предпринята еще одна попытка атаки, на этот раз на конвой. При маневрировании подлодки рулевой-горизонтальщик не удержал глубину. «Щ-422» подвсплыла и была обнаружена сопровождавшим транспорт тральщиком «М-251», который сбросом 6 глубинных бомб прервал атаку субмарины. «Щ-422» срочно погрузилась, и сделала это вовремя, прошедший прямо над ней вражеский корабль сумел погнуть на ней лишь антенную стойку.

Последний шанс увеличить счет был упущен утром 29 апреля, когда при попытке атаковать небольшой конвой – танкер под охраной двух сторожевиков, подлодка посчитала себя обнаруженной, и ушла не глубину, так и не выпустив торпеды. Это оказалось не лишним, так как субмарина была замечена сторожевым кораблем «V-5903» («Polarfront»), который уже повернул на нее, готовясь сбросить глубинные бомбы. Дальнейшее патрулирование «Щ-422» вскоре прекратила лопнувшая при всплытии цепь Галля. Подлодка лишилась дистанционного управления кормовыми горизонтальными рулями. Отойдя вне видимости берега, подводники убедились в невозможности устранения поломки своими силами. После доклада командованию о ситуации «Щ-422» получила «добро» на возвращение.

Два неудачных патруля, в которых подлодка не провела ни одной торпедной атаки, привлекли внимание Политотдела флота. Пытаясь повысить результативность походов, руководство сняло с должности военкома «Щ-422» старшего политрука Е.А. Дубика, назначив на его место А.Е. Табенкина, так же бывшего опытным «не кабинетным» политработником.

Вечером 20 мая «Щ-422» вышла в море с задачей прикрытия союзных конвоев «QP-12» и «PQ-16». В ночь на 31 мая подлодке было приказано занять позицию № 4 у Тана-фьорда, что она благополучно выполнила к вечеру 1 июня. При переходе в новый район действий командир «Щ-422» благоразумно отказался от атаки неизвестной подлодки, считая ее своей (возможно, это была «С-102»). Днем 2 июня «Щ-422» из-за большого курсового угла пропускает конвой. Далее начинается малообъяснимое с точки зрения логики поступков. В ночь на 5 июня при попытке выйти на перехват конвоя, на подлодке дважды выходит из строя гирокомпас. В тот же день военком, подозревая командира в «диверсии» приказал дать радиограмму командованию СФ: «Командир занимается преступной деятельностью, пребывание на позиции считаю бесполезным». Вечером 8 июня «Щ-422» прибыла в Полярное, после чего командир подводной лодки на основании доклада военкома был арестован. Трибунал не стал учитывать прежние заслуги А.К. Малышева, не помог даже недавно врученный орден Ленина, который у североморских подводников был редкой наградой. Приговор к расстрелу был приведен в исполнение конце июня 1942 года.
Тем временем подлодка прошла навигационный ремонт. 10 июня командиром «Щ-422» назначен капитан-лейтенант (впоследствии капитан 3 ранга)
Видяев Федор Александрович.

Утром 6 июля «Щ-422» вышла в первый боевой поход с новым командиром. По традиции, несмотря на то, что Видяев был опытным подводником, (с осени 1940 помощник командира, а с февраля 1942 – командир ПЛ «Щ-421»), его обеспечивал комдив Колышкин. Действия подлодки проходили в районе Порсангер-фьорда (позиция № 3) с задачей прикрытия остатков печально известного конвоя «PQ-17» от надводных кораблей противника, которые, как известно, к этому времени уже находились в своих базах. Вечером 26 июля «Щ-422» вернулась в Полярное. За время патрулирования подводная лодка обнаружила шесть плавающих мин сорванных с минных полей, встретила всего лишь небольшую шхуну (днем 9 июля), на которую пожалели торпеду и всплывающую субмарину (днем 14 июля), от нее «Щ-422» уклонилась срочным погружением.

Следующий боевой поход подводной лодки проходил в конце августа в районе Варангер-фьорда (позиция № 6). Несмотря на то, что действия субмарины осложнялись неисправностью шумопеленгатора, утром 23 августа в 5 милях северо-восточнее мыса Кибергнес на светлом фоне горизонта «Щ-422» обнаружила три судна под охраной трех сторожевиков шедших в восточном направлении. Транспорты шли строем уступа, перекрывая друг друга и представляя собой одну общую мишень. Четыре торпеды были выпущены с дистанции 11 кбт по головному судну в 4000 тонн, но перед залпом на подлодке заклинило кормовые горизонтальные рули, поэтому пуск пришлось производить с глубины 12 м по расчетному времени. Через полторы минуты на подлодке зафиксировали три последовательных взрыва, но результат атаки визуально не наблюдался, так как из-за неисправности рулей подлодка смогла всплыть под перископ только через 23 минуты. Преследования не было. Осмотревшись, подлодка ничего на поверхности воды не обнаружила и снова погрузилась для перезарядки торпедных аппаратов. Атакованный «Щ-422» конвой, включавший в себя транспорты «Tijuka» (5918 брт) и «RO-23» (бывший «Kerkplein», 5085 брт) не заметив присутствие подлодки, продолжил движение.

На следующий день «Щ-422» из-за большой дистанции и курсового угла упустила одиночное судно, но через несколько часов вышла на конвой, состоящий из двух крупных судов водоизмещением в 8-10000 тонн под эскортом пяти сторожевиков и трех тральщиков. С дистанции 7 кбт подводная лодка выпустила по замыкающему транспорту четыре торпеды, и через 35 секунд на ней были отмечены три взрыва. Транспорт посчитали потопленным, хотя и в этот раз результат атаки визуально не наблюдался, так как из отсеков стали поступать команды, что над субмариной прошел вражеский корабль. Спустя два часа, при попытке осмотреться подлодка была замечена группой охотников «Uj-1101», «Uj-1108» и «Uj-1112», которые подвергли ее длительному ожесточенному преследованию. За 1 час 48 минут немецкие противолодочные корабли сбросили на субмарину 179 глубинных бомб, в результате близких разрывов которых на «Щ-422» вышло из строя дистанционное управление кормовыми горизонтальными рулями и повреждена правая линия вала. Оторвавшись от преследования, подлодка направилась в базу, куда прибыла днем 25 августа. Что касается атакованного ею конвоя, то входившие в его состав транспорты «Irmtraut Cords» (2814 брт), «Ortelsburg» (3800 брт) и «Lysaker» (910 брт) прибыли в место назначения без потерь, немцы заметили атаку, наблюдая прохождение двух торпед.

После короткого ремонта уже утром 7 сентября «Щ-422» вышла на позицию № 3 в районе Порсангер-фьорда с задачей прикрытия союзных конвоев «PQ-18» и «QP-14». Выйти в атаку удалось только однажды, когда днем 15 сентября подлодка выпустила две торпеды по, вероятно, сторожевику из группы охотников 11-й флотилии. Хотя на подлодке и отметили два взрыва, противник потерь не понес.

Вернувшись в базу, «Щ-422» встала на ремонт, который продлился до начала 1943 года. Всю вторую половину января и начало февраля субмарина потратила на отработку учебных задач, а вечером 15 февраля вышла на позицию № 4 в район Тана-фьорда. Днем 20 февраля в условиях сильного шторма и снегопада «Щ-422» с помощью гидроакустики сумела выйти на крупный конвой противника и атаковать транспорт из его состава. Несмотря на то, что из-за плохой видимости четырех-торпедный залп был произведен по акустическим пеленгам с дистанции 10 кбт, через минуту на подлодке отметили два сильных взрыва и семь глухих, что дало основание подводникам сделать вывод, что цель уничтожена. Вероятно, за взрывы торпед экипаж подводной лодки принят сброс глубинных бомб с гидросамолета, обнаружившего «Щ-422» в момент залпа. По его наводке подошедшие противолодочные корабли «Uj-1101» и «Uj-1102» сбросили сковывающую серию из 14 глубинных бомб.

Днем 27 февраля «Щ-422» в схожих условиях вышла на «одиночный» сторожевик: сопровождавшиеся им германский пароход «Hartmut» (2713 брт) и норвежский танкер «Banco» (462 брт) так и не были обнаружены подлодкой. С дистанции 7-8 кбт субмарина выпустила по кораблю четыре торпеды и через минуту на ней зафиксировали три взрыва, что дало основание подводникам считать цель потопленной. Немцы заметили атаку, наблюдая след двух торпед, одна из которых шла по поверхности. В ответ было сброшено четыре глубинные бомбы, в результате чего на «Щ-422» вышли из строя несколько манометров, часть освещения, образовались трещины в носовой палубной цистерне. Оторвавшись от преследования, подлодка в ночь на 28 февраля направилась в базу, и днем 1 марта прибыла в Полярное.

Погодные условия апрельского патрулирования позиции № 5 в районе северо-западнее Вардё во многом походили на предыдущий боевой поход; подлодку преследовали шторма, снегопад и плохая видимость.

Вечером 19 апреля у мыса Маккаур «Щ-422» с помощью гидроакустики установила контакт с вражеским конвоем, а вскоре визуально обнаружила два судна под охраной двух кораблей. Это была только часть конвоя, включавшего в себя транспорты «Markobrunner» (8150 брт), «Emsland» (5170 брт), «Tugela» (5800 брт), «Mendoza» (5210 брт) и «Maurita» (1569 брт). С дистанции 3-4 кбт «Щ-422» выпустила по одному из транспортов, по оценке командира подлодки в 12-14000 тонн, четыре торпеды. Вскоре подводники услышали три взрыва и ощутили толчок, что, по их мнению, свидетельствовало о поражении цели, судно посчитали потопленным. Тем временем германские корабли наблюдали след торпеды и ее взрыв после удара о скалу. В ответ один из кораблей сопровождения сбросил 3 глубинные бомбы, на этом все противолодочные мероприятия завершились. Утром 21 апреля «Щ-422» направилась в базу, и в ночь на 22 апреля прибыла в Полярное.

Майское патрулирование «Щ-422» района у Сюльте-фьорда (западная часть позиции № 5) было коротким. Вечером 25 мая подводная лодка приступила к патрулированию района, а рано утром 31 мая по данным акустики обнаружила вражеский конвой, по оценке командира субмарины, два судна под охраной эсминца и трех сторожевиков. Атаке подвергся транспорт в 6-8000 тонн по которому с дистанции 4 кбт были выпущены четыре торпеды, после чего. Через 24 и 34 секунды на подлодке зафиксировали два сильных взрыва, посчитав цель уничтоженной. Корабли конвоя, сопровождавшие транспорты «Rauenthaler» (3710 брт), «Rolandseck» (1845 брт), норвежский танкер «Inger Johanne» (под немецким контролем «Norwegen», 1202 брт), и плавгоспиталь «Birka» (1000 брт) наблюдали два взрыва торпед, которые взорвались при ударе о скалы, и след еще одной, шедшей по поверхности. Вооруженные гидроакустикой охотник «Uj-1206» и тральщик «М-343» установили четкий контакт с атаковавшей субмариной, после чего немцы устроили советским подводникам бомбовый ад, за три часа сбросив на «Щ-422» 356 глубинных бомб. Вероятно, такому ожесточенному преследованию не подвергалась ни одна советская подлодка в годы войны. От близких разрывов субмарина имела множественные мелкие повреждения (вышли из строя эхолот и шумопеленгатор, зенитный перископ и часть освещения, захлопка глушителя дизеля начала пропускать воду), но продолжала отходить под защиту своих батарей на полуострове Рыбачий. Оторвавшись от преследования «Щ-422» вечером 1 июня прибыла в Полярное.

После небольшого ремонта вечером 30 июня «Щ-422» вышла в очередной боевой поход и в базу не вернулась. Подлодка должна была действовать в районе мыс Маккаур – Вардё (позиция № 4), но пропала без вести, так ни разу не выйдя на связь. Утром 14 июля на подлодку был передан приказ о возвращении, а 20 июля истек срок ее автономности. 25 июля «Щ-422» была удостоена гвардейского звания.

Вероятно, подлодка погибла на мине заграждения «Sperre-IV» после 4 июля 1943 года, так как на исходе этих суток северо-западнее Вардё атаке из-под воды подверглась пара сторожевиков «NKi-08» и «NKi-09», наблюдавшие след торпеды. Кроме того, утром 5 июля севернее мыса Блудскютудде безуспешной атаке советской подлодки подверглась группа немецких сторожевых кораблей из состава 12-й флотилии. Охотники «Uj-1206», «Uj-1217» и сторожевик «NH-06» контратаковали субмарину, сбросив 73 глубинные бомбы, после чего всплывшую подлодку потопил таранным ударом «Uj-1217». Наиболее вероятной участницей этого эпизода была «М-106», пропавшая без вести в это же время, тем более, что сами немцы отметили, что погибшая подлодка относится к типу «М», но, так как остов «Щ-422» до сих пор не найден на дне, нельзя полностью исключить возможность того, что в данном случае была потоплена именно «щука».

Гвардейская Краснознамённая подводная лодка Щ-402. Погибший экипаж — 45 человек. Командир — гвардии капитан 3-го ранга Каутский Александр Моисеевич.

Галянов В.А. — на плите ошибочно указана ПЛ Щ-102.

Галянов Вениамин (Валентин) Алексеевич. 1919 года рождения. Место рождения — дер. Богомолово (или Гугино — Книга Памяти по Нижегородской области, том 10, стр. 42), Лысковский район, Нижегородская область. Образование 7 класса. Призван в ВМФ Лысковским РВК, Горьковская область. Гвардии старший матрос (гвардии старший краснофлотец). Радио-метрист 2-го класса. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ Щ-402, Краснознамённая бригада подводных лодок, Северный флот. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 21.09.1944. Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Мать — Галянова Анна Фёдоровна. Сестра — Галянова Екатерина Алексеевна.

Мельников А.С.

Мельников Арсений Сергеевич. 1916 (1917- так на плите) года рождения. Место рождения — дер. Починок, Сокольский район, Ивановская (Нижегородская) область. Образование 5 классов. Призван в ВМФ Балахнинским РВК, Горьковская область. Гвардии старшина 2-й статьи. Торпедист подводник 2-го класса. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ Щ-402. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 21.09.1944. Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орденом «Красного Знамени» и орденом Отечественной войны 2-й степени.

Отец — Мельников Сергей Григорьевич. Мать — Мельникова Анна Николаевна.

Сорокин К.Н.

Сорокин Константин Никитич. 1914 года рождения. Место рождения — дер. М. Лукояновка, Лукояновский район, Нижегородская область. Образование класса. Призван в ВМФ РВК, Горьковская область в июне 1933. Капитан-лейтенант. Помощник командира подводной лодки. Член ВКП(б) с 1940. Последнее место службы — ПЛ Щ-402. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 13.08.1942 (на памятной плите ошибочно указан — 1944). Похоронен — кладбище Базы Северного флота, Мурманская область (братская могила, воинский участок, гражданское кладбище, г. Полярный, Губа Кислая — покоятся 20 моряков-подводников из экипажа ПЛ Щ-402). Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Красной Звезды».

Отец — Сорокин Никита Николаевич (Иванович). Вдова — Сорокина Зоя Ивановна. Сын — Олег (16.03.1936).

История ПЛ Щ-402 .

«Заложена 4 декабря 1934 года на заводе № 189 (Балтийский завод) в Ленинграде под стапельным номером 254 как «Щ-314». 28 июня 1935 года корабль был спущен на воду, 23 сентября 1936 года вступил в строй и 29 сентября 1936 года под командованием капитан-лейтенанта Бакунина Бориса Константиновича вошел в состав Краснознаменного Балтийского флота. В апреле 1936 года подводную лодку предполагалось назвать «Тигр».

16 мая 1937 года субмарине присвоено обозначение «Щ-402» и 28 мая по Беломоро-Балтийскому каналу она начала переход на Север. 30 июня 1937 года подлодка вошла в состав Северного фота.

В середине февраля 1938 года «Щ-402» совместно с подводными лодками «Д-3», «Щ-404» и эсминцем «Карл Либкнехт» обеспечивала связь в ходе операции по спасению полярников станции «СП-1». Плавание проходило в района острова Медвежий в сложных условиях зимнего шторма и полярной ночи. 19 февраля четыре участника полярной экспедиции во главе с И.Д. Папаниным после 274-суточного дрейфа были сняты со льдины ледоколами «Таймыр» и «Мурман», а обеспечивающие корабли получили приказ вернуться в базу.

18-29 апреля 1939 года «Щ-402» совместно с подводными лодками «Щ-403», «Щ-404» и «Д-2» проводила обеспечение беспосадочного полета самолета «ЦКБ-30» (который носил собственное имя «Москва»; прототип бомбардировщика «ДБ-3») экипажа В.К. Коккинаки в Северную Америку по маршруту Москва – Новгород – Хельсинки – Тронхейм – Исландия – мыс Фарвель – остров Мискоу.

29 октября 1939 года исполняющим обязанности командира «Щ-402» назначен старший лейтенант Столбов Николай Гурьевич. Окончательно он принял дела только к середине декабря; вероятно, какое-то время субмариной командовал ее прежний командир, капитан-лейтенант Бакунин.

Начало Советско-финляндской войны «Щ-402» встретила в море у Вардё с задачей не допустить проникновение иностранных боевых кораблей к Варангер-фьорду и полуострову Рыбачий. Использование против них оружия разрешалось только после получения радиосигнала «Выстрел». Заходить в норвежские территориальные воды запрещалось, но командиру подлодки предоставлялось право уничтожать противника, выходя за пределы своей позиции. Для «Щ-402» эта зона маневрирования составляла 6 миль на запад и юг. Вскоре после открытия боевых действий субмарина была отозвана с позиции, и в следующий патруль, который проходил под обеспечением командира 2-го дивизиона ПЛ капитана 3 ранга И.А. Колышкина в районе мыс Нордкап – Тана-фьорд, вышла только 28 января 1940 года. Еще на переходе в район действий, подлодка обнаружила интенсивное движение норвежских судов и кораблей. Уже в первые часы 29 января в районе Вардё подлодка встретила неизвестный сторожевой корабль без огней шедший на север, а через несколько часов – сторожевой катер. 31 янва¬ря в районе Маккаур подлодкой под берегом был замечен одиночный транспорт, шедший курсом на северо-запад. В последующие дни в районе Тана-фьорда обнаружены еще несколько судов. 2 февраля у Свертхольфхавна субмарине пришлось уклониться погружением от самолета, пролетавшего на высоте 400-500 м в направлении от Нордкапа к Лаксе-фьорду. Ранним утром 5 февраля «Щ-402» обнаружила два неизвестных судна, а днем у Лаксе-фьорда, всплыв под перископ, на дистанции 5-6 кбт наблюдала норвежский броненосец береговой обороны «Norge», первоначально принятый за финский «Vainamoinen». Так как цель была своевременно опознана, атака не проводилась, зато подводники с близкого расстояния смогли рассмотреть крупнейший корабль ВМС Норвегии незадолго до его гибели. Шедший на северо-запад броненосец был встречен еще раз на следующий день. На основании наблюдений «Щ-402» был сделан вывод, что у Вардё и в районе Нордкап – Нордкин норвежцы несут дозорную службу военными кораблями, а Порсангер-фьорд используется ими как маневренная база. Вечером 7 февраля «Щ-402» направилась в Полярное, за время боевого похода пройдя 1264 миль в надводном положении и 177 миль под водой.

До того, как в Москве 12 марта 1940 года был заключен советско-финский мирный договор, «Щ-402» успела провести еще один патруль в районе Вардё. Заняв позицию 23 февраля, вечером 3 марта субмарина обнаружила огни двух неизвестных кораблей, шедших в кильватер и повернувших прямо на нее. Подлодка погрузилась и ушла на глубину 25 м. Всплыв через два часа, она вновь обнаружила неизвестные корабли, маневрировавшие в том же районе и время от времени включавшие прожекторы. Подлодка снова ушла под воду, снова появившись на поверхности только через два с половиной часа. Неизвестных кораблей уже не было, а сама субмарина оказалась в скоплении норвежских рыболовецких судов.

13 марта «Щ-402» завершила боевой поход, прибыв в базу; к этому времени «Зимняя война» закончилась.

22 июня 1941 года подводная лодка встретила под командованием старшего лейтенанта (впоследствии капитан-лейтенант, капитан 3 ранга) Столбова Николая Гурьевича в составе 3-го дивизиона бригады ПЛ СФ в Мурманске на слипе завода Наркомата рыбной промышленности, где заканчивала текущий ремонт, который был начат 17 апреля. Начавшаяся война заставила срочно завершить ремонтные работы, 23 июня корабль вступил в строй. Уже первый боевой поход Великой Отечественной стал для «Щ-402» триумфальным. Подлодка покинула Полярное утром 10 июля для действий на позиции № 3 в районе Порсангер-фьорда. Днем у мыса Цып-Наволок субмарину атаковал немецкий самолет, нанеся ей первые боевые повреждения – несколько пробоин в надстройке и ограждении рубки. В первые часы 12 июля «Щ-402» прибыла в назначенный район. Ничего не обнаружив, днем 14 июля субмарина проникла на рейд Южный Хоннингсвог, где на якоре стояло крупное (по оценке подводников 3000 тонн) судно. Подойдя к цели на дистанцию 14-15 кбт, подлодка выпустила по транспорту две торпеды. Противник не отреагировал на атаку, но, несмотря на то, что преследования не было, с подлодки визуально не пронаблюдали за результатом пуска торпед, ограничившись лишь на слух фиксацией двух взрывов. Тем не менее, этот факт не стал препятствием для победного доклада. Боевой счет североморских подводников был формально открыт, хотя атакованный транспорт «Hanau» (5892 брт) избежал повреждений. Немцы наблюдали взрыв на камнях одной из торпед, вторая выскочила на берег и 22 июля была доставлена ими в Тронхейм для изучения.

Продолжая оставаться в районе действий до утра 23 июля, «Щ-402» еще несколько раз (ночью, утром и вечером 15, утром 16, вечером 22 и утром 23 июля) имела возможности выйти в атаку по одиночным судам, но командир субмарины каждый раз отказывался от пуска торпед, мотивируя свое решение малой плотностью аккумуляторов или подозревая в цели судно-ловушку. Вечером 24 июля «Щ-402» прибыла в Полярное, где подводникам была организована торжественная встреча.

Надежды командования, что в следующем боевом походе экипаж «Щ-402» снова проявит себя, не оправдались. Днем 7 августа подводная лодка вышла для обслуживания позиции № 5 (Вардё – Бос-фьорд); с утра 8 августа у Сюльте-фьорда она приступила к патрулированию района. Утром 10 августа «Щ-402» в надводном положении была обнаружена эсминцем «Richard Beitzen», отходившим после набега группы немецких кораблей в устье Кольского залива (в ходе него был потоплен сторожевой корабль «Туман»). Эсминец открыл огонь, но субмарина успела погрузиться. Преследовать подлодку у немцев не было времени; корабль имел повреждения от близких разрывов бомб советской авиации. Еще одна встреча с немецкими эсминцами произошла утром 14 августа (это были «Karl Galster» и «Hermann Schoemann»), но подлодка из-за неправильного маневрирования не смогла атаковать их. По этой же причине сорвалась атака на конвой двумя днями ранее.

Днем 15 августа «Щ-402» начала досрочное возвращение в базу, так как, по мнению командира субмарины, корабль не мог находиться в море из-за пропуска воды через клапан газоотвода дизеля. При подходе к своему берегу, в результате ошибки штурмана, оказалось, что подлодка имеет несвязку своего места в 29 миль; и вместо маяка Кильдин-Восточный она оказалась у мыса Шарапов (восточное побережье полуострова Рыбачий). К счастью, подлодка не подверглась атаке собственных дозоров и береговых батарей, и к вечеру 16 августа благополучно прибыла в Полярное.

При осмотре «Щ-402» в базе командование пришло к выводу, что субмарина вполне могла находиться с такой неисправностью на позиции, и это был просто повод для досрочного возвращения с моря. Приказом Командующего СФ командир корабля арестован на 10 суток с исполнением своих обязанностей, а военкому старшему политруку А.Б. Кочергину объявлен строгий выговор. Впрочем, комиссара предпочли все-таки сменить, 27 августа на подлодку был назначен политрук Н.А. Долгополов, а А.Б. Кочергин был списан на минный блокшив «Пушкин» (до конца войны он продолжал службу в минно-торпедном отделе СФ).

В конце августа – начале сентября «Щ-402» патрулировала в районе Порсангер-фьорда (позиция № 3). Подлодка три раза выходила в атаки, но каждый раз, и в этом подводники убеждались сами, торпеды упрямо не хотели идти в цель. Днем 27 августа северо-западнее мыса Нордкин был безуспешно атакован транспорт из состава конвоя, утром 29-го и вечером 31 августа северо-восточнее мыса Сверхольт-клуббен торпеды так же прошли мимо буксирного парохода и достаточно крупного (2500 – 3000 тонн) танкера. За время нахождения на позиции и на переходе в район действий субмарина 15 раз была вынуждена срочным погружением уходить от авиации противника. Дважды самолеты атаковали подлодку; в первом случае на нее безрезультатно сброшена бомба, во втором (1 сентября), подлодка была обстреляна пулеметно-пушечным огнем и получила 11 пробоин в легком корпусе.

7-8 сентября «Щ-402» попала в сильный шторм. Крен корабля достигал 42 градусов, в результате чего из 13 аккумуляторных баков вылился электролит. Из-за резкого снижения изоляции батареи и установившегося полного корпусного сообщения утром 9 сентября командир субмарины вновь принял решение досрочно вернуться в базу, хотя в таких условиях другие подлодки оставались в море. На исходе 10 сентября «Щ-402» прибыла в Полярное.

Октябрьский поход «Щ-402» наконец-то принес реальный боевой результат. Вечером 3 октября подлодка направилась в район позиции № 2 для действий в так называемом Лоппском море, пространством между островами Сере, Лоппа и Фуглё. На переходе субмарина попала в шторм, и до 10 октября пережидала его в районе зарядки.

Приступив к патрулированию, «Щ-402» обнаружила активное судоходство. Не проходило и дня без встреч как с отдельными судами, так с конвоями и боевыми кораблями противника, но каждый раз атаки на них срывались по разным причинам. Наконец, к вечеру 17 октября в западной части пролива Серё-сунд «Щ-402» обнаружила груженный транспорт в 4000 тон под охраной тральщика. Четыре торпеды были выпущены по цели новым способом «с временным интервалом» с дистанции всего 6 кбт, а через 40 секунд подводники наблюдали, как взрыв разнес судно в клочья. Жертвой «Щ-402» стал норвежский каботажный пароход «Vesteraalen» (682 брт), перевозивший штучный груз и 37 пассажиров из Тромсё в Хаммерфест. Все находившиеся на его борту 60 человек погибли. После залпа подлодка не удержалась на глубине, показав над поверхностью воды рубку и верхнюю палубу, а затем из-за ошибки личного состава провалилась на глубину 115 м. К счастью, германские сторожевики «Uj-1213» и «Uj-1416» подошли к месту гибели судна спустя только 40 минут. Охотники ограничились сбросом нескольких глубинных бомб на безопасном удалении от подлодки. «Щ-402» оставалась на позиции до вечера 25 октября, но больше никого не встретила. Днем 28 октября субмарина прибыла в Полярное.

На фоне победных докладов ряда подводных лодок Северного флота (например, Д-3 и М-172 к этому времени заявили уже о трех уничтоженных целях), торпедирование небольшого парохода «Vesteraalen» выглядит довольно бледно. Командование упрекнуло командира «Щ-402» в том, что он допустил ряд ошибок, снизивших боевой успех и отсутствии настойчивости при выходе в атаку. Между тем, «Vesteraalen» стал второй реальной победой североморских подводников.

Четвертый боевой поход «Щ-402» проходил в пределах позиции № 4а. Утром 15 ноября субмарина отправилась в район Конгс-фьорд – мыс Маккаур. За все время нахождения в районе действий противника удалось встретить лишь дважды, но из-за большого курсового угла пуск торпед не проводился. Вечером 5 декабря субмарина прибыла в Полярное, где встала на прикол. Старая аккумуляторная батарея, установленная в июне 1939 года практически выработала свой ресурс, а новую взять было негде; изготавливающий изделие ленинградский завод им. Лейтенанта Шмидта находился в блокаде. В ожидании новых аккумуляторов, 15 декабря подлодка у борта плавмастерской «Красный Горн» начала навигационный ремонт, и только 8 февраля 1942 года вступила в строй с новой батареей.

Кампанию 1942 года «Щ-402» открыла походом в район мыса Нордкин (позиция № 3). Вечером 21 февраля подводная лодка вышла в море, имея на борту старшего инструктора Политуправления СФ батальонного комиссара С.С. Шахова. Прибыв на позицию в первые часы 24 февраля, «Щ-402» уже 27 февраля провела две скрытые атаки конвоев. Первая атака была проведена через десять минут после полудня. Ее целью являлся крупное судно в 8000 тонн в составе конвоя (5 транспортов, 4 корабля охранения), шедшего в восточном направлении. Немцы не заметили атаки, но на подлодке зафиксировали взрыв, что дало основание считать, что цель поражена. Через три часа в 3 милях севернее мыса Сверхольт-клуббен «Щ-402» атаковала обратный конвой. Две торпеды были пущены по одному из шести транспортов, по оценке подводников в 6000 тонн, под охраной шести кораблей. Преследования подлодки не было, но на этот раз два взрыва, зафиксированные подводниками, свидетельствовали о поражении цели. «Щ-402» уничтожила сторожевой корабль «Vandale», вместе с ним погибло 24 немецких моряка.

Еще одну атаку на два тральщика, на деле оказавшимися парой охотников за подводными лодками «Uj-1102» и «Uj-1105» субмарина провела вечером 3 марта в районе Кьелле-фьорда. Одна торпеда была выпущена по головному кораблю с дистанции 4-5 кбт. Через минуту подводники зафиксировали взрыв, но проследить визуально за результатом атаки у них не было возможности; противник, заметив присутствие подводной лодки начал преследование. В течение часа противолодочные корабли сбросили на «Щ-402» 16 глубинных бомб (подводники насчитали 42 разрыва), в результате чего на субмарине несколько раз заклинивали горизонтальные рули, вышла из строя часть освещения, а через ослабевшие заклепки булевых топливно-балластных цистерн за борт начал сочиться соляр. К ночи субмарина сумела оторваться от вражеских кораблей и всплыть в надводное положение.

На исходе 7 марта «Щ-402» получила приказ занять район 71°08 с.ш., 23°10 в.д. (позиция «В») для прикрытия союзного конвоя «PQ-12». Рано утром 9 марта подлодка прибыла на место, но тут обнаружилось, что сочившийся из поврежденных цистерн № 3 и № 4 соляр оставляет за ее кормой демаскирующий след. Считая, что запаса топлива (не менее 10-15 тонн) в топливных цистернах будет достаточно, командир субмарины приказал продуть в море соляр из поврежденных балластных цистерн. Однако утром 10 марта, когда по приказу инженер-механика был произведен замер топлива во внутренних цистернах, оказалось, что его запас составляет всего 3,5 тонны, чего не хватало на переход в базу даже экономическим ходом. Подлодка повернула в Полярное, однако через 11 часов встала без топлива и легла в дрейф в точке 71°30 с.ш., 24°49 в.д. в 30 милях к северо-западу от мыса Нордкап, о чем было доложено командованию. На помощь «Щ-402» в ночь на 11 марта была направлена подводная лодка «Д-3», находившаяся на соседней позиции в 40-60 милях к северо-западу от аварийной субмарины. Кроме того, не закончив межпоходовый ремонт вечером из Полярного на одном дизеле (второй собирали на переходе) полным надводным ходом вышла «К-21». Пока помощь шла, экипаж «Щ-402», создав смесь из машинного масла и слитого керосина из оставшихся торпед, смог дать кораблю ход 4 узла. Спустя 37,5 часов и этот «коктейль» закончился, и подлодка снова легла в дрейф в точке 71°28 с.ш., 31°47 в.д.

Тем временем подводная лодка «Д-3» получила приказ вернуться на позицию, а «К-21», днем 12 марта прибыв в указанный район и, не обнаружив «Щ-402», начала ее поиск в квадрате со сторонами 40 миль. Наконец, получив уточненные данные о месте аварийной субмарины, днем 13 марта «К-21» обнаружила «Щ-402» в точке 71°25 с.ш., 32°48 в.д. После того, как подлодки обменялись опознавательными, «К-21» пришвартовалась к борту «Щ-402» и начала перекачку топлива. Соляр подавался через шланг, один конец которого был присоединен к кормовому пожарному рожку в надстройке «катюши», а второй, через открытый рубочный люк «щуки», к открытой горловине ее внутренней топливной цистерны. За час с помощью трюмной помпы на аварийную подлодку удалось подать 8 тонн соляра; 120 л масла передали вручную в резиновых ведрах. На случай внезапного появления противника, все оружие подлодок было приведено к немедленному действию, а на швартовых стояли бойцы с топорами для обеспечения срочного погружения.

После передачи топлива подлодки провели дифферентовку, и самостоятельно направилась в базу. Вечером 14 марта «Щ-402» прибыла в Полярное. Уже в базе выяснилось, что причиной несанкционированной выработки внутренних цистерн стал неправильно собранный во время ремонта запорный клапан замещения соляра во внешней цистерне. Пока подлодка проходила навигационный ремонт и докование в Мурманске, 3 апреля Указом Президиума Верховного Совета СССР «…за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество» корабль награжден орденом Красного Знамени.

В ночь на 3 мая «Щ-402» вышла в район в 140 милях севернее острова Кильдин. На этот раз задачей субмарины была не борьба на вражеских коммуникациях, а действия против подводных лодок противника на подходах к устью Кольского залива. Патрулирование сопровождалось наличием на поверхности воды больших скоплений крупнобитого льда и проходило в подводном положении. Лед и стал причиной того, что поход закончился, едва начавшись. Вечером 5 мая вахтенный офицер, несмотря на запрет командира, подвсплыл на глубину 7 м, и подводная лодка столкнулась со льдиной, сломав зенитный перископ и срезав антенные стойки. «Щ-402» ничего не оставалось, как повернуть в базу и к вечеру 7 мая прибыть в Полярное.

После проведения ремонта в конце мая – первой половине июня 1942 года подлодка патрулировала в районе северо-западнее Вардё (позиция № 5). Утром 2 июня севернее мыса Харбакен субмарина обнаружила большой конвой и с дистанции 16 кбт провела торпедную атаку по крупному судну, которое шло в голове колонны. После пуска торпед подводная лодка взяла курс отхода от противника и за результатом атаки не наблюдала, но спустя 2 минуты 5 секунд после пуска первой торпеды зафиксировала взрыв, за ним второй, а через 8 секунд после первого – третий; цель посчитали пораженной. Преследованию подлодка не подвергалась, конвой не заметив атаки субмарины, продолжил движение. «Щ-402» находилась на позиции до середины дня 15 июня (прибыла в Полярное к утру 16 июня). За это время подводники дважды имели встречи с кораблями противника, но каждый раз атака срывалась из-за неспособности удержать лодку на глубине при большой волне, либо большой дистанции до цели.

14 августа из-за нарушения правил вентилирования АБ в Тана-фьорде произошел взрыв во 2-м и 3-м отсеках. Из находившихся в носовой части подводной лодки уцелел лишь один торпедист в 1-м отсеке, которого смогли извлечь на верхнюю палубу только через люк: дверь из 4-го отсека в 3-й заклинило, во втором отсеке бушевал пожар. Всего погибло 19 человек, в том числе: командир, военком, помощник командира и штурман. ПЛ возвратилась в базу под командованием командира БЧ-5 капитан-лейтенанта А.Д.Большакова. 14 августа командиром назначен капитан-лейтенант (впоследствии капитан 3 ранга) А.М.Каутский.

В кампанию 1943 года «Щ-402» вступила с обновленным экипажем. Вечером 17 января субмарина вышла для действий на позиции № 6 в Варангер-фьорде. Нового командира обеспечивал командир 3-го дивизиона ПЛ капитан 1 ранга И.А. Колышкин. Прибыв на позицию утром 18 января, подлодка попала в сильный шторм и отошла в район зарядки. Из-за густого тумана субмарина не могла определить своего места. Когда к утру 21 января погодные условия улучшились, оказалось, что волнами и течением корабль снесен ко входу в Мотовской залив. Вернувшись в район действий, утром 23 января субмарина обнаружила немецкий конвой и атаковала четырьмя торпедами транспорт в 6000 тонн. Через минуту после залпа подводники зафиксировали два взрыва, но противник не комментирует результат этой атаки.

Еще один пуск торпед состоялся днем 2 февраля, когда «Щ-402» атаковала крупное судно из состава конвоя. Снова на подлодке были слышны два взрыва, но немцы не подтверждают успех атаки, они наблюдали прохождение трех торпед, одна из которых шла по поверхности воды. В ответ, чтобы отогнать субмарину, сторожевой корабль «V-6112» сбросил 5 глубинных бомб.

В марте «Щ-402» действовала в районе Вардё (позиция № 5). В ходе патрулирования подлодка несколько раз касалась минрепов при форсировании минных заграждений, кроме того, она неоднократно встречала плавающие мины, сорванные с минных полей. Выйти в атаку удалось лишь однажды, когда днем 20 марта у мыса Харбакен «Щ-402» выпустила три торпеды по судну из состава конвоя. Через полторы минуты на подводной лодке услышали два взрыва, что дало основание полагать о поражении цели. Позже, по данным агентурной разведки было установлено, что жертвами торпед субмарины стали сразу два судна с грузом муки и стройматериалов. Ни взрывов, ни попадания торпед немцы не подтверждают. Сопровождавший суда конвоя сторожевой корабль «V-5907» в это время наблюдал нечто, напоминающее торпедный след, но тревоги поднимать не стал. Вторая попытка атаковать конвой противника в районе Сюльте-фьорда утром 22 марта была прервана самолетом который обнаружил перископ субмарины. Подошедшие корабли сопровождения сбросом глубинных бомб заставили подводную лодку уйти на глубину и отказаться от атаки.

Вернувшись в Полярное, «Щ-402» весь апрель занималась установкой и испытанием стабилизатора глубины «Спрут», а вечером 7 мая снова вышла в район Вардё. На переходе в район действий подлодка и сопровождавшие ее малые охотники «МО № 114» и «МО № 122» подверглась безуспешной атаке пары самолетов «Bf-109», которые были отогнаны огнем сторожевых катеров. Прибыв на позицию. Подлодка дважды имела встречи с кораблями противника, но атаки не проводила.

Прибыв в базу к утру 23 мая, «Щ-402» стала на ремонт, который продлился до конца августа. Пока шли работы, 25 июля приказом Наркома ВМФ «за проявленную отвагу в боях за отечество с немецкими захватчиками, за стойкость и мужество, за высокую воинскую дисциплину и организованность, за беспримерный героизм личного состава» корабль был удостоен гвардейского знамени. «Щ-402» стала единственной «щукой» – обладательницей как гвардейского звания, так и ордена Красного Знамени.

С задачей прикрытия советских арктических коммуникаций, весь сентябрь подлодка провела в Карском море восточнее мыса Желания (позиция № 12). Ничего там не обнаружив, к утру 5 октября она прибыла в Полярное, встав на длительный ремонт, в ходе которого на подлодку был установлена гидроакустическая станция «Дракон-129», счетно-решающий прибор «Торпедодиректор» и оборудование для использования электрических торпед «ЭТ-80». Субмарина вступила в строй только 5 июня 1944 года, но ее материальная часть, даже несмотря на ремонтные работы, из-за интенсивной эксплуатации пришла в исключительную ветхость.

Техническое состояние подлодки во многом определило результат следующего боевого похода, который прошел в рамках операции «РВ-6». Для действий «Щ-402» был выделен «сектор № 1» в районе севернее Порсангер-фьорда. К этому моменту подлодки СФ действовали методом «нависающей завесы» – субмарины развертывались мористее минных полей противника и наводились на его конвои по данным воздушной разведки. Прибыв в район действий к полудню 12 июля, «Щ-402» семь раз пыталась выйти на перехваты вражеских караванов, но безрезультатно. Дизели подлодки не могли дать ей достаточно быстрый ход, поэтому, прибыв в указанный разведкой район, она ничего, кроме норвежских рыбаков, не находила.

Вернувшись в Полярное в ночь на 26 июля, «Щ-402» встала на короткий навигационный ремонт, в ходе которого на подлодка получила выдвижную антенну «ВАН-ПЗ».

В свой последний боевой поход «Щ-402» отправилась вечером 17 сентября. Подлодке предстояло действовать в районе Конгс-фьорда (сектор «Д») в рамках операции «РВ-8». Больше субмарина на связь не выходила и в базу не вернулась. По официальной советской версии она стала жертвой «дружеского огня» торпедоносца «А-20» («Бостон») командира 2-й эскадрильи 36-го минно-торпедного авиаполка капитана М.И. Протаса в 5,5 милях севернее Гамвика утром 21 сентября 1944 года. Самолет, вылетевший на «свободную охоту» в район западнее острова Магерё, обнаружил подлодку не дойдя до района поиска. Субмарина двигалась малым ходом в позиционном положении. Описав боевой разворот, «Бостон» с высоты 30 м и дистанции 600 м атаковал цель торпедой, после чего зафиксировал сильный взрыв. При втором заходе самолета на месте подлодки наблюдалось большое пятно на поверхности воды и дым.

После доклада летчиков и проявки пленки фотопулемета (снимки в архивах не обнаружены), в штабах пришли к выводу, что самолет атаковал «щуку». Произведенный после этого вызов на связь подлодок, находящихся на позиции, показал, что «Щ-402» запрос не отвечает.

Кого атаковал торпедоносец капитана Протаса до сих пор не ясно. Нет ответа на вопрос, что делала подлодка практически без хода вблизи вражеского берега на виду у наблюдательных постов противника и под прицелом орудий береговой батареи. К тому же, район атаки самолета находился более чем в 30 милях за пределами позиции «Щ-402» и приходится на район действий С-56 (сектор «Б»).

Возможно, «Щ-402» погибла 19-21 сентября 1944 года подорвавшись на мине заграждения «NW-30», установленного противником в районе Конгс-фьорда летом 1943. Так или иначе, причина гибели субмарины будет достоверно установлена лишь тогда, когда она будет найдена и обследована на дне.

«Щ-402» стала последней погибшей подводной лодкой Северного флота в годы Великой Отечественной войны».

Подводная лодка К-3. Погибший экипаж — 68 человек. Командир — капитан 3-го ранга Малофеев Кузьма Иванович.

Думнов Ф.И.

Думнов Фёдор Иванович. 1919 года рождения. Место рождения — село Селидьба, Сосновский (или Досчатовский) район, Нижегородская область. Образование среднее. Призван в ВМФ Работкинским РВК, Горьковская область в 1940. Матрос (краснофлотец). Штурманский электрик. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ К-3. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 10.04.1943. Покоится — Северный ледовитый океан (предположительно в районе мыса Нордкап). Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Красной Звезды».

Отец — Думнов Иван Иванович.

История ПЛ К-3.

«Заложена 27 декабря 1936 года под стапельным номером 453 на заводе № 194 в Ленинграде и 31 июля 1938 года спущена на воду. 27 ноября 1940 года «К-3» под командованием капитана 3 ранга Корсака Вячеслава Николаевича вступила в строй и 19 декабря 1940 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.

22 июня 1941 года подводная лодка встретила под командованием капитан-лейтенанта (впоследствии капитана 3 ранга) Малафеева Кузьмы Ивановича (командир «К-3» с мая 1941 года) в составе Учебной бригады подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота. Корабль готовился в Кронштадте к переходу на Северный флот в составе ЭОН-11. Перед постановкой в транспортный док с подводной лодки был выгружен ряд приборов и механизмов, но начало войны заставило спешно вводить корабль в строй; субмарина была временно передана в оперативное подчинение командира 1-й бригады ПЛ КБФ.

26 июля «К-3» вышла из Таллина в Триги, откуда на следующий день отправилась в район западнее от острова Борнхольм с задачей разведки и постановки мин. 1 августа на линии Треллеборг – Засниц подводная лодка произвела минную постановку, однако по прибытии в Таллин выяснилось, что мины из-за неисправности минно-сбрасывающего устройства выставлены не были. (По другим данным, то, что люки минного устройства не открываются, экипаж субмарины узнал еще в ходе минной постановки). Уже при возвращении ночью 6 августа «К-3» чуть не стала жертвой атаки немецкой подводной лодки «U-142». К счастью, единственная торпеда выпущенная «челноком» не попала в цель. Прибыв в Таллин, подводная лодка перешла в Кронштадт, где корабль в составе ЭОН-15 начали экстренно готовить для перевода по Беломоро-Балтийскому каналу на Северный флот. Уже 21 августа подводная лодка начала переход вверх по Неве, и 9 сентября прибыла в Беломорск. (К этому времени немцы вышли к берегам Невы, замкнув блокаду Ленинграда). 17 сентября «К-3» официально включена в состав Северного флота (с 12 сентября в составе Учебной бригады, 11 ноября перечислена в 1-й дивизион бригады ПЛ). Во второй половине сентября «К-3» прошла на заводе № 404 в Молотовске (Северодвинске) восстановительный ремонт, октябрь ушел на завершение курса боевой подготовки, в ходе которого субмарина 27 октября без особых для себя последствий села на мель в Белом море. 9 ноября подводная лодка прибыла в Полярное, откуда начала выходы на коммуникации противника.

Первое же патрулирование «К-3» на Севере было ознаменовано громким успехом. С утра 23 ноября подводная лодка действовала в пределах позиции № 2-а в районе Хаммерфеста. Действия командира субмарины на новом театре обеспечивал командир 1-го дивизиона ПЛ капитан 2 ранга М.И. Гаджиев. Вечером 23 ноября «К-3» выставила две банки мин в проливе Магерё-сунд (заграждение № 28) и в Мосе-фьорде (заграждение № 27), после чего стала действовать в торпедном варианте. (Мины частично вытралены противником 30 ноября – 4 декабря 1941 и 4 февраля 1942 года. На одной из пропущенной тральщиками мин заграждения № 28 днем 30 января 1942 года подорвался и затонул норвежский каботажник «Ингё», 327 брт, погибло 16 человек).

Днем 3 декабря на выходе из пролива Бустад-сунд «К-3» выпустила 4 торпеды по транспорту «Альткирх» под охраной охотников «Uj-1403», «Uj-1416» и «Uj-1708». После залпа подлодка не удержалась на глубине и показала над водой рубку. Сторожевики обнаружили атаковавшую субмарину и ответили глубинными бомбами. При уклонении от них «К-3» три раза сильно ударилась о грунт, а, учитывая точность бомбометания (всего было сброшена порядка полусотни бомб), комдив и командир субмарины предположили, что местоположение подлодки выдают пятна соляра, вытекшего из поврежденных в результате ударов о дно топливных цистерн. Было принято решение всплыть, и уйти от преследующих подводную лодку кораблей противника пользуясь преимуществом надводного хода.

Оказавшись на поверхности «К-3» с дистанции 20-30 кбт открыла артиллерийский огонь по сторожевикам. С пятого залпа снаряд с подводной лодки угодил в корму охотника «Uj-1708», разметав его на куски. Получив 2 попадания «Uj-1416» тоже вышел из боя, его 20-мм зенитки не могли конкурировать с «сотками» «катюши». Третий сторожевик, «Uj-1403», вооруженный 88-мм орудием имел неполадки машине и находился рядом с охраняемым судном в стороне от места боя; ему оставалось лишь послать 60 снарядов вдогонку уходящей субмарине.

За 17 минут артиллерийского боя подводная лодка израсходовала 39-100 мм и 47-45 мм снарядов. Ответным огнем противника «К-3» нанесены легкие повреждения корпуса. Так как из поврежденных цистерн продолжал сочиться соляр, подводная лодка вечером 5 декабря получила разрешение досрочно вернуться в базу.

Пройдя аварийный ремонт на заводе в Росте, «К-3» 19 января 1942 года вступила в строй.

Второй боевой поход на новом театре, по сравнению с первым, прошел более чем скромно. Противник встречен не был. С 26 января подводная лодка находилась в пределах позиции № 1 в районе Вест-фьорда, но первые 12 суток патрулирования была вынуждена штормовать в районе зарядки аккумуляторных батарей. Ударами волн на подлодке оборвало радиоантенну, разошелся шов топливной цистерны № 1 и соляр попал в аккумуляторную яму второго отсека, вышел из строя командирский перископ. Утром 9 февраля в результате попадания воды через шахту подачи воздуха к дизелям возникло короткое замыкание и пожар в пятом отсеке; обгорели кабели вспомогательных механизмов, пострадала подстанция. Днем 17 февраля «К-3» вернулась в базу, где практически сразу встала в ремонт.

Мартовский поход в устье Порсангер-фьорда (позиция № 3) чуть не стал для «катюши» последним. Утром 18 марта при попытке выйти в атаку на вражеский конвой, подводная лодка не удержалась на глубине и была обнаружена кораблями охранения. Сторожевик «Целле» сбросил в месте обнаружения подлодки глубинные бомбы, а погрузившаяся на глубину 55-65 м субмарина тем временем пыталась уйти мористее, пока над ней не взорвалась противолодочная мина. К счастью, взрыв произошел достаточно далеко над кораблем, но все равно, нанесенные взрывом повреждения были ощутимы: вышли из строя оба перископа, шумопеленгатор и практически все оборудование боевой рубки, лопнула главная осушительная магистраль, через которую в трюм центрального поста начала поступать вода. При таком состоянии корабля держать лодку на позиции не имело смысла, и на следующий день «К-3» направилась в базу.

После проведения аварийного ремонта субмарина во второй декаде апреля патрулировала район в 130 милях северо-западнее мыса Нордкап (позиция № 11-б) с задачей прикрытия союзных конвоев «QP-10» и «PQ-14», но противника не встретила. Действия подводной лодки сильно затруднялись плохим состоянием аккумуляторной батареи, которая выработала ресурс, поэтому большую часть времени субмарина находилась в надводном положении.

Вернувшись в базу, «К-3» на полгода встала на прикол; сменная батарея отсутствовала, а заказанная в Англии еще не поступила. В итоге, на подводную лодку была установлена батарея, снятая с практически достроенной балтийской «К-53». (К тому времени на Северном флоте в замене аккумуляторов нуждались три «катюши», две «эски», «Д-3», и «малютка»). Пока подлодка стояла у стенки на ней смонтировали гидроакустическую станцию «ASDIC-129» (в советской версии «Дракон-129»). 17 октября «К-3» вступила в строй.

Ноябрьское патрулирование севернее Хаммерфеста (позиция № 2-а) ничего, кроме штормовых повреждений, полученных подводной лодкой 19 ноября, не дало; встреч с кораблями противника не было.

Не состоялся и перехват подводной лодкой отступавших в базы после «Новогоднего боя» группы немецких кораблей во главе с тяжелыми крейсерами «Хиппер» и «Лютцов». Подводная лодка прибыла в назначенный район севернее мыса Нордкап (позиция № 16), в то время, когда немецкие корабли пытавшиеся уничтожить суда союзного конвоя «JW-51-B» (кроме погибшего в ходе операции эсминца «Z-16») уже вернулись в базы. Бесцельно пробыв на позиции всю первую неделю нового, 1943 года «К-3» днем 7 января 1943 года благополучно прибыла в Полярное.

В связи с появлением на флоте ленд-лизовских гидролокаторов «ASDIC» у командования созрел план группового использования подводных лодок в составе тактических групп. Субмарины должны были совместно патрулировать один большой район, координируя свои действия с помощью звукопроводной связи гидролокаторов. В конце января 1943 года на Кильдинском плесе с участием «К-3» и «К-22» были проведены учения по отработке элементов совместных действий подводных лодок. После этого было решено опробовать новый метод в боевых условиях.

Днем 3 февраля «К-3» и «К-22» вышли для группового патрулирования района Вардё – мыс Нордкин (позиции № 4 и № 5). Об интересе командования к новому методу говорит то, что на «К-3» поднял флаг командир бригады ПЛ СФ контр-адмирал Н.И. Виноградов. Совместный поход подводных лодок обеспечивали так же замполит бригады ПЛ капитан 2 ранга Р.В. Радун, командир 1-го дивизиона ПЛ капитан 1 ранга В.Н. Котельников, дивизионный связист капитан-лейтенант В.А. Гусев (все на борту «К-22»), флагманский штурман бригады капитан-лейтенант М.М. Семенов (на борту «К-3»). Присутствовала и пресса в лице фотокорреспондента Н.Ф. Веринчука (на борту «К-3»).

В течение 4 – 5 февраля подводные лодки вели совместный поиск от мыса Хабракен до устья Конгс-форда. Днем подлодки поддерживали связь с помощью звукопроводной связи «Драконов», ночью, идя в надводном положении – световыми сигналами. На исходе 5 февраля у мыса Кьельнес в Конгс-форде «К-3» обнаружила конвой из двух крупных транспортов идущих без охранения, на деле оказавшимися сторожевиками «Uj-1101» и «Uj-1108». В момент выхода в атаку «К-22» выкатилась влево и быстро исчезла в темноте, подводные лодки потеряли друг друга. «К-3» выпустила четыре торпеды по одному из «транспортов», и через две минуты с подводной лодки наблюдали попадание и гибель цели. Ту же картину наблюдали с «К-22» но на второй подлодке отказалась от пуска торпед, опасаясь попасть в «К-3» (в свою очередь, одна из выпущенных «К-3» торпед пошла по поверхности, и, уклонившись влево, чуть было не попала в «К-22»). Первая совместная атака советских подводных лодок не удалась, зато индивидуальные действия «К-3» стали успешными. Торпеды подводной лодки потопили охотник «Uj-1108», вместе с кораблем погибло 25 моряков. Второму охотнику осталось лишь отогнать подлодку артогнем, когда та разворачивалась, чтобы разрядить по нему торпедные аппараты. «Катюша» погрузилась и покинула место боя.

К утру 6 февраля «К-3» отошла в район зарядки в районе мыса Хабракен. Здесь же находилась точка рандеву с «К-22», обусловленная на случай, если подлодки потеряют друг друга. Вместо встречи с «двадцать второй» «К-3» была обнаружена, по оценке командира субмарины, группой сторожевиков (в реальности минный заградитель «Бруммер» под охраной эсминцев «Z-6» и «Z-31») от которых пришлось уклоняться срочным погружением. Немцы не стали настойчиво преследовать подводную лодку, ограничившись сбросом 7 глубинных бомб. К вечеру встреча «катюш» состоялась, и субмарины продолжили совместное патрулирование. До вечера 7 февраля подлодки обменивались сообщениями по звукопроводной связи, ведя поиск в районе мыс Слетнес – мыс Харбакен. Около 19.00 акустик «К-3» доложил, что слышал четыре отдаленных слабых щелчка, после чего связь с «К-22» прервалась окончательно; подлодки снова потеряли друг друга.

В дальнейшем «К-3» действовала самостоятельно. Днем 12 февраля у мыса Сейбунес «К-3» перехватила большой восточный конвой, который, в результате атаки субмарины недосчитался транспорта «Фёхенхайм» в 8116 брт. (Судно выбросилось на отмель в Бос-фьорде, через месяц снято с камней и отбуксировано в Германию, но в строй так и не введено). В ответ корабли эскорта конвоя сбросили на «К-3» порядка полусотни глубинных бомб; получившая ряд повреждений (подорвано несколько забортных клапанов, начали пропускать воду сальники, повреждено освещение, появились трещины в сварных швах балластных цистерн) подводная лодка вечером получила «добро» вернуться в базу, и днем 14 февраля прибыла в Полярное.

В свой последний боевой поход «К-3» вышла в ночь на 14 марта 1943 года. Подводной лодке предстояло действовать в районе Просангер-фьорда (позиция № 3). В дальнейшем на связь она не выходила и в назначенное время в базу не вернулась. 14 апреля истек срок автономности субмарины.

По немецким данным утром 17 марта в квадрате АС 7358 безуспешной атаке подводной лодки подвергся конвой, включавший в себя суда «Ротерсанд», «Поллюкс», «Буг», «Долларт», «Вийемсхафен» и «Хундип». Корабли эскорта наблюдали следы пяти торпед и контратаковали подлодку, сбросив несколько глубинных бомб. Через четыре дня, вечером 21 марта западнее района первой атаки (квадрат АС 7359) безуспешной атаке подводной лодки подвергся конвой в составе транспортов «Германн Фрицен», «Вейссезее» и «Эдна» под эскортом охотников 11-й флотилии «Uj-1102», «Uj-1106» и «Uj-1111». Сторожевые корабли контратаковали субмарину, сбросив 100 глубинных бомб. В результате в точке 71°12,2′ с.ш./27°40, 6′ в.д. они наблюдали признаки гибели субмарины – масляное пятно, пузыри воздуха, деревянные обломки. Большинство источников как причину гибели «К-3» называют эту контратаку, но утром 28 марта в точке 71°03′ с.ш./27°07′ в.д. (квадрат АС 7373) германский конвой наблюдал след трех торпед, а затем сторожевики «V-5903» и «V-6103» произвели сковывающее бомбометание серией из 19 глубинных бомб. Если германские сторожевики не бомбили ложную цель, то «К-3» погибла на одной из мин заграждений «Урсула» или «NW-10» в районе Порсангер-фьорда».

Краснознамённая подводная лодка Щ-403. Погибший экипаж — 46 человек. Командир — капитан 3-го ранга Шуйский Константин Матвеевич.

Жуков А.М.

Жуков Александр Михайлович. 1921 года рождения. Место рождения — дер. Богомолово, Лысковский район, Нижегородская область. Образование 8 класса. Слесарь-электромонтёр. Призван в ВМФ Автозаводским РВК, г. Горький в 1939. Старший матрос (старший краснофлотец). Электрик. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ Щ-403. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 17.10.1943. Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: медаль «За отвагу»; орден «Красного Знамени».

Отец — Жуков Михаил Васильевич. Мать — Жукова Клавдия Ивановна.

История ПЛ Щ-403.

«Заложена 25 декабря 1934 года на заводе № 189 в Ленинграде под стапельным номером 261 как «Щ-315»; в апреле 1936 года корабль предполагалось назвать «Ягуар». 31 декабря 1935 года подводная лодка спущена на воду, 26 сентября 1936 года вступила в строй и 1 ноября 1936 года вошла в состав 16-го дивизиона 2-й бригады ПЛ Краснознаменного Балтийского флота. 16 мая 1937 года субмарине присвоено обозначение «Щ-403». 28 мая 1937 года подлодка под командованием капитан-лейтенанта Ефимова Ивана Ефимовича начала переход на Север по Беломоро-Балтийскому каналу и 19 июня 1937 года вошла в состав Северного флота с зачислением во 2-й дивизион бригады ПЛ СФ.

18-29 апреля 1939 года «Щ-403» под командованием Ельтищева Федора Максимовича, совместно с подводными лодками «Щ-402», «Щ-404» и «Д-2» проводила обеспечение беспосадочного полета самолета «ЦКБ-30» (который носил собственное имя «Москва»; прототип бомбардировщика «ДБ-3») экипажа В.К. Коккинаки в Северную Америку по маршруту Москва – Новгород – Хельсинки – Тронхейм – Исландия – мыс Фарвель – остров Мискоу.

10 октября 1939 года «Щ-403» встала на ремонт, что исключило ее из участия в Советско-финляндской войне, подлодка вступила в строй только 26 мая 1940 года.

22 июня 1941 года субмарина встретила под командованием капитан-лейтенанта Коваленко Семена Ивановича (командовал кораблем с октября 1939) в составе 3-го дивизиона бригады подводных лодок в Полярном. В конце апреля она завершала текущий ремонт и на момент начала войны находилась в оргпериоде. 24 июня «Щ-403» прибыла в Йокангу, где перешла в распоряжение командира одноименной базы. В июле – сентябре 1941 года субмарина провела три патруля на позиции № 8, прикрывая горло Белого моря от проникновения кораблей противника на внутренние коммуникации. За это время враг был встречен лишь однажды, когда вечером 17 сентября точке 67°55′ с.ш./ 41°55′ в.д. «Щ-403» обнаружила германскую подводную лодку «U-132», но не смогла выйти в атаку.

Несмотря на то, что подлодка патрулировала относительно спокойный тыловой район, с самого начала войны она понесла потери в экипаже. Летом 1941 года германские эсминцы из состава 6-й флотилии провели несколько набегов на советские коммуникации у побережья Кольского полуострова. В ночь на 13 июля ими был обнаружен и уничтожен небольшой конвой под охраной сторожевика «Пассат», на котором погибли командир отделения акустиков «Щ-403» старшина 2 статьи А. Колесов и моторист краснофлотец Н. Забалуев. 7 августа немецкая подводная лодка «U-652» потопила посыльное судно «ПС-70», судьбу которого разделил старшина группы торпедистов «Щ-403» А. Ефимов.

1 октября «Щ-403» прибыла в Архангельск, где на заводе «Красная кузница» провела навигационный ремонт с докованием. 20 (по другим данным 12) ноября подлодка перешла в Полярное, где вскоре снова влилась в состав 3-го дивизиона ПЛ СФ.

Вечером 25 ноября «Щ-403» вышла в свой первый по-настоящему боевой поход для действий в районе позиции № 5 у Вардё. Командира подлодки обеспечивал капитан 3 ранга Иван Александрович Смирнов, начальник 2-го отделения 2-го отдела Штаба СФ. Несмотря на присутствие вышестоящего начальника, этот выход «Щ-403», как и многие первые патрули советских субмарин, прошел безуспешно. Подводная лодка осторожно держалась в 10-12 милях от берега без попыток проникнуть на шхерные коммуникации противника. Единственный встреченный днем 29 ноября одиночный транспорт был упущен из-за поворота судна вглубь фьорда и внезапного ухудшения видимости. Попытка найти цель в глубине шхер была прервана сообщением с приказом о возвращении в базу. На обратном пути «Щ-403» попала в сильный шторм, а, прибыв домой вечером 1 декабря, обнаружила потерю двух торпед в торпедных аппаратах № 1 и № 6, которые выпали через открытые крышки.

Задачей следующего патруля «Щ-403» стали действия подводной лодки у мыса Нордкап (позиция № 3). К утру 17 декабря субмарина прибыла назначенный район, а вечером 18 декабря у мыса Сверхольт-клуббен в условиях плохой видимости и тумана обнаружила вражеский конвой. Атака по одному из судов каравана проводилась с дистанции 6 кбт из надводного положения всеми торпедами носовых аппаратов. После этого подлодка стала разворачиваться для выпуска еще двух торпед с кормы, но посчитала себя обнаруженной одним из сторожевиков. Субмарина погрузилась, что не помешало ей спустя 8 минут с дистанции 15 кбт «на глаз» выпустить еще две кормовые торпеды. Конвой продолжил движение, даже не заметив, что подвергся атаке.

Еще один вражеский конвой был обнаружен «Щ-403» вечером 22 декабря восточнее острова Магерё. Подводная лодка вышла на него, благодаря незатемненным иллюминаторам норвежского судна «Ingoy» (327 брт). Успешно миновав в надводном положении корабли охранения конвоя, «Щ-403» практически в упор с дистанции 3 кбт выпустила две торпеды по транспорту. После этого субмарина развернулась, на полном ходу оставляя корабли противника за кормой. Тем временем прогремели два взрыва, которые на подлодке расценили как факт поражения сразу двух целей. Одна торпеда, по мнению подводников, отправила на дно взорвавшийся транспорт, а вторая – сторожевик, который переломился и затонул. В реальности торпеды «Щ-403» нанесли ущерб береговым объектам на мысе Сверхольт-клуббен, повредив здание и имущество наблюдательного поста. После взрывов на берегу, корабли эскорта начали выпускать осветительные ракеты и сбрасывать глубинные бомбы, но подлодка была уже в безопасности. Проведя в море еще почти две недели, и отметив на позиции новый, 1942 год, «Щ-403» к исходу 4 января прибыла в Полярное.

После завершения навигационного ремонта, который завершился к концу февраля, «Щ-403» отправилась в следующий боевой поход, который, иначе как провальный, оценить трудно. Вечером 11 февраля подлодка вышла к мысу Нордкап. Кроме действий против вражеского судоходства в пределах позиции № 3 субмарине предстояло доставить на побережье противника группу разведчиков.

Днем 13 февраля подлодка вошла в Камё-фьорд и осмотрела район высадки разведгруппы. С наступлением темноты она приступила к десантированию. Первой к берегу на двух резиновых лодках пошла обеспечивающая группа в составе трех разведчиков и двух моряков «Щ-403» – старшины группы трюмных М. Климова и командира отделения комендоров Н. Широкова, однако, шлюпки, не дойдя до берега, легли в дрейф. Подтянутые к борту подлодки за спасательные концы они оказались без людей и весел. Как выяснилось позже, в условиях сильного ветра и волны шлюпки перевернулись, один из разведчиков утонул, два других, сумели достигнуть берега, но пропали без вести при выполнении задания. Оба члена экипажа «Щ-403» также выбрались на сушу, но вскоре попали в плен, из которого вернулись только после окончания войны. Дальнейшие попытки высадки остальной части разведчиков и доставка груза с продовольствием и боеприпасами для них, проведенные вечером 16 и 17 февраля, не увенчались успехом из-за сильного ветра, волны и течения, которое относило шлюпку в море. Связь с людьми, высаженными ранее, также не была установлена.

На этом злоключения подлодки не закончились. В первые часы 19 февраля в северной части Порсангер-фьорда, «Щ-403», проводила зарядку аккумуляторов. Несмотря на то, что подлодка находилась в непосредственной близости к вражескому берегу, всего в 4-5 милях юго-восточнее мыса Хельнес, условия для этого были подходящие, волнение моря – 4 балла, видимость 2-3 кбт. «Щ-403» шла ходом 7 узлов. Командир субмарины и комиссар отдыхали в 6-м отсеке, вахтенным офицером на мостике стоял минер лейтенант Шилинский, вместе с ним верхнюю вахту несли сигнальщик и боцман, остальные офицеры находились в центральном посту. В 00.20 «Щ-403» внезапно обнаружила на курсовом углу 100° правого борта на расстоянии 2-3 кбт два сторожевика противника, следующих в кильватер параллельным курсом с подлодкой. Как оказалось, это были минный заградитель «Brummer» (бывший норвежский «Olaf Tryggvason») и тральщик «М-1503». Противники обнаружили друг друга одновременно. Вахтенный офицер субмарины дал команду «Право на борт», тут же исправленную «Лево на борт», а затем «Командира наверх» и «Стоп зарядка». В это время «Brummer» повернул на подлодку, намереваясь ее таранить. Успевший подняться на мостик субмарины штурман дал команду «Торпедные аппараты – товсь» и «Пли!», которые были приняты в центральном посту, но не дошли до 7-го отсека, поэтому торпедного залпа не последовало. «Щ-403» катилась влево, оставив «Brummer» за кормой. Минный заградитель открыл пулеметный огонь по рубке подлодки, пытаясь выйти на таран по встречной циркуляции с правого борта. Одновременно с этим, тральщик, шедший справа от подлодки, открыл огонь из 20-мм орудий.

Тем временем, командир «Щ-403» уже появился на мостике. Быстро оценив ситуацию, он успел объявить аварийную тревогу и остановил дизели, как тут же упал тяжело раненый. Получили легкие ранения штурман и боцман. Поняв, что теперь он старший на мостике, штурман скомандовал: «Все вниз! Погружение!». Вахтенный офицер, сигнальщик, раненный боцман и появившийся на мостике вслед за командиром военком тут же спустились вниз.

Корабли противника продолжали вести огонь. Попаданием одного из снарядов в район третьего отсека в прочном корпусе подлодки на уровне ватерлинии образовалась пробоина диаметром порядка 20 мм, которую, так как деревянный клин сломался, быстро заделали зимней шапкой. Чтобы предотвратить поступление воды в отсек, туда подали воздух высокого давления, но он с сильным шумом стравливался в центральный пост через незадраенную переговорную трубу.

К этому времени находившийся в центральном посту механик подлодки, правильно оценив ситуацию, подготовил субмарину к срочному погружению, дав команду заполнить центральную цистерну и цистерну срочного погружения, но кингстоны цистерн главного балласта оставались закрытыми. В итоге, когда поступила команда открыть их, в 3-м отсеке этого не сделали, так как личный состав занимался заделкой пробоины и из-за сильного шума уходящего воздуха просто не услышал ее. Цистерна № 2 оставалась незаполненной, пока работы по борьбе за живучесть корабля не были завершены, и воздух высокого давления перестал поступать в отсек.

После того как штурман спустился в центральный пост, верхний рубочный люк был задраен. Клапана вентиляции цистерн главного балласта были открыты, и субмарина пошла на погружение. Тяжело раненый командир «Щ-403» остался лежать у носовой переборки под крышей ходовой рубки мостика. Впрочем, спасать его не было времени, субмарина и без того излишне долго находилась над водой. Спустя минуту после погружения, когда глубиномер подлодки в центральном посту показывал 8 м, ее потряс сильный удар. Тральщик «М-1503» все же сумел таранить ее.

Результатом скоротечного 4-х минутного боя, кроме пробоины в третьем отсеке, субмарина получила множественные пулевые и осколочные повреждения в легком корпусе, надстройке и ограждении рубки, а в результате таранного удара – перекошенное влево ограждение рубки, сорванную тумбу зенитного перископа с выводом его из строя. Командир «Щ-403» попал в плен; немцы подняли его из воды после погружения субмарины. Уже на борту «Brummer», после оказания Коваленко медицинской помощи, он был допрошен.

Оставшуюся без командира подлодку привел в базу старпом старший лейтенант П.В. Шипин, днем 21 февраля «Щ-403» прибыла в Полярное. Субмарина встала на аварийный ремонт, который продлился до середины мая. В Мурманске она прошла докование, попутно на подлодке заменили аккумуляторную батарею, которая эксплуатировалась с июля 1939 года. Кроме того, «Щ-403» первой из советских подлодок получила ленд-лизовский гидролокатор «ASDIC» (советское обозначение «Дракон-129»).

28 марта командиром корабля назначен старпом ПЛ «К-3» капитан-лейтенант (впоследствии капитан 3 ранга) Шуйский Константин Матвеевич. Еще до войны он получил длительный тюремный срок за аварию и гибель своей «Щ-424», но в декабре 1941 года был вновь восстановлен в кадрах РККФ.

Утром 3 июня «Щ-403» вышла для действий на позиции № 6 в Варангер-фьорде. Первый по-настоящему боевой поход Шуйского как командира подлодки, обеспечивал командир 3-го дивизиона капитан 2 ранга И.А. Колышкина.

Уже вечером 3 июня южнее мыса Кибергнес «Щ-403», маневрируя на перископной глубине, обнаружила и атаковала четырьмя торпедами транспорт водоизмещением в 7000 тонн, шедший в сопровождении пяти кораблей. Пуск торпед производился с дистанции 13 кбт, и вскоре на подлодке зафиксировали два взрыва, которые на субмарине посчитали за признак поражения цели. Корабли эскорта в ответ сбросили на безопасном удалении от «Щ-403» 19 глубинных бомб. Это помешало субмарине пронаблюдать за результатом атаки сразу после пуска торпед, но спустя час, при осмотре горизонта на подлодке обнаружили отсутствие атакованного судна в ордере конвоя. Этот факт укрепил мнение подводников, что торпеды нашли свою цель, но на самом деле, конвой, включавший немецкий транспорт «Petropolis» (4845 брт) и норвежский пароход «Stanja» (1845 брт) прибыл к месту назначения без потерь. Вторая атака была проведена утром 11 июня юго-западнее мыса Кибергнес. С дистанции 6 кбт субмарина четырьмя торпедами пыталась отправить на дно пароход «Monsun» (6950 брт), но, несмотря на то, что подводники зафиксировали два взрыва, все торпеды прошли мимо цели; немцы даже не заметили атаки подлодки. Так или иначе, по возвращении субмарины в базу ей было засчитано одно уничтоженное и одно поврежденное вражеское судно.

К утру 11 июня «Щ-403» вернулась в Полярное, но пробыла там всего две недели. Едва успев отдохнуть и пополнить запасы, экипаж снова вывел подлодку в море. На этот раз задачей субмарины было прикрытие судов печально известного каравана «PQ-17». Вечером 25 июня «Щ-403» вышла в район позиции № 12в в 90 милях севернее мыса Нордкап. За время патрулирования встреч с кораблями противника не было. Зато немецкая авиация действовала активно. Подводной лодке 17 раз приходилось уклоняться погружением от вражеских самолетов. Уже на переходе в базу утром 7 июля «Щ-403» была обнаружена и атакована немецкой субмариной «U-657». От четырех торпед, выпущенных U-ботом, советская субмарина уклонилась. После атаки немецкая подлодка всплыла и скрылась в надводном положении, но, спустя два часа, она сама стала объектом охоты «Щ-403». К счастью для немецкой подлодки, она вовремя погрузилась, и атака советской субмарины сорвалась.

Следующий боевой поход на позицию № 6 в Варангер-фьорде «Щ-403» провела в первой половине августа. Вечером 8-го субмарина обнаружила крупный транспорт под охраной двух кораблей. По судну было выпущено четыре торпеды, и вскоре зафиксирован один взрыв. После залпа, так как на двух аппаратах не работала система беспузырной стрельбы, подлодку не удалось удержать на заданной глубине, и она подвсплыла на 3 м. Сопровождавшие германский пароход «Thorland» (5208 брт) сторожевые корабли «V-5909», «V-5902» и «V-5904» контратаковали субмарину, сбросив 8 глубинных бомб, что помешало подводникам пронаблюдать за результатом своей атаки и убедиться, что цель невредима.

Встреча подлодки с немецким конвоем утром 11 августа чуть было не поставила точку в карьере «Щ-403». Субмарина обнаружила пару транспортов, шедших в Варангер-фьорд. Пока подлодка маневрировала для выхода в атаку, внимание командира субмарины сосредоточилось на цели – крупном транспорте водоизмещением в 10000 тонн, поэтому наблюдение за сопровождавшими суда сторожевиками не велось. На подлодке не знали ни их тип, ни количество. Пуск четырех торпед был проведен с дистанции 13-14 кбт, но пронаблюдать за результатом атаки подводникам не дали корабли сопровождения. Спустя 110 секунд после залпа на «Щ-403» зафиксировали 3 взрыва, транспорт посчитали потопленным. Немцы наблюдали прохождение трех торпед, одна из которых прошла вблизи противолодочного корабля «Uj-1108». Пароходы «Santos» (5943 брт) и «Rauenthaler» (3727 брт) продолжили свой путь. Сопровождавшие конвой сторожевики «Uj-1101», «Uj-1104» и «Uj-1108» почти три часа преследовали подлодку, сбросив в общей сложности 110 глубинных бомб, взрывы которых, к счастью, не нанесли подлодке серьезных повреждений, выведя из строя только ряд электроизмерительных приборов. Спустя шесть часов после проведения атаки «Щ-403» всплыла и направилась в базу. Утром 12 августа субмарина прибыла в Полярное, где до конца месяца провела навигационный ремонт и докование.

Во второй половине сентября «Щ-403» действовала в районе севернее мыса Нордкап (позиция № 14) с задачей прикрытия союзного конвоя «PQ-18». В районе позиции подлодка встреч с противником не имела, зато при переходе в назначенный район вечером 12 сентября она подверглась атаке германской субмарины «U-251», которая выпустила по советской подлодке три торпеды. Благодаря тому, что они были вовремя замечены, так как шли по поверхности воды, «Щ-403» успела уклониться от них. Две торпеды прошли по носу «Щ-403» в 150 и 20 м, еще одна в 30 м по корме.

Следующий боевой поход субмарины снова проходил в знакомом ей по предыдущим патрулированиям районе позиции № 6 в Варангер-фьорде во второй половине октября – начале ноября 1942 года. Утром 28 октября подлодка обнаружила группу боевых кораблей противника. «Щ-403», переведя корабли за корму, двумя торпедами с дистанции 11-12 кбт произвела залп по одному из них. Через 106 секунд после пуска торпед на подлодке услышали отчетливый взрыв, посчитав, что потоплен немецкий тральщик. Противник не отметил этой атаки, вероятно, торпеды были выпущены по одной из единиц конвоя в составе транспорта «Glattesee», танкера «Vera B» (440 брт) в сопровождении сторожевых кораблей «V-5906» и «V-6111». Вторая попытка атаки по одному из кораблей «группы тральщиков» была проведена днем 2 ноября, но вовремя обнаруживший подлодку охотник «Uj-1112» сумел предотвратить пуск торпед. Противолодочный корабль сбросил всего две глубинные бомбы, но достаточно точно. На подлодке открылись клапана центральной балластной цистерны, были подорваны несколько кингстонов забортной арматуры, погасла часть освещения.

«Щ-403» находилась на позиции еще три дня. За это время субмарина дважды (днем 3 и утром 4 ноября) имела встречи с кораблями противника, но из-за плохой видимости или большого курсового угла не атаковала их. Утром 7 ноября подлодка прибыла в Полярное.

Кампанию 1942 года «Щ-403» завершила патрулированием района Варангер-фьорда. Днем 14 декабря юго-западнее мыса Скальнес в районе острова Лилле-Эккере подлодка обнаружила большой конвой, он включал в себя пароходы «Dessau» (5933 брт), «Weilheim» (5455 брт), «Posridon» (3910 брт) и «Utviken» (3502 брт). Из его состава торпедной атаке подвергся концевой транспорт, по оценке подводников, в 7000 тонн. Через минуту после залпа на субмарине зафиксировали два взрыва. Причем последний был такой силы, что подлодка сама ощутила сильный толчок, торпеды взорвались, не дойдя до цели, в непосредственной близости от субмарины, а сама подлодка подверглась такой же безуспешной атаке сопровождавших конвой сторожевиков «V-6109» и «V-6112», которые сбросили на безопасном удалении от субмарины 6 глубинных бомб.

Вернувшись в Полярное днем 19 декабря, и отметив там новый, 1943 год, «Щ-403» в начале января встала на текущий ремонт, который продлился до середины апреля. В ходе него на подлодке был установлен стабилизатор глубины «Спрут». Вступив в строй «Щ-403» в первой половине мая провела патруль в районе Тана-фьорда (позиция № 4). 7 мая подлодка получила приказ провести поиск экипажа торпедоносца «Hampden» из состава 24-го минно-торпедного полка 5-й авиабригады ВВС СФ, который был сбит противником при атаке на конвой у мыса Маккаур. Район был обследован, но безрезультатно; летчики погибли. Подлодка продолжила патрулирование, но к утру 12 мая была вынуждена досрочно вернуться в базу; в топливных цистернах была обнаружена вода.

Еще один выход к Тана-фьорду «Щ-403» провела в конце мая – начала июня, но, как и предыдущий боевой поход, он прошел безрезультатно. Противник был встречен лишь однажды, когда утром 7 июня субмарина обнаружила одиночное судно (тральщик или рыболовный траулер), но из-за большого курсового угла не атаковала.

Зато июльский выход в район Конгс-фьорда (позиция № 3) был отмечен сразу двумя торпедными атаками. Вечером 17 июля «Щ-403» встретила пару тральщиков, на деле являвшихся внешним охранением достаточно крупного (4 транспорта, 1 танкер) конвоя, суда которого подлодкой не были обнаружены. По одному из кораблей было выпущено три торпеды (две из них были с неконтактным взрывателем), но самолет, круживший над конвоем, обнаружил торпедные следы и сбросил по одному из них две глубинных бомбы. Торпеда взорвалась, сбив с курса остальные. На подлодке эти взрывы отнесли за факт попадания в цель.

Вторая атака «Щ-403» была проведена во второй половине дня 20 июля, когда подлодка с дистанции 9 кбт выпустила четыре торпеды по крупному судну в 6000 тонн. Так как цель сопровождалась сторожевыми кораблями, подлодка не наблюдала за результатом атаки, но через две минуты в концевых отсеках субмарины зафиксировали два взрыва. Немцы наблюдали прохождение четырех торпед, одна из которых взорвалась при ударе о скалы.

«Щ-403» прибыла в базу 23 июля, накануне выхода Указа Президиума Верховного Совета СССР о награждении корабля орденом Красного Знамени «за образцовое выполнения боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленное при этом доблесть и мужество». В этот же день стала краснознаменной и бригада подводных лодок Северного флота.

В свой последний поход «Щ-403» вышла вечером 2 октября. Подлодка должна была действовать в районе мыс Сейбунес – мыс Омганг (между Тана и Конгс-фьордами, позиция № 5), но пропала без вести, ни разу не выйдя на связь. Вероятно, субмарина погибла на одной из мин линий «Koffer Gepackt» или «Konrad Begrusst» заграждения «NW-30», выставленных минным заградителем «Roland» 28 июня и 3 августа 1943 года».

Подводная лодка К-1. Погибший экипаж — 72 человека. И.о. командира — капитан 1-го ранга, командир 1-го дивизиона подводных лодок Хомяков Михаил Фёдорович.

Карабанов А.С.

Карабанов Александр Сергеевич. 1919 года рождения. Место рождения — село Крутец, Бутурлинский район, Нижегородская область. Образование средне-техническое. Призван в ВМФ Автозаводским РВК, г. Горький в 1939. Матрос (краснофлотец). Моторист. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ К-1. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 18 (11).10.1943. Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Отечественной войны 1-й степени».

Мать — Карабанова Мария Акимовна.

Каратаев И.Е.

Каратаев Иван Евгеньевич. 1918 года рождения. Место рождения — село Пильна, Пильненский район, Нижегородская область. Образование 6 классов. Призван в ВМФ Мариупольским ГВК, Украинская ССР в 1939 (или в 1938). Матрос (краснофлотец). Рулевой. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ К-1. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 18 (11).10.1943. Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Отечественной войны 1-й степени».

Отец — Каратаев Евгений Иванович.

Ситов В.А.

Ситов Виктор Алексеевич. 1918 года рождения. Место рождения — г. Балахна, Нижегородская область. Образование 4 класса. Призван в ВМФ Балахнинским РВК, Горьковская область в 1940. Матрос (краснофлотец). Комендор. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ К-1. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 18 (11).10.1943. Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Отечественной войны 2-й степени».

Отец — Ситов Алексей Фёдорович. Мать — Ситова Людмила Викторовна.

История ПЛ К-1.

«Головной корабль XIV серии. Подводная лодка заложена 27 декабря 1936 года под стапельным номером 451 на заводе № 194 в Ленинграде. 28 апреля 1938 года субмарина спущена на воду. Первым командиром «К-1» стал капитан 2 ранга Рейснер Лев Михайлович, но в августе 1937 года в ходе чисток он был уволен с флота. 16 декабря 1939 «К-1» под командованием капитана 3 ранга Чекина Константина Алексеевича вступила в строй и 26 мая 1940 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. Летом 1940 года подлодка по Беломоро-Балтийскому каналу перешла на Север. 6 августа 1940 года «К-1» пополнила в состав Северного флота, войдя в состав 1-го дивизиона бригады ПЛ СФ.

За неделю до начала войны «К-1» наконец-то завершила гарантийный ремонт с установкой новой аккумуляторной батареи. Сильно затянувшиеся ремонтные работы не позволили экипажу субмарины отработать курс задач боевой подготовки, к тому же, К.А. Чекин, имевший лишь короткий опыт командования «малюткой», не подходил на роль командира большой подлодки военного времени. Он был заменен опытным, по мнению командования, капитаном 3 ранга Иваном Александровичем Смирновым, но он, еще не успев официально вступить во временное исполнение обязанностей командира, при налете авиации противника 29 июня (в ходне него три члена экипажа подлодки получили ранения) проявил излишнюю нервозность. Стало ясно, что на роль командира «К-1» он так же не подходит. Кадровый голод решил начальник штаба бригады ПЛ капитан 3 ранга (впоследствии капитан 2 ранга) Августинович Михаил Петрович, который несмотря на понижение в должности на две ступени добровольно вызвался командовать кораблем; 15 июля он принял лодку. Днем 19 июля во время стоянки в губе Оленья «К-1» подверглась новому налету вражеской авиации. Сброшенные противником 16 бомб разорвались в 20-70 м от борта подлодки, в результате чего в балластной цистерне № 6 образовалась трещина.

Несмотря на полученные повреждения и недостаточную подготовку личного состава, «К-1» уже вечером 1 августа вышла в свой первый боевой поход. Он проходил у западного побережья Новой Земли. Задачей патруля, кроме отработки экипажа, стала зашита района от возможных набегов немецких эсминцев, которые к тому времени уже провели два рейда у советских берегов.

Утром 4 августа у входа в пролив Карские ворота подлодка обнаружила два рыболовных траулера, которые являлись мобилизованными тральщиками Беломорской военной флотилии. Субмарина не сумела ни правильно опознать их, ни атаковать цели, так как подлодка находилась за кормой тральщиков. Всплыв, она попыталась догнать корабли, подняв сигнал «Застопорить машины!», но они, обнаружив неизвестную субмарину, предпочли уйти. Их остановил только огонь из 45-мм орудия подлодки. После разборов «свой-чужой» тральщики были отпущены. Факт того, что о присутствии своей подводной лодки в данном районе не имели понятия не только корабли, но и самолеты, подтвердился через несколько часов, кода «К-1», несмотря на подаваемые правильные опознавательные, была обстреляна из пулеметов пролетающим гидросамолетом. К счастью, пилот, круживший над подлодкой 35 минут, так и не добился попаданий. «К-1» перешла к проливу Маточкин Шар, где утром 9 августа при срочном погружении на подлодке отказали кормовые горизонтальные рули. Принятые меры для удержании корабля на заданной глубине ни к чему не привели, в результате субмарина дифферентом 32? на нос на полной скорости врезалась в грунт на глубине 60 м. Как только были остановлены электродвигатели, корабль начал быстро всплывать с выравнивающимся дифферентом. В результате удара оказались поврежденными носовые волнорезы и тяга торпедных аппаратов, что делало дальнейшее пребывание подлодки на позиции бессмысленным. Кроме того, на субмарине из всех баков батареи был пролит электролит, а четыре элемента были разбиты. Вечером 11 августа «К-1» начала возвращение в базу. Днем 13-го она прибыла в Полярное, где встала на ремонт, который продлился 8 суток. Причиной аварии стал отставший лист обшивки левого пера рулей, который уперся в корпус подлодки. Все это произошло, как отмечено в приказе Командующего СФ, «из-за плохой организации службы, низкого состояния дисциплины и самоуспокоенности в работе».

Следующий боевой поход «К-1» проходил в пределах позиции № 1, которая была самой западной позицией советских подлодок Северного флота в годы войны, она была нарезана между Будё и Вест-фьордом. На исходе 28 августа «К-1» покинула базу, а к утру 1 сентября прибыла в район действий, которые осложняли сложные погодные условия (из 19 суток нахождения на позиции 13 из них составляли время туманов и штормов). Отсутствие на подлодке детальных карт закрытого шхерного района с внутренними фарватерами серьезно стесняли ее действия. Уже на подходе к Будё «К-1» имела встречи с кораблями и судами противника, но из-за сложной навигационной обстановки каждый раз отказывалась от атаки. По этой же причине днем 3 сентября субмарина не стала тратить торпеды на госпитальное судно «Берлин» (после войны печально известный «Адмирал Нахимов»). В первые дни патрулирования на «К-1» ударами штормовых волн сорвало десяток листов обшивки, вышла из строя муфта переключения привода носовых горизонтальных рулей, они не действовали до конца похода. В дальнейшем подлодка получила дополнительные штормовые повреждения, а 6 сентября при погружении она снова ударилась о грунт. В результате нарушилась герметичность топливно-балластной цистерны № 3.

Днем 10 сентября подводная лодка обследовала рейд Салт-фьорда и внешний рейд Будё, но кораблей и судов противника там не оказалось, зато сама субмарина была обнаружена вражеским самолетом, от которого пришлось уходить на глубину. На следующий день «К-1» из-за сложной навигационной обстановки не стала атаковать конвой из трех транспортов в охранении двух сторожевых кораблей, шедших в Будё, ограничившись лишь наблюдением за ними.

На исходе 20 сентября «К-1» направилась к родным берегам, прибыв в Полярное днем 25-го. 10 октября во время стоянки в базе «вследствие беспечного и безответственного отношения к своим обязанностям отдельных командиров» на подлодке был произведен выстрел торпедой при закрытой передней крышке торпедного аппарата. К счастью, выпущенная торпеда застряла между сваями в пирсе и дальше не пошла. Получили повреждения как сам снаряд, так и торпедный аппарат, который был временно выведен из строя.

В следующий боевой поход «К-1» вышла, имея задачу произвести постановку минного поля. К началу войны Северный флот располагал для «катюш» лишь шестью практическими и 16 боевыми минами типа «ЭП», причем, у последних, состояние гидростатических коробок и пороховых замедлителей исключало их боевое использование, но к концу лета – началу осени их запас существенно пополнился. «К-1» стала второй подлодкой на Севере, выставившей мины у вражеского побережья (первой стала «К-2»). Вечером 21 октября субмарина направилась в район Хаммерфест – мыс Нордкап (позиции № 2а и № 3). Прибывшая в район действий подлодка, находясь у северного входа в Порсангер-фьорд, попала в шторм, силой 8-9 баллов. Размахи качки корабля иногда превышали 50°, в результате чего 25 октября из части баков батарей неоднократно выливался электролит, что привело к серии коротких замыканий. В IV отсеке от ударов волн лопнули швы внутренних топливных цистерн № 1 и 2; соляр слоем в 30-40 см залил артиллерийский погреб и 2-ю аккумуляторную яму. С верхней палубы подлодки были сметены шесть листов обшивки верхней палубы мостика и повреждены волнорезные щитки торпедных аппаратов № 7, 9, и 10.

После того как шторм утих, и штурман смог определиться, днем 28 октября «К-1» начала ставить между точками 70.55 с.ш./ 25.45,4 в.д. и 70.56 с.ш./25.44,8 в.д. мины заграждения № 18, но после установки пятого снаряда, оборвался трос подающей тележки минно-сбрасывающего устройства левого борта. В итоге, две мины застряли в сбрасывающих люках, и постановку пришлось прервать. Вскоре подлодке удалось избавиться от застрявших мин. Они вывалились самостоятельно: первая через час, а вторая спустя пять с половиной часов.

Отойдя на позицию № 2а, подлодка приступила к устранению неисправностей. После вскрытия минно-балластной цистерны выяснилось, что большинство мин во время шторма соскочили с рельсов и развернулись. За шесть с половиной часов силами личного состава БЧ-3 мины правого борта удалось привести в порядок и поставить обратно на рельсы, а левого борта разоружить и закрепить тросами. Люди сильно рисковали; при срочном погружении подлодки, все они, задраенные в минно-балластной цистерне, погибли бы.

Днем 29 октября минная постановка была продолжена. В проливе Брей-сунд «К-1» выставила еще две банки из восьми оставшихся мин правого борта. Заграждение № 19, состоящее из 5 мин прошло в штатном режиме, а из трех оставшихся мин заграждения № 20, последняя снова застряла в люке, и была обнаружена только при возвращении подлодки в базу.

Выполнив задание, субмарина осталась пронаблюдать за результатом минной постановки. Вечером 29 октября в стороне минного поля с «К-1» зафиксировали взрыв, а затем в течение двух с половиной часов наблюдалось сильное пламя. Командование посчитало, что на данных минах противник потеряли танкер в 5000 тонн. Немцы не подтверждают гибель судна, но все равно «гостинцы» подлодки нанесли врагу урон. Сработали та пятерка мин, которая была выставлена первоначально в проливе Магере-сунд. 8 ноября 1941 года на них подорвался и затонул пароход «Flottbeck» (1930 брт), шедший в Киркенес с военным грузом. Вместе с судном погибло 13 человек.

«К-1» оставалась в районе действий до вечера 5 ноября. Утром 30 октября субмарина подверглась атаке немецкого самолета, который оставил на ограждении рубки подлодки несколько своих «автографов» в виде пулевых пробоин. Утром 7 ноября корабль прибыл в Полярное, где до конца месяца проходил докование.

В четвертый боевой поход «К-1» вышла вечером 14 декабря. Подлодке предстояло действовать на позиции № 2 между Тормсё и Хаммерфестом. В ночь на 17 декабря подлодка в видимости береговых постов противника и при наличии в море норвежских рыболовецких мотоботов дерзко проникла в Ульфс-фьорд, где в проливе Ванн-зунд из надводного положения скрытно выставила две банки мин заграждения № 31 (четыре мины между островами Ваннё и Карлсё, еще три между Карлсё и Рейнё). Еще одна банка из пяти мин (заграждение № 32) была выставлена утром 17 декабря южнее острова Рейнё, при входе в пролив Грент-зунд, после чего подлодка встала в тени под скалой у берега и приступила к зарядке батарей. Днем 17 декабря «К-1» выставила 8 оставшихся мин в Люнген-фьорде (заграждения № 33 и № 34). На этот раз минная постановка проходила под перископом.

Субмарина оставалась на прибрежном фарватере до утра 18 декабря, когда в условиях плохой видимости обнаружила шедший навстречу буксир, на деле оказавшимся противолодочным кораблем «Uj-1214». «К-1» попыталась выйти в атаку, на, как показалось подводникам, судно, шедшее за «буксиром», но была обнаружена противником. Поравнявшись с подлодкой, охотник открыл огонь, а затем, когда корабли разошлись, описал циркуляцию, намереваясь таранить подлодку. К счастью, немец, посчитав, что столкновение не только уничтожит врага, но и погубит его корабль, еще недавно бывший китобоем, вовремя отвернул. Охотник стал описывать круги у подлодки, пока она не погрузилась. За время боя, который продолжался около двух минут, немцы израсходовали 180 снарядов к 20-мм орудию, но не добились ни одного попадания в цель. Немецкие гидроакустики, так же как и артиллеристы, не оказались на высоте; контакт с подлодкой они наладить не сумели. Через несколько часов в район боя прибыли тральщики, которые профилактическим бомбометанием сумели вытеснить «К-1» в море, где она снова попала в шторм, который длился неделю. На подлодке появились трещины в топливных цистернах, в результате чего в аккумуляторные ямы № 1 и № 2 начал поступать соляр, из аккумуляторов снова выплеснулся электролит, возникли различные мелкие поломки и замыкания.

Несмотря на это, новая попытка подводной лодки проникнуть в шхерный район увенчалась торпедной атакой. Днем 28 декабря «К-1» выпустила две торпеды по сопровождаемому сторожевиком и самолетом транспорту в 4000 тонн. Атака была произведена с дистанции 10-11 кбт, а через две минуты на подлодке отметили сильный взрыв. Противник не заметил нападения подлодки. Вероятно, торпеды были выпущены по паре противолодочных кораблей в составе охотника «Uj-1416» и судна-ловушки «Shiff-31».
Новый, 1942 год «К-1» встретила в море. В Полярный корабль прибыл только к вечеру 5 января. Несмотря на то, что подлодка не добилась успеха с помощью торпедного оружия, четвертый боевой поход «К-1» снова дал результат: вечером 26 декабря на мине заграждения № 32, которое субмарина выставила утром 17 декабря, подорвался и погиб норвежский пароход «Kong Ring» (1994 брт). Его судьбу разделили большинство из находившихся на борту судна отпускников – военнослужащих Вермахта. Из 269 солдат удалось спасти лишь 12.

После навигационного ремонта, в ходе которого 14 января на подлодке в результате попадания искры на бирки, надетые на концы проводников, произошел пожар радиопередающей аппаратуры, субмарина снова была готова к действиям.

Вечером 30 января «К-1» вышла в район позиции № 4 с задачей установки минного поля в глубине Тана-фьорда. Две недели из-за густого тумана подлодка не могла подойти к месту постановки. Наконец, не желая возвращаться в базу с полным минным магазином, подводники «вслепую» проникли в Тана-фьорд, где подлодка сумела определиться по береговым ориентирам. Днем 15 февраля «К-1» выставила минное заграждение № 38. Все мины правого борта вышли в штатном режиме, но четвертая мина левого из-за неправильной формы якоря (который, вероятно, оказался нештатным или с заводским браком), застряла в люке, преградив путь шести остальным. Постановку пришлось прервать, днем 19 февраля подлодка прибыла в базу с частью невыставленных мин левого борта. Данная постановка «К-1» успеха не имела, данных противника, об обнаружении заграждения так же нет.

В шестом боевом походе подводной лодке, кроме стандартных боевых задач, таких как «ведение неограниченной подводной войны и проведение минной установки согласно указаниям командования» предстояло высадить на побережье противника разведгруппу из трех норвежцев. На исходе 1 апреля «К-1» вышла в район позиции № 2 в так называемом Лоппском море. Прибыв в район действий к утру 3 апреля, подлодка из-за сплошной облачности и плохой видимости не сумела сразу доставить разведчиков на берег, зато вечером 6 апреля сумела выставить мины прямо за кормой немецких тральщиков. Две банки заграждения № 39, каждая из 5 мин были установлены в западной части Квенанген-фьорда: при входе в пролив Маур-зунд между островом Кёген и материком, и восточнее острова Лёке. Постановка была прервана по причине заклинивания мины в люке минного устройства левого борта, но этого было достаточно. Днем 8 апреля у острова Лёке подорвался и затонул германский пароход «Kurzsee» (754 брт) с грузом продовольствия. Немцы провели траление опасного района, но, как видно, не особенно тщательно. Мины ждали своего часа, пока 17 февраля 1943 года в проливе Маур-сунд на них не наткнулся крупный транспорт «Moltkefels» (7863 брт). К счастью, судно сумело удержаться на воде; в его трюмах находились советские военнопленные.

К утру 7 апреля «К-1» получила возможность продолжить минную постановку, так как застрявшая мина самостоятельно выпала из люка. Днем девять оставшихся «гостинцев» были установлены южнее острова Лоппакальвен. Это заграждение так же дало результат; утром 23 мая здесь подорвался транспорт «Asuncion» (4626 брт) с грузом продовольствия. Судно продержалось на воде 4 часа, но спасти его немцам не удалось, и оно затонуло.

Ставя мины, сама подлодка действовала в миноопасном районе, где противник, прикрывая свои шхерные фарватеры, выставил мины. Поэтому в районах предполагаемых минных полей противника «К-1» двигалась на предельных глубинах. Уже по прибытии в базу обнаружилось, что подлодка привезла с собой 15-метровый отрезок минрепа, намотавшийся на правый винт при форсировании одной из линий немецких минных заграждений.

В ранние часы 10 апреля на острове Серей «К-1» высадила разведгруппу, после чего получила приказ переместиться в северную часть позиции для прикрытия союзных конвоев «QP-10» и «PQ-14», где снова попала в шторм. 15 апреля ударами волн на подлодке поврежден нактоуз магнитного компаса, заклинено кормовое 100-мм орудие. Подлодка оставалась на позиции до утра 21 апреля, вечером следующего дня она прибыла в Полярное.

Во второй половине мая «К-1» действовала только в торпедном варианте в районе северо-западнее Вардё (позиция № 5). Неудачи начались, едва субмарина прибыла в район действий. Днем 19 мая ее атаковал самолет, сбросивший бомбы в 10-35 м по носу подлодки. В дальнейшем «К-1» неоднократно подвергалась преследованиям и бомбежкам вражеской авиации и кораблей. Всего за время нахождения на позиции № 5 подводники насчитали 315 разрывов бомб, в том числе 72 на небольшом удалении от субмарины. Впрочем, немалая часть из них относились не на счет «К-1», а предназначались для подлодок находившихся на соседних позициях. Две попытки подводной лодки выйти в торпедные атаки сорвались; торпеды так и не были выпущены. Утром 28 мая «К-1» получила приказ занять район позиции № 12в в 90 милях севернее мыса Нордкап для прикрытия конвоя «PQ-16». Выполнив задачу, подлодка направилась в базу, и в первые часы 1 июня прибыла в Полярное.

Весь июнь и большую часть июля 1942 года подлодка провела в доке завода в Росте, проводя сначала текущий, а затем и аварийный ремонт, так как 2 июля она получила повреждения в результате немецкого авианалета. В результате близких разрывов трех бомб корпус субмарины имел 53 пробоины. Был выведен из строя командирский перископ и торпедный аппарат № 10.

Самоотверженным трудом рабочих завода и силами личного состава корабля подлодка была быстро введена в строй, и уже днем 2 августа вышла в район Порсангер-фьорда (позиция № 3) с задачей минной постановки, которую, после прибытия субмарины в район действий не могли провести из-за плохих погодных условий. Наконец, к вечеру 6 августа видимость улучшилась, и «К-1», определившись по береговым ориентирам, за 46 минут выставила три банки мин между полуостровом Порсангерхальвейя и островом Магерей. Две мины из традиционно барахлящего минного устройства левого борта подлодка так и не смогла выставить. Одна из них, застрявшая в люке, вывалилась позже при продувании главного балласта, другая была привезена в базу.

Несмотря на то, что контрольное траление этого места проводилось немцами неоднократно, на минах «К-1» утром 12 сентября подорвался и погиб германский транспорт «Robert Bornhofen» (6643 брт) с грузом угля для Киркенеса.

Выставив мины, подлодка осталась на позиции для действий в торпедном варианте. Вечером 11 августа «К-1» начала отход от берега для проведения зарядки аккумуляторов. При форсировании предполагаемого минного поля, над субмариной, шедшей на глубине 60 м, раздался взрыв. Сработала трубка «КА» одной из мин «UMB» немецкого заграждения «Карин». На корабле погас свет, отказали кормовые горизонтальные рули, в результате чего подлодка приобрела значительный дифферент на нос. Осмотревшись в отсеках, подводники обнаружили, что повреждения субмарины незначительны, кроме разбившихся лампочек и вышедших из строя ряда измерительных приборов, взрывом деформировало ввод радиоантенны, через который внутрь подлодки начала поступать вода. Позже обнаружилось, что взрывом заклинен зенитный перископ, он перестал выдвигаться из тумбы. После всплытия подводники нашли на палубе большое количество осколков. Они посекли ограждения рубки, и орудия, а верхняя палуба в результате взрыва получила прогибы в носовой части. Те повреждения, которые влияли на боеспособность корабля, были быстро исправлены. Подлодка была готова к дальнейшему патрулированию, но после доклада командира субмарины командование предпочло отозвать «К-1» в базу для уточнения обстановки в районе позиции.

Во второй половине августа подлодка провела аварийный ремонт, после чего в середине сентября выходила в район севернее Хаммерфеста (позиция № 2а) для прикрытия союзных конвоев «QP-13» и «PQ-18». Противник не был обнаружен. Вернувшись в Полярное, «К-1» с начала октября по середину ноября прошла навигационный ремонт, в ходе которого при пробных постановках мин наконец-то обнаружилась причина неисправности минного устройства левого борта. Оказалось, что из-за заводского брака кулачки вертикальных направляющих имели разную высоту. От этого мина в момент постановки закручивалась и падала в люк. Дефект был устранен, и дальнейшие минные постановки проходили в штатном режиме.

В десятом боевом походе «К-1» подтвердила свое первенство среди субмарин-минных заградителей как самый эффективный подводный постановщик мин РККФ. 18 ноября подлодка вышла в район Порсангер-фьорда (позиция № 3) для установки линии мин у Хоннингсвога (заграждение № 55). Пять банок мин были успешно поставлены вечером 19 ноября, после чего подлодка направилась в базу. Несмотря на то, что кроме «К-1» мины в этот период ставили «Л-22» (3 ноября 1942) и «Л-20» (27 ноября 1942), успех пришел только на долю подлодки Августиновича. Вечером 6 декабря на минах «К-1» подорвался и затонул сопровождавший конвой сторожевик «NM-21». При попытке спасти его пассажиров и экипаж нашел свой конец сторожевик «NM-01». На двух кораблях погибло 57 моряков и 8 отпускников-военнослужащих Вермахта.

После прибытия в Полярный подлодка снова вышла на минную постановку. 29 ноября «К-1» выставила севернее Хаммерфеста (позиция № 2а) еще одну партию мин. Несмотря на то, что на подходе к месту постановки подлодка неоднократно сталкивалась с различными сложностями, днем 1 декабря у остров Ингё «К-1» в результате несвязки коснулась грунта, а 2 и 3 декабря не смогла подойти к берегу из-за плохой видимости, днем 4 декабря 20 мин заграждения № 50 в северной части пролива Серё-сунд были установлены. В середине декабря «К-1» выставила южнее острова Рольвсё еще 20 мин тремя банками. Оба этих заграждения не имели успеха.

1 января 1943 года «К-1» встала на текущий ремонт с заменой аккумуляторной батареи, который продлился до конца апреля. За это время на корабле сменился командир. Вместо ушедшего в Отдел подводного плавания Штаба СФ Августиновича 21 марта командование подлодкой принял бывший командир «М-171» Герой Советского Союза капитан 3 ранга (впоследствии капитан 2 ранга) Стариков Валентин Георгиевич.

Традиционно для подплава РККФ, первый боевой поход с новым командиром завершился для «К-1» неудачно. Вечером 6 июня субмарина вышла для действий в районе севернее Хаммерфеста (позиция № 2а). Через несколько часов пребывания в назначенном районе на подлодке вышел из строя зенитный перископ. Его верхняя головка разбилась о погнутый во время шторма кронштейн топового огня. После того как шторм утих, подлодка направилась к месту предстоящей минной постановки, но утром 12 июня при отказе мотора управлении командирского перископа он упал в шахту с высоты 4 м. В результате стекло его нижней головки разбилось, а оптическая система была смещена. После того, как «К-1» лишилась «глаз», ей ничего не оставалось, как повернуть в базу. Утром 14 июня подлодка досрочно прибыла в Полярное.

Следующий патруль проходил в ожидании возможного выхода германской эскадры из Альтен-фьорда. С 29 июня по 4 июля «К-1» находилась севернее острова Сере, не приближаясь к берегу ближе 15 миль. Встреч с вражескими кораблями не было.

Вернувшись в базу, подлодка встала на усиленный навигационный ремонт, который осуществлялся силами личного состава корабля. К этому времени техническое состояние «К-1» было далеко не идеальным. Топливная цистерна подлодки пропускала соляр, многие приборы и механизмы требовали замены, но после осмотра и чистки в ходе регламентных работ они ставились на место из-за отсутствия ЗИПа.

Пока подлодка бездействовала, ее командир убыл в отпуск. Временно исполнять его обязанности 26 июля был назначен штурман «К-1» капитан-лейтенант Бабочкин, 1 сентября, с той же приставкой «и.о.» его сменил старпом старший лейтенант Журков.

Летом 1943 года обстановка в Карском море существенно осложнилась. После появления там немецких подлодок командование Северного флота серьезно опасалось, по опыту прошлого года, появления в этом районе крупных кораблей Кригсмарине. «К-1» срочно привели в боеготовое состояние, и, несмотря на отсутствие командира, которого заменил командир 1-го дивизиона капитан 1 ранга Хомяков Михаил Фёдорович, отправили в район к северной оконечности Новой Земли (мыс Желания). Подлодка покинула Полярное вечером 5 сентября. После 9 сентября на связь она не выходила и в базу не вернулась (приказ оставить позицию передан на подлодку 01.15 28 сентября). Ни один корабль или самолет противника не претендует на уничтожение «К-1». Вероятно, подлодка погибла на одной из плавающих мин сорванной с любого заграждения в акватории Баренцева моря или у побережья Норвегии. В качестве «минной» версии гибели «К-1» существует предположение, что подлодка погибла на одной из семи минных банок (96 мин), выставленных тяжелым крейсером «Admiral Hipper» у побережья Новой Земли в ходе проведения операции «Царица» 26 сентября 1943 года. Так же нельзя исключать возможность гибели субмарины в результате отказа техники или ошибки экипажа.

Так как срок автономности «К-1» истек 5 октября, возможно, в последний раз она наблюдалась 1 октября германской подводной лодкой «U-960» в районе мыса Желания».

Гвардейская Краснознамённая подводная лодка Д-3 «Красногвардеец». Погибший экипаж — 53 человека. Командир — гвардии капитан 3-го ранга Бибеев Михаил Алексеевич.

Копнин Н.М.

Копнин Николай Максимович. 1919 года рождения. Место рождения — дер. Вычурки, Больше-Маресьевский район, Нижегородская область. Образование класса. Призван в ВМФ РВК, Горьковская область в 1938. Гвардии лейтенант. Командир рулевой группы. Кандидат ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ Д3. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками не позднее 18.08.1942 (или 10.07.1942). Покоится — Тана-фьерд, район Северной Норвегии, Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Малов Н.Н.

Малов Николай Николаевич. 1920 года рождения. Место рождения — село Красное, Арзамасский район, Нижегородская область. Образование 7 классов. Призван в ВМФ Арзамасским РВК, Горьковская область в 1939. Гвардии матрос (гвардии краснофлотец). Рулевой. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Д-3. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками не позднее 18.08.1942 (или 10.07.1942). Покоится — Тана-фьерд, район Северной Норвегии, Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Красной Звезды».

Мать — Малова Екатерина Ивановна.

Рощин М.С.

Рощин Михаил Сергеевич. 1916 года рождения. Место рождения — г. Нижний Новгород. Образование 7 классов. Призван в ВМФ Сталинским РВК, г. Горький в 1938. Гвардии старшина 2-й статьи. Командир отделения трюмных мотористов. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Д-3. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками не позднее 18.08.1942 (или 10.07.1942). Покоится — Тана-фьерд, район Северной Норвегии, Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Красной Звезды».

Мать — Рощина М.Г.

Терехов С.Ф.

Терехов Степан Фёдорович. 1915 года рождения (3 сентября). Место рождения — село Сумароковской, Больше-Маресьевский район, Нижегородская область. Образование 4 класса. Призван в ВМФ Лукояновским РВК, Горьковская область в 1938. Гвардии старший матрос (гвардии старший краснофлотец). Старший моторист. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ Д-3. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками не позднее 18.08.1942 (или 10.06.1942). Покоится — Тана-фьерд, район Северной Норвегии, Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: медаль «За боевые заслуги».

Отец — Терехов Фёдор Михайлович.

История ПЛ Д-3 «Красногвардеец».

«Заложена 5 марта 1927 года на заводе № 189 (Балтийский завод) в Ленинграде под строительным номером 179. На церемонии закладки корабля присутствовал руководитель ленинградских коммунистов С. М. Киров.

12 июля 1929 года подводная лодка спущена на воду и 14 ноября 1931 вошла в состав Морских сил Балтийского моря. Стоимость постройки «Красногвардейца» составила 2 млн. 685 тыс. рублей в ценах 1926 – 1927 года.

Первым командиром подводной лодки назначен К.Н.Грибоедов.

Летом 1933 года лодка в составе ЭОН-2 по только что построенному Беломоро — Балтийскому каналу совершила переход с Балтики на Север, став ядром зарождающегося Северного флота. 21 сентября 1933 «Красногвардеец» вошел в состав Северной военной флотилии.

В сентябре 1934 года лодка получила литерно-цифровое обозначение «Д-3», но старое название продолжали употреблять как в повседневной жизни, так и в официальных документах.

В 1937 году «Д-3», совместно с «Д-2» совершила высокоширотное плавание до острова Медвежий и Шпицбергенской банки, пройдя в общей сложности 3.673 мили.

В феврале 1938 года подводная лодка участвовала в снятии полярной станции «СП-1» во главе с Д.И. Папаниным. «Красногвардеец» находился рядом с папанинской льдиной и обеспечивал связь между ледокольными судами и главной базой флота. Командовал субмариной старший лейтенант В.Н. Котельников, на её борту находились командир бригады ПЛ капитан 1 ранга Грибоедов, штурман бригады старший лейтенант Ф.В. Константинов и флагманский механик военинженер 3 ранга В.И. Рыбаков. В Гренландском море «Д-3» пересекла нулевой меридиан и первой из советских подводных лодок вышла в западное полушарие. 13 февраля 1938 года субмарина впервые в истории подводного плавания прошла под арктическим льдом, форсировав 5-кабельтовую ледовую перемычку, отделявшую её от чистой воды. В октябре 1938 года «Красногвардеец» перешел на Балтийский завод, где его ждал капремонт и модернизация. К апрелю 1940 года работы были закончены – на корабле изменены обводы легкого корпуса, конструкция ограждения рубки, заменено орудие главного калибра, установлены новые средства связи.

Начало Великой Отечественной войны «Д-3» встретила под командованием капитан-лейтенанта Константинова Филиппа Васильевича в составе 1-го дивизиона ПЛ СФ в губе Мотка по плану боевой подготовки.

Вечером 23 июня 1941 года «Д-3» вышла в район Порсангер-фьорда (позиция № 3). На борту лодки в качестве обеспечивающего в море вышел командир дивизиона капитан 3 ранга М.И. Гаджиев.

Во время похода «Красногвардеец» два раза обнаруживал перископы неприятельских подводных лодок, которых в этот момент на Севере еще не было. Десяток раз пришлось срочным погружением уклоняться от самолетов противника. Все время нахождения на позиции подводная лодка была в достаточном удалении от берега, когда пути маршрутов судов противника проходили в прибрежных водах. В итоге сигнальщики подводной лодки только однажды наблюдали на горизонте мачты, сблизиться с которыми не представлялось возможным. Вскоре подводная лодка была отозвана с позиции и вечером 4 июля ошвартовалась в Полярном.

Вечером 17 июля «Д-3» снова вышла в море. На этот раз на борту субмарины находился командир 3-го дивизиона ПЛ, в состав которого был переведен «Красногвардеец», капитан 3 ранга Колышкин Иван Александрович. Подводной лодке предстояло действовать в Лоппском море (позиция № 2). Все время нахождения в указанном районе «Красногвардеец» преследовала череда поломок. Образовавшийся нагар не давал клинкетам дизелей прочно перекрыть магистраль. В результате, за час движения в подводном положении подводная лодка приняла до тонны забортной воды, которой доверху наполнился трюм дизельного отсека. Воду откачали, клинкеты отремонтировали, как вышел из строя лаг, а затем воду начала пропускать верхняя головка командирского перископа. Утром 25 июля подводная лодка была отозвана в базу, где 28 июля встала на навигационный ремонт. Днем 12 августа когда «Д-3» стояла в бухте Оленья, она подверглась налету авиации противника. Ответным огнем из 45-мм орудия подводной лодки, которое возглавлял старшина 2 статьи А.П. Береговой, был сбит один из самолетов. В эти сутки 5-й воздушный флот потерял один Bf-110C из состава эскадры ZG76.

Утром 16 августа «Красногвардеец» вышел в третий боевой поход. Подводной лодке предстояло действовать в районе Вардё (позиция № 5). Вечером 19 августа «Д-3» обнаружила конвой противника в составе транспортов «Сивас» (3.832 брт), «Донау» (2.931 брт), «Ротенфельс» (7.854 брт), «Бармбек» (2.446 брт) и «Стамсунд» (864 брт) в охранении учебного корабля «Бремзе», эсминцев «Z-7» и «Z-20» и сторожевика «Готе». Готовя очередное наступление на Мурманск, противник перебрасывал части 6-й горнострелковой дивизии в Киркенес. Техническое состояние корабля было таково, что, несмотря на только что проведенный ремонт, при выходе в атаку подводная лодка с трудом удерживала глубину. Перед залпом горизонтальщик мичман С. Нещерет все же «утопил» перископ, и выстрел одиночной торпедой был сделан вслепую. Противник атаки не заметил, торпеда прошла мимо. 25 августа «Д-3» обнаружила конвой противника, но выйти в атаку не смогла, так как не успела лечь на боевой курс из-за временного выхода из строя вертикального руля. 7 сентября 1941 года лодка вернулась в базу.

Командование было недовольно действиями командира «Д-3», хотя многое зависело от технического состояния корабля, которое оставляло желать лучшего – кроме клинкетов дизелей воду пропускали гидрофоны старенькой шумопеленгаторной станции. Сама подлодка летом 1941 года должна была пройти гарантийный ремонт, который так и не был проведен.

Четвертый боевой поход «Д-3» обеспечивали командир дивизиона И.А. Колышкин и начальник политотдела бригады ПЛ полковой комиссар А.П. Байков. Вечером 22 сентября подводная лодка вышла в район Тана-фьорд – Бос-фьорд (позиция № 4). Во время этого патрулирования «Д-3» должна была опробовать новый метод торпедной стрельбы, когда атакующая подводная лодка выпускала не одну, а две – три торпеды, что давало наибольшую возможность поражения цели. Для стрельбы с «временным интервалом» комдив взял с собой комплект специальных таблиц. Первый контакт с противником состоялся утром 26 сентября в Конгс-фьорде. Подводная лодка выпустила две торпеды по одиночному судну, по оценке командира в 1500 – 2000 тонн. Через две минуты после того как торпеды покинули субмарину, на «Д-3» услышали сильный взрыв. Спустя семь минут подводники в перископ попытались увидеть результат атаки, но налетевшие снежные заряды не дали этого сделать. Немцы отрицают потерю какого-либо своего судна в районе действий «Красногвардейца» в это время. Вероятно, был атакован небольшой норвежский каботажный пароходик. Возможно, взрыв произошел при ударе торпеды о дно или прибрежную скалу. Тем не менее, на подводной лодке цель посчитали потопленной.

На следующий день в районе Гамвика подводная лодка обнаружила миноносец противника. (В это время здесь проходил конвой в составе госпитального судна «Берлин» в 15286 брт, много позже ставшего печально известным «Адмиралом Нахимовым», эсминцев «Z-16», «Z-20», тральщиков «М-18», «М-22» и «М-30»). Субмарина начала маневрирование для торпедной атаки, но в этот момент выяснилось, что открыть крышки кормовых торпедных аппаратов, которые были предназначены к выстрелу, невозможно – разъединились клапан и шток, соединяющий дифферентную цистерну и трубы торпедных аппаратов. Цель прошла мимо. Спустя несколько часов «Д-3» обнаружила одиночно идущее судно в 1500 – 2000 тонн, идентифицированное как танкер, так как его надстройка располагалась в корме. После пуска одной торпеды взрыва не было, но спустя три минуты в перископ наблюдалось погружение судна. Подняв перископ еще через пять минут, командир цель не наблюдал. Судно посчитали потопленным. Очевидно, и в этот раз был атакован норвежский каботажник, который за те пять минут сумел уйти за пределы видимости.

Днем 30 сентября севернее Омганга «Д-3» обнаружила два одиночных транспорта, расходящихся контркурсами. Над ними кружил самолет. Для атаки было выбрано судно водоизмещением 2000 – 3000 тонн, идущее в восточном направлении, по которому подводная лодка с дистанции 8-9 кбт выпустила три торпеды. По воспоминаниям командира «Красногвардейца» после того, как торпеды покинули субмарину, в центральном посту прорвало магистраль воздуха высокого давления. От пронзительного свиста больно резало в ушах, поэтому взрывов никто не слышал. Через пять минут после атаки в перископ наблюдался всего один транспорт, движущийся в западном направлении. Для подводников это явилось основанием записать на свой счет еще одну победу. Противник и эту атаку «Д-3» оставляет без комментариев.

Через несколько часов подводная лодка пыталась атаковать конвой, состоящий из транспортов «Браво I» (1585 брт), «Стелла» (479 брт) и танкера «Ойрланд» (869 брт) под охраной сторожевиков «Целле», «Готе» и охотников «Uj-1205», «Uj-1701». Выходя на боевой курс «Д-3», следуя под перископом, села на мель, хотя согласно карте, глубина в этом месте составляли 26 м. Аварийная субмарина находилась носом к берегу. По предложению находившегося на борту начальника политотдела «Д-3» всплыла в позиционное положение, развернулась и снова погрузилась. К счастью, подобный маневр остался незамеченным для противника, но момент для атаки был упущен.

Встреченный «Красногвардейцем» днем 1 октября конвой в составе госпитального судна «Штуттгарт» (13387 брт) под охраной эсминцев «Z-16», «Z-20» и тральщиков «М-18», «М-22», «М-30», «R-155», «R-162» без потерь прибыл в Киркенес. Подводная лодка посчитала себя обнаруженной одним из кораблей эскорта и атака сорвалась. Вскоре на субмарине оборвался трос командирского перископа. Он замер в крайнем верхнем положении, поэтому в случае торпедной атаки лодка наверняка бы была обнаружена. Среди начальства разгорелись споры. Командир хотел возвратиться в базу, комдива и начпо не устраивал этот вариант, они настаивали, чтобы корабль оставался на позиции. Спустя несколько суток силами экипажа был проведен комплекс трудоемких работ, трос был заменен швартовым концом, перископ был отремонтирован.

«Д-3» продолжила патрулирование и днем 11 октября севернее мыса Сейбунес обнаружила конвой в составе транспорта «Георг Л. М. Рюсс» (2980 брт), танкера «Германн Андерсен» (1171 брт) под охраной тральщиков «М-17» и «М-29». Подводная лодка выпустила три торпеды буквально вдогонку по судну, оцененному командиром в 5-6000 тонн. Через полторы-две минуты на субмарине услышали два взрыва и посчитали цель пораженной, но атакованный конвой без потерь прибыл в Киркенес.

13 октября в Тана-фьорде «Красногвардеец» попал в сеть, освободиться от которой смог только через час. 14 октября на «Д-3» вышел из строя шумопеленгатор – внутрь вибраторов попала вода. В этот же день из-за внезапного ухудшения видимости подводная лодка не смогла атаковать конвой, состоящий из теплоходов «Хармут» (2713 брт) и «Мар дель Плата» (7333 брт) под охраной эсминца «Z-20» и тральщиков «М-18», «М-22». В ночь на 16 октября «Д-3» была отозвана в базу и на следующий день прибыла в Полярное.

Подводной лодке было засчитано четыре победы. Общий тоннаж потопленных судов составлял 10 – 13 тысяч тонн. Несмотря на это, командование было крайне недовольно действиями командира «Красногвардейца». Согласно докладам обеспечивающих, в боевом походе командир «Д-3» проявил нерешительность, растерянность и нервозность. Они рекомендовали назначить на подводную лодку нового командира. В итоге, Константинов был снят с должности и направлен в составе военной миссии в Англию, а на его место назначен капитан-лейтенант (затем капитан 3 ранга) Бибеев Михаил Алексеевич.

В это время «Д-3» стояла в мурманском доке. Подводная лодка требовала серьезного ремонта. Выходивший в море на «Красногвардейце» командир дивизиона отметил в своем донесении, что на подводной лодке имеется постоянная течь клинкетов дизелей и пропуск воды в носовую дифферентную цистерну. Последний боевой поход субмарины сопровождали поломка командирского перископа, выход из строя лага, поломка клапана заполнения торпедных аппаратов, плохая работа радиопеленгатора и ненадежная работа эхолота. Выполнение поставленной задачи серьезно затрудняло отсутствие на подводной лодке акустики.

11 ноября «Д-3» завершила ремонтные работы и днем 22 ноября вышла в район мыса Нордкап (позиция № 3). В этом боевом походе на борту субмарины находились командир дивизиона Колышкин и заменивший помощника командира старшего лейтенанта П.Д. Соколова, получившего тяжелую травму (в ходе ремонтных работ при съеме командирского перископа ему оторвало два пальца на левой руке), дивизионный минер капитан-лейтенант А.М. Каутский. Вскоре после выхода в море подводники смогли оценить качество проведенного ремонта. Уже вечером 22 ноября вышли из строя носовые горизонтальные рули – сломался валик разобщения рулей от шпиля, затем оборвался проволочный подвес гирокомпаса. Если рули были введены в строй уже 24 ноября, то ремонт гирокомпаса в походных условиях был невозможен. Помня опыт своего предшественника, новый командир рискнул продолжить плавание по магнитному компасу. Утром 24 ноября «Д-3» заняла указанный район, имея невязку в 60 миль к западу. Наконец, подводная лодка прибыла к устью Порсангер-фьорда, где могла уточнить свое место по береговым ориентирам. Так как эхолот работал ненадежно, субмарина не могла проводить счисление по характеру изменения глубин, поэтому держалась в пределах видимости берега, в то же время не подходя к нему слишком близко.

Все же, «Красногвардеец» попытался проникнуть в Порсангер-фьорд. Со второй попытки это удалась сделать. 28 ноября бухте Хоннинсвог подводная лодка обнаружила конвой и тремя торпедами атаковала 6000-тонное судно из его состава. Спустя минуту на подводной лодке зафиксировали взрыв и посчитали цель пораженной, но по данным противника, конвой в составе пароходов «Людвиг» (1065 брт), «Альдебаран» (7891 брт) и «Эрлинг Линдё» (1281 брт) под эскортом сторожевиков «Киаочау» и «Того», вышедший из Хоннингсвога в этот день, потерь не понес. Сама «Д-3» не могла в перископ наблюдать за результатом своей атаки, так как в момент выстрела в уравнительную цистерну было принято слишком много воды, и подводная лодка провалилась до глубины 66 метров.

Днем 5 декабря северо-восточнее мыса Сверхольт-клуббен «Д-3» атаковала 10000-тонный транспорт из состава конвоя. Спустя минуту после пуска торпед прогремели два взрыва. Подводная лодка шла под перископом, но налетевший снежный заряд не дал наблюдать результата атаки. Продолжая движение за конвоем, «Д-2» спустя час после атаки наблюдала в перископ лишь мачту, трубу и часть кормовой надстройки цели, которые через несколько минут скрылись из вида. На этот раз «Красногвардеец» атаковал конвой, состоящий из транспортов «Леуна» (6856 брт) и «Феодосия» (3075 брт) под охраной тральщиков «М-17» и «М-30», который потерь не понес.

Спустя сутки в этом же районе атаке «Д-3» подвергся другой караван в составе теплохода «Рингар» (5013 брт), транспорта «Мошилл» (2959 брт) в охранении сторожевиков «Нордриф» и «Нордвинд». Через минуту после пуска торпед на подводной лодке услышан взрыв. Наблюдая за результатом атаки в перископ, командир, по его словам, видел, как один из кораблей эскорта снимает людей с гибнущего судна, которое ушло под воду, перевернувшись кормой вверх. На самом деле этот конвой прибыл в место назначения без потерь. По данным многих советских источников жертвой данной атаки стал танкер «Абрахам Линкольн», водоизмещением в 9570 брт. Не совсем понятно, как пропагандисты из политуправления представляли судно с таким названием в составе нацистского флота, но единственный на то время транспорт, носящий имя президента США, плавал под норвежским флагом и находился в британском фрахте. Водоизмещение этого сухогруза составляло 5740 брт. Судно пережило войну, и было продано на слом в Японию в 1962 году.

15 декабря 1941 года «Д-3» вернулась в базу. По итогам последнего похода ей засчитали уничтожение трех транспортов противника, общим водоизмещением 24000 тонн. (По итогам 1941 года – 7 транспортов в 36000 тонн – первое место по количеству потопленных судов среди советских подводных лодок). Командир субмарины был награжден орденом Красного Знамени, комдив Колышкин, неоднократно выходивший на «Красногвардейце» в море был представлен к званию Героя Советского Союза.

21 декабря «Красногвардеец» перешел на мурманский завод Наркомата рыбной промышленности, где подводную лодку ждал текущий ремонт. Там подводники узнали о том, что 17 января 1942 года Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР подводная лодка «Д-3» награждена орденом Красного Знамени «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленное при этом доблесть и мужество». К началу февраля ремонтные работы были завершены, и субмарина вновь вступила в строй.

22 февраля 1942 года «Красногвардеец» вышел в шестой боевой поход в район Тана-фьорда (позиция № 4). Возможность атаковать появилась не сразу. 24 февраля подводная лодка дважды упустила цели. Утром из-за плохой видимости «Д-3» не сумела атаковать неустановленное судно. Днем из-за внезапного изменения курса цели не удалось выпустить торпеду по группе тральщиков или охотников. Днем 27 февраля «Красногвардеец» обнаружил конвой в составе транспортов «Тайвань» (5502 брт), «Нерва» (1564 брт), танкера «Лизелотте Эсбергер» (1593 брт) под охраной сторожевиков «Полярзонне», «Полярмеер», «Убир» и тральщика «М-1507». Подводная лодка не успела выйти на боевой курс, и на глазах командира субмарины караван зашел в Мехамн. «Д-3» не стала ждать конвой где-то восточнее порта, поэтому, когда спустя два часа караван продолжил движение в Киркенес, подводной лодке оставалось лишь помахать рукой ускользающей удаче. После этого «Д-3» дважды проникала в Мехамн-форд, но судов противника там не оказалось. При этом субмарина неоднократно касалась дна – в результате чего погнула ограждение вертикального руля. Теперь он стал перекладываться с заметным усилием. 3 марта вновь из-за внезапного изменения курса цели подводная лодка не сумела атаковать группу тральщиков.

8 марта 1942 года «Д-3» отозвана с позиции для прикрытия союзного конвоя «PQ-12» (позиция «Б»). Проведя на позиции прикрытия двое суток, 11 марта «Красногвардеец» следует на выручку «Щ-402», которая осталась без топлива у побережья противника. Быстрее всех на помощь «щуке» пришла «К-21», а «Д-3» 13 марта получила приказ следовать на прежнюю позицию в район Тана-фьорда. Днем 14 марта восточнее Гамвика подводная лодка двумя торпедами атаковала транспорт из состава конвоя. Спустя минуту на субмарине зафиксировали взрыв. По данным противника в этом районе в данный момент находились конвой в составе транспорта «Вардё» (860 брт), «Хомборгзунд» (253 брт) под охраной тральщиков «М-1502», «М-1504» и сторожевика «Черускер» и соединение кораблей, включающее в себя минные заградители «Бруммер» и «Кобра», сторожевик «Поляркрайс» и охотники «Uj-1108», «Uj-1109». Минзаги имели на борту по 200 мин ЕМС, которые предназначались для создания заграждения «Бентос-А» у северо-восточного побережья полуострова Рыбачий. В 13.38. барражировавшая над соединением кораблей летающая лодка «BV-138» обнаружила присутствие субмарины. Гидросамолет сбросил на подводную лодку три 50-кг бомбы, а корабли, получив оповещение, развернулись к субмарине кормой. В это время тральщик «М-1504» из состава эскорта конвоя обнаружил след торпеды, которая в 50 м пересекла кильватерную струю корабля. Обнаруженная подводная лодка подверглась двухчасовому преследованию охотников, которые сбросили на субмарину 34 глубинных бомбы, от близких разрывов которых на «Д-3» получил повреждение кингстон уравнительной цистерны и через лопнувшее стекло водомерной колонки внутрь центрального поста начала поступать вода. Положение подводников было незавидным: субмарина получила отрицательную плавучесть, и все попытки удержать ее на заданной глубине ни к чему не приводили. Включить весьма шумный насос для откачки воды было так же нельзя – охотники продолжали поиск субмарины. «Д-3» рисковала проскочить предельную глубину и быть раздавленной давлением воды. К счастью, вскоре преследование прекратилось.

Вечером 14 марта 1942 года командир лодки получил «добро» на возвращение в базу. Утром 16 марта из-за штурманской ошибки вместо острова Кильдин субмарина вышла к мысу Выев-Наволок, где, ударившись о грунт, повредила обшивку цистерн главного балласта и сломала подводную часть лага. Через несколько часов «Д-3» прибыла в Полярное и вскоре встала в Мурманске на аварийно-навигационный ремонт.

3 апреля 1942 года приказом Наркома ВМФ подводная лодка «Д-3» стала Гвардейской.

2 мая 1942 года «Красногвардеец» вновь выходит на позицию. В этот раз подводной лодке предстояло действовать в районе северо-западнее Вардё (позиция № 5). На её борту находился начальник штаба бригады ПЛ СФ капитан 1 ранга Скорохватов Борис Иванович. Уже вечером 2 мая восточнее мыса Харбакен «Д-3» атаковала 6000-тонный транспорт из состава конвоя. На лодке слышали взрывы, а спустя 10 минут командир лодки в перископ наблюдал судно с креном на правый борт и дифферентом на нос. (Торпеды выпускались в левый борт транспорта). По данным противника атаке подвергся конвой в составе транспортов «Алгол» (972 брт) и «Ирис» (3.323 брт), шедших в охранении сторожевых кораблей «V-5902», «V-5904» и «V-5906». Конвой прибыл на место назначения без потерь.

Следующая атака «Красногвардейца» состоялась 16 мая у мыса Маккаур. Спустя 75 и 90 секунд после пуска торпед на подводной лодке слышали взрывы, но и в этот раз, по данным противника, атакованный «Д-3» конвой в составе теплохода «Кнуте Нельсон» (5749 брт), пароходов «Каупангер» (1584 брт) и «Фригга» (557 брт), танкеров «Алгол» (972 брт) и «Олеум» (476 брт) под эскортом сторожевиков «V-5906», «V-6103», «V-6107» и «V-6114» не понес потерь.

На следующий день восточнее мыса Маккаур атаке «Д-3» подвергся конвой в составе теплохода «Халлингдал» (3180 брт) и транспорта «Tijuca» (5918 брт), шедший под довольно сильным эскортом – сторожевиков «V-5901», «V-5902», «V-5905», «V-6108», «NM-01» и охотников «Uj-1102», «Uj-1105», «Uj-1106». На подводной лодке зафиксировали два взрыва, что дало основание командиру субмарины заявить по возвращении в базу об удачной атаке на транспорт водоизмещением в 12000 тонн. По данным противника следы двух торпед наблюдались в 3-10 м за кормой сторожевика «V-5901», три торпеды прошли между форштевнем «V-5902» и кормой «Tijuca». Группа охотников развернулась для поиска субмарины, но он ничего не дал, поэтому бомбометания не было. Тем временем «Д-3» сумела покинуть опасный район. Вскоре подводная лодка прибыла в базу.

По возвращении из похода командир субмарины доложил о потоплении трех транспортов противника, общим водоизмещением 26.000 тонн.

В свой последний боевой поход с задачей патрулирования района Тана-фьорда (позиция № 4) Гвардейская Краснознаменная подводная лодка «Д-3» («Красногвардеец») вышла 10 июня 1942 года. К этому времени лодка имела орденоносный экипаж, в основном состоящий из кандидатов или членов ВКП(б). Больше «Д-3» на связь не выходила и в базу не вернулась. Возможно, подводная лодка погибла на мине заграждения «Бантос А» у входа в Кольский залив, которое поставили 20 марта 1942 года минные заградители «Бруммер» и «Кобра», так благополучно избежавшие торпед с «Д-3» за неделю до минной постановки. (Координаты заграждения: 69°56,4′ с.ш./ 33°41,4′ в.д.; 69°59,4′ с.ш./ 33°35,5′ в.д.; 70°04,2′ с.ш./ 33°45′ в.д.; 70°09,6 с.ш./ 33°21,2′ в.д.). Не исключено, что причиной гибели «Д-3» стала мина заграждения «Spree III», которое выставлено севернее бухты Берлевог 24 мая 1942 года минным заградителем «Ульм».

«Д-3» была первым кораблем ВМФ СССР, добившимся одновременно Гвардейского звания и ставшим Краснознаменным».

Подводная лодка К-22. Погибший экипаж — 77 человек. Командир — капитан 3-го ранга Кульбакин Василий Фёдорович.

Котельников В.Н.

Котельников Виктор Николаевич. 1908 года рождения. Место рождения — г. Богородск (или село Богородское, Воскресенский район), Нижегородская область. Образование — военно-морское училище. Призван в ВМФ неизвестным РВК, Горьковская область в 1927 (или в 1928). Гвардии капитан 1-го ранга. Командир 1-го дивизиона подводных лодок, Бригада подводных лодок, Северный флот. Член ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ К-22. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 20.02.1943. Покоится — Баренцево море, Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: орден «Красного Знамени»; орден Ленина.

Вдова — Котельникова Валентина Ивановна.

Крестин В.И.

Крестин Василий Ильич. 1921 года рождения. Место рождения — село Проволочное, Выксунский район, Нижегородская область. Образование 7 классов. Работал слесарем на Выксунском инструментальном заводе ДРО. Призван в ВМФ Выксунским РВК, Горьковская область в 1940. Гвардии старший матрос (гвардии старший краснофлотец). Торпедист. Кандидат ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ К-22. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 20.02.1943. Покоится — Баренцево море, Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Отец — Крестин Илья Николаевич.

История ПЛ К-22.

«Заложена 5 января 1938 года на заводе № 196 (Судомех) в Ленинграде под стапельным номером 109 (ошибочно проходит по документам как «К-21»). 4 ноября 1938 года подводная лодка спущена на воду. В ходе строительства корабля в сентябре 1939 в VI отсеке из-за вышедшего из строя реле произошел пожар, который удалось погасить с большим трудом. В результате из-за полного выгорания часть электрооборудования отсека пришлось заменить. Из личного состава пострадал, вероятно, только что вступивший в должность инженер-механик И.С. Синяков, у которого временно упало зрение. 15 июля 1940 года «К-22» вступила в строй, и 7 августа 1940 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. Командовал кораблем капитан 3 ранга И.Н. Тузов; 5 января 1941 года он получил новое назначение, и до начала мая, пока на субмарину не пришел капитан 3 ранга Котельников Виктор Николаевич, корабль оставался без командира.

Подводной лодке предстояло в составе «ЭОН-11» убыть на Север, чтобы затем Северным морским путем перейти на Тихий океан. Еще 17 января 1941 года командир тихоокеанской «С-55» капитан-лейтенант Л.М.Сушкин, обратился письмом к И.В.Сталину с предложением альтернативного пути перевода подводных лодок типа «К», предназначавшихся для Тихоокеанского флота, из Полярного во Владивосток. Предполагаемый маршрут (Полярный – Атлантика – через мыс Доброй Надежды в Индийский океан – через Зондский пролив в Яванское море – Южно-Китайское море – Желтое море, затем через Корейский пролив в Японское море). Путь протяженностью 16.500 миль подводные лодки должны были преодолеть за 68 дней 10-узловой скоростью. Руководство страны внимательно отнеслось к предложению, но после предпринятых расчетов, оказалось, что для такого плавания необходимо еще 100 т топлива (без учета усиленного запаса, который составлял 240 т), поэтому предложение было отклонено.

22 июня 1941 года «К-22» встретила в составе Учебной бригады ПЛ КБФ в Ораниенбауме, готовясь к переходу на Северный флот. С началом войны подлодку было решено оставить на Балтике; на ней начался монтаж снятых для перехода на Север приборов и механизмов. Вечером 23 июля в стоящую на якоре на Восточном Кронштадском рейде «катюшу» врезалась проводящая испытания после ремонта «Щ-319». К счастью, удар обошелся без серьезных последствий; прочный корпус не пострадал, лишь заклинило переднюю крышку торпедного аппарата № 3, легкие повреждения получили надстройка и балластная цистерна № 1. Уже 4 августа подлодка вышла из дока.

Неблагоприятная обстановка на сухопутном фронте под Ленинградом вновь заставила командование пересмотреть планы; «К-22» было решено перевести на Север. 14 августа 1941 года подлодка перешла в село Рыбацкое, где вступив в состав Учебной бригады ПЛ Беломорской флотилии начала подготовку к переходу по Беломорканалу. 20 августа она отправилась в путь, и 4 сентября прибыла в Беломорск, где на подлодку установили все то, что было снято с нее для обеспечения перехода. 8 сентября «К-22» перешла в Архангельск, где подлодка провела профилактический ремонт и прошла отработку задач курса боевой подготовки, в ходе которой 25 сентября субмарина села на мель в Уньской губе.26 октября 1941 года «К-22» перешла в Полярное, и в этот же день вошла в состав 1-го дивизиона бригады ПЛ Северного флота.

В свой первый боевой поход «К-22» отправилась на исходе 30 октября 1941 года. Ей предстояло действовать в наиболее удаленном районе, куда посылались подводные лодки СФ, в Вест фьорде между портами Буде и Нарвик (позиция № 1). Обнаружив 3 ноября одиночное судно, которое подлодка не сумела атаковать из-за большого курсового угла цели и плохой видимости, подлодка больше никого не встретила. Весь поход проходил в борьбе со штормами и повреждениями, которые произошли по вине личного состава. Днем 6 ноября при погружении из-за неправильных действий трюмного, забывшего перекрыть клапан цистерн осушения гидромуфт и балластной цистерны № 11, вода стала заливать трюм VII отсека, выведя из строя электромотор дистанционного управления горизонтальными рулями. Подлодка стала проваливаться на глубину с дифферентом на кому. Только своевременные и правильные действия командира корабля позволили субмарине всплыть. В итоге, весь следующий день пришлось проводить устраняя неисправности. В дальнейшем «К-22» сопровождали шторма, из-за которых субмарина не сумела выполнить дополнительную задачу по артобстрелу радиостанции на острове Ренё. В ночь на 15 ноября подводная лодка направилась в базу, и днем 18 ноября прибыла в Полярное.

В следующий боевой поход «К-22» вышла днем 6 декабря. На борту подлодки в качестве обеспечивающего находился командир бригады ПЛ капитан 1 ранга Николай Игнатьевич Виноградов. Субмарина направилась к Хаммерфесту для действий в пределах позиции № 2а. Утром 9 декабря «К-22» установила три минных банки (всего 12 мин) в проливе Ролвсё-сунд (заграждение № 29) и две банки (8 мин) в проливе Соммель-сунд (заграждение № 30). Едва последняя мина была сброшена, как подлодка обнаружила одиночное судно, которое было атаковано. Торпеда прошла мимо, поэтому, не тратя напрасно время «К-22» открыла огонь из 45-мм орудий. С четвертого залпа с подлодки наблюдали накрытие цели и пожар на ней. Сделав 24 выстрела, подлодка прекратила огонь, так как по наблюдению подводников судно окуталось дымом и начало тонуть. Дальнейшему его преследованию помешали только что установленные подлодкой мины. По данным противника безуспешному обстрелу подверглась норвежская шхуна «Вейдинг» (160 брт), которая, вовремя выключив огни, пропала из видимости.

Вечером 9 декабря в направлении недавно установленных мин с «К-22» был зафиксирован взрыв и отмечен высокий столб пламени, что дало основание считать постановку успешной. По данным противника заграждение № 29 было обнаружено по всплывшим минам 11 декабря, а заграждение № 30 вытралено 18 декабря 1941 года. Часто указываемые в качестве жертв мин транспорт «Штайнбек» (2184 брт) погиб в районе Гамвика 9 декабря 1941 в результате ошибочной атаки «U-132», а пароход «Николае Шиаффино» (4974 брт) 15 марта 1942 сел на камни в районе Тормсё и в итоге был окончательно разбит штормом.

11 декабря в районе Рольвсесунд – остров Квалё «К-22» обнаружила 2-х мачтовый дрифтербот, тянувший на буксире баржу шедший в сопровождении мотобота. Подлодка всплыла, и артогнем уничтожила лихтер, который уходя на дно, затянул с собой баржу. После этого огонь был перенесен на мотобот, который не дали добить появившаяся пара охотников «Uj-1212» и «Uj-1211». За 25 минут подлодка выпустила 20 100-мм и 54 45-мм снаряда, прекратив огонь только после того, как была обнаружена противолодочными кораблями, которые безуспешно сбросили на срочно погрузившуюся подлодку 28 глубинных бомб. Результатом артобстрела подлодки стали пара норвежских мотоботов «Альфар» (T29SA) и «Богар» (F76G), оба водоизмещением около 15-20 брт; из числа их экипажей повезло выжить лишь двум морякам.

Окончание похода «К-22» провела в борьбе со штормом. Вскоре на субмарине через трещины в топливных цистернах № 1 и № 2, образовавшихся от ударов стихии, в аккумуляторную яму стал поступать соляр, волной залит электродвигатель командирского перископа, несколько раз от сильных кренов из аккумуляторов выливался электролит. Днем 23 декабря подлодка направилась в базу, и к вечеру 25 декабря была в Полярном.

Кампанию 1942 года «К-22» открыла вечером 13 января выходом в район Конгс-фьорда (позиция № 4а). В этот раз действия субмарины обеспечивал командир 1-го дивизиона ПЛ капитан 2 ранга М.И. Гаджиев. Пять суток подлодка провела в поиске противника вдоль побережья, пока не решено было провести осмотр прибрежных бухт. Скоро близ Берлевога в бухте Стурстейбукт обнаружилась цель – стоящий без движения транспорт. Приблизиться к судну не давали малые глубины, поэтому пуск торпед производился с дистанции 12 кбт. Без видимого эффекта подлодка в четыре захода потратила на цель 6 торпед, пока не обнаружила у входа в бухту камуфлированный рыболовный траулер, после чего «К-22» всплыла, и открыла по «сторожевику» артиллерийский огонь. После того как траулер загорелся, стрельба была перенесена на транспорт, который, по наблюдению подводников, стал медленно погружаться в воду с креном на правый борт. Вскоре за тонущим судном было обнаружено еще одно, которое так же было потоплено артиллерийским огнем. За 12 минут «К-22» израсходовала полсотни 100-мм снарядов.

Итогом атаки подводники посчитали уничтожение двух транспортов и корабля противника, хотя в реальности был потоплен лишь норвежский каботажник «Вааланд» (106 брт), перевозивший штучный груз и почту из Тромсё в Вардсё; среди его пассажиров и экипажа 1 человек погиб. Второй целью стал выброшенный на камни еще 11 января 1942 года норвежский транспорт «Мимона» (1919 г., 1147 брт). Спасение судна было признано судовладельцем невыгодным, и вскоре оно было исключено из списков, а в результате обстрела с «К-22» пароход полностью выгорел, но не затонул, так как 6 февраля по нему потратила две торпеды «С-101». Третьей целью подлодки, вероятно, стал так же сидящий на камнях транспорт «Андромеда» (658 брт), потерянный 19 октября 1941 года.

Вечером 31 января «К-22» начала возвращение в Полярное, но еще до прибытия подлодки в базу там перехватили немецкие переговоры, в которых высказывалось недовольство по поводу недопоставки 30 тысяч полушубков для мерзнувших в окопах солдат Лапландской группировки. Это сообщение было сопоставлено с победным докладом «К-22» и было отнесено на счет атаки подлодки; в итоге, субмарина была представлена к гвардейскому званию.

После навигационного ремонта и докования, которые длились весь февраль и добрую часть марта, «К-22» вышла в четвертый боевой поход, который проходил в районе Тана-фьорда (позиция № 4). Вечером 27 марта субмарина прибыла в район действий восточнее мыса Нордкин. Днем 28 и 29 марта подводная лодка подверглась настойчивому преследованию сторожевых катеров противника, сбросивших соответственно 72 и 193 глубинных бомбы. Вероятно, подводники приняли на свой счет бомбы, проходящего мимо каравана «PQ-13»; как те, что были сброшены на конвой немецкой авиацией, так и те, что сбрасывали корабли эскорта, отгоняя германские подлодки. Наконец, вечером 3 апреля у берега северо-западнее мыса Слетнес «К-22» обнаружила, по оценке командира подлодки, конвой, состоящий из транспорта в 8000 тонн под охраной трех сторожевых кораблей. Атака подлодки проводилась таким образом, чтобы одним торпедным залпом уничтожить сразу две цели. Субмарина стреляла с дистанции 8-10 кбт, и через 75 секунд на ней было отмечено три глухих взрыва. После пуска торпед подводная лодка не удержалась на глубине, показав из под воды рубку, чего было достаточно для проводящей контрольное траление группы тральщиков («М-1505», «М-1506» и «М-1508»). Один из них, находящийся всего в 1500 м от подлодки пошел на таран, на ходу обстреливая место погружения субмарины из 20-мм автоматов, и сбросил наугад, так как не обладал гидроакустикой, 34 глубинных бомбы. На основании того, что на «К-22» были слышаны взрывы, на ней посчитали пораженными обе цели. От вражеского преследования на подводной лодке вышел из строя радиопередатчик, который через сутки удалось ввести в строй. Пока «К-22», выполняя боевое задание, находилась в море, 3 апреля 1942 года Приказом Народного Комиссара ВМФ корабль был удостоен гвардейского звания.

Рано утром 9 апреля «К-22» была отозвана с позиции, получив приказ оказать помощь подводной лодке «Щ-421», накануне подорвавшейся на мине в северной части Порсангер-фьорда. «К-22» пришла в указанную ей точку, но никого не обнаружила, а так как видимость в районе из-за снежных зарядов была плохая, «Катюша» запросила «Щ-421» по УКВ, но ответа не получила. Тогда на аварийную подлодку был сделан еще один запрос по радио на указание своего места. На этот раз аварийная субмарина отозвалась. К полудню «К-22» наконец-то обнаружила «Щ-421». Все попытки буксировки «Щуки» завершились неудачей: буксирные концы рвались, а после второй попытки вырвало еще и кнехты. Через полтора часа спасательные работы прекратили, так как с подводных лодок был обнаружен самолет, сбрасывающий сигнальные ракеты, «К-22» ничего не оставалось, как принять на бот экипаж «Щ-421» (43 человека) во главе с командиром 3-го дивизиона ПЛ СФ И.А. Колышкиным, перешедший на подлодку через откинутые горизонтальные рули. Аварийная субмарина была потоплена в 13.43 в точке в точке 71°12′ с.ш./ 26°22′ в.д. всего в 7 милях от вражеского берега. Для этого «К-22» пришлось израсходовать торпеду из кормового аппарата № 7. Вечером 9 апреля «К-22» начала возвращение в базу и днем 10 апреля прибыла в Полярное, доставив туда экипаж «Щ-421».

Вечером 28 апреля «К-22» снова вышла в боевой поход с задачей прикрытия судов союзных конвоев «QP-11» и «PQ-15». Подводной лодке предстояло действовать севернее острова Серё (позиция № 11-в). Прибыв в назначенный район, подлодка вскоре была вынуждена повернуть в базу, так как на ней выявилась поломка румпелей носовых горизонтальных рулей, полученная в предыдущем походе из-за ударов о корпус «Щ-421». Поход мог пройти без происшествий, если бы утром 2 мая, когда «К-22» находилась в 60 милях севернее Вардё, на субмарине не отметили удар о левый борт в районе Центрального поста с характерным металлическим скрежетом, после чего в 5 м от борта корабля была замечена мина, которая чудом не взорвалась.

Следующий боевой выход в район позиции № 10-в в 90 милях севернее острова Фуглё состоялся 26 июня 1942 года. «К-22» своими действиями должна была прикрывать суда печально известного каравана «PQ-17». Предотвратить участь большинства из них подлодка не смогла (с 4 по 10 июля немецкая авиация и подводные лодки уничтожили 24 транспорта из состава конвоя общим водоизмещением в 142.518 брт и 99.316 тонн груза, находившегося на их борту). Несколько раз «К-22» сама могла стать жертвой дрейфующей мины, вражеской авиации или подлодки. Утром 30 июня субмарина подверглась штурмовке немецкого самолета, который обстрелял подлодку из пулеметов, оставив в легком корпусе несколько пробоин. Вечером 6, утром 8 и днем 10 июля «К-22» имела опасные контакты с вражескими субмаринами, как раз в тот момент, когда советская подлодка находилась в надводном положении. Вечером 11 июля «К-22» начала возвращение в базу, в пути встретив шлюпку с экипажем одного из английских судов из состава конвоя. По координатам переданных с подлодки, высланное на помощь терпящим бедствие брандвахтенное судно «БС-3» спасло 28 человек.

Прибыв в Полярное, подлодка встала на текущий ремонт, в ходе которого на корабль установили новую аккумуляторную батарею. Кроме того, подлодку оснастили гидролокатором «Дракон». 12 октября 1942 года вместо В.Н.Котельникова, ставшего командиром 1-го дивизиона ПЛ, в командование лодкой вступил капитан 3 ранга Кульбакин Василий Федорович.

В первый поход с новым командиром «К-22» отправилась в предновогоднюю ночь 1942/1943 года с задачей перехвата крупных кораблей противника у мыса Нордкап (позиция № 15). Незадолго до этого попытка немцев атаковать союзный конвой «JW-51В» крупным соединением в составе тяжелого крейсера «Адмирал Хиппер» и карманного линкора «Лютцов» в сопровождении шести эсминцев, известная как «Новогодний бой», завершилась печально для нападавших. Они были отогнаны с потерями значительно уступавшим им силами в составе британских легких крейсеров «Ямайка» и «Шеффилд» и шести эсминцев; все суда конвоя прибыли по назначению. Впрочем, к тому времени (вечер 1 января), как подлодка заняла назначенный район, бой уже закончился, корабли противника вернулись в базы.

В связи с появлением на флоте ленд-лизовских гидролокаторов «ASDIC» (советский аналог «Дракон-129») у командования созрел план группового использования подводных лодок в составе тактических групп. Субмарины должны были совместно патрулировать один большой район, координируя свои действия с помощью звукопроводной связи гидролокаторов. В конце января 1943 года на Кильдинском плесе с участием «К-3» и «К-22» были проведены учения по отработке элементов совместных действий подводных лодок. После этого было решено опробовать новый метод в боевых условиях. Интерес командования к этому опыту объясняется тем, что на «К-22», помимо штатного экипажа днем 3 февраля 1943 года вышли в море начальник политотдела бригады ПЛ СФ капитан 2 ранга Радун Р.В., командир 1-го дивизиона ПЛ и бывший командир подлодки капитан 1 ранга Котельников В.Н., дивизионный связист капитан-лейтенант Гусев В.А. Подводной лодке предстояло действовать совместно с «К-3» в районе Вардё – мыс Нордкин. В ночь на 6 февраля подлодки обнаружили конвой, но из-за плохой организации управления, атаке «К-22» помешали маневры флагманской «К-3», которая закрыла цель. Подлодки потеряли друг друга, и встретились лишь днем 6 февраля. Утром 7 февраля «К-22» в районе мыса Харбакен погрузилась для дневного поиска противника. До середины дня подлодки обменивались сообщениями по звукопроводной связи, но вскоре акустик «К-3» зафиксировал четыре громких щелчка, В 19.37 с флагманской «К-3» на «К-22» передали приказ перейти в надводное положение, на что субмарина ответила молчанием. Правда. Позже выяснилось, что на «К-3» в этот момент был неисправен гидролокатор, но больше «К-22» на связь не выходила; в базу она так и не вернулась.

Вероятно, «К-22» погибла на мине заграждения «Sperre-III», но, так как взрыва мины на «К-3» никто не слышал, возможна гибель подлодки в результате аварии».

Подводная лодка В-1. Погибший экипаж — 51 человек. Командир — Герой Советского Союза капитан 2-го ранга Фисанович Израиль Ильич.

Мартынов А.В.

Мартынов Аркадий Васильевич. 1916 года рождения. Место рождения — Сормовский район, г. Нижний Новгород. Образование военно-морское училище. Призван в ВМФ Сормовским РВК, г. Горький в 1935. Старший инженер-лейтенант. Командир БЧ-5. Член ВЛКСМ. Последнее место службы — ПЛ В-1, 7-й отдельный дивизион ПЛ СФ. Погиб в море при выполнении боевого задания командования в борьбе с немецкими захватчиками (вероятно, при переходе из Великобритании на базу подводных лодок Северного флота) 30.04. (или 23.07;27.09).1944. Покоится — море. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Награждён: медаль «За отвагу»; орден «Красной Звезды»; орден «Отечественной войны 1-й степени».

Вдова — Вихман Любовь Алексеевна. Отец — Мартынов Василий Яковлевич. Мать — Мартынова Елизавета Семёновна.

История ПЛ В-1.

«Подводная лодка заложена 22 июля 1935 года на верфи «Chatheim Dock Yard», в Чатеме, Великобритания. 30 сентября 1936 года субмарина спущена на воду, 13 марта 1937 года вступила в строй и 2 июля вошла в состав ВМС Великобритании под наименованием «Sunfish». К началу сентября 1939 года корабль находился в Чатеме, где проводился его ремонт.

Под английским флагом подводная лодка приняла участие во второй Мировой войне. С октября 1939 по апрель 1941 года под командованием капитан-коммандера Дж Слотера, лейтенантов Дж. Колвина (с сентября 1940) и М. Ретклиффа (с февраля 1941) субмарина совершила 20 боевых походов в Северном море, у берегов Норвегии и в Бискайском заливе. Их результатом стала гибель четырех немецких и одного финского транспортов, одно судно было повреждено.

19 апреля 1941 года «Sunfish» выведена из строя в результате столкновения с минным заградителем «Минстер», а 30 сентября, находясь в ремонте в Тайне, получила дополнительные повреждения в ходе налета немецкой авиации, когда рядом с подводной лодкой взорвалась 250-кг бомба. В дальнейшем после ремонта субмарина использовалась в качестве учебного корабля.

Согласно договоренностям в Тегеране в конце 1943 года «Sunfish» предназначена к передаче Советскому Союзу в счет раздела итальянского флота. 10 апреля (по другим данным 9 марта) 1944 года подводная лодка зачислена в состав ВМФ Союза ССР под обозначением «В-1». 30 мая 1944 года в Розайте состоялась торжественная церемония передачи корабля советскому экипажу, который прибыл в Великобританию в составе конвоя RA-59, и был сформирован из моряков подводной лодки «Л-20». Подводная лодка вошла в состав 7-го отдельного дивизиона ПЛ СФ. Командиром «В-1» назначен Герой Советского Союза капитан 2 ранга Фисанович Израиль Ильич.

10 июня «В-1» перешла в Данди, где под руководством британских специалистов отрабатывала задачи боевой подготовки, к 15 июня на подводной лодке установили новую аккумуляторную батарею.

25 июля подводная лодка прибыла в Лервик, откуда вечером того же дня вышла в Полярное, но туда не прибыла.

По основной версии гибели «В-1» считается, что подводная лодка отклонилась от рекомендованного курса (еще находясь в Великобритании Фисанович выражал недоверие предложенному англичанами плану перехода) и стала жертвой ошибочной атаки самолета «Либерейтор» 18-й авиагруппы берегового командования ВВС Великобритании утром 27 июля 1944 года в 300 милях севернее Шетландских островов (64°34′ с.ш./ 01°16′ з.д., по другим данным 64°31′ с.ш./ 01°16′ з.д. ). Самолет атаковал подводную лодку в 80 милях от границы выделенного ей коридора для перехода. Вместо того, чтобы передать опознавательные, субмарина начала срочное погружение. Возможны так же версии подрыва лодки на плавающей мине или гибель в результате аварии».

Подводная лодка К-2. Погибший экипаж — 68 человек. Командир — капитан 3-го ранга Уткин Василий Прокофьевич (Прокопьевич).

Савельев В.В.

Савельев Владимир Васильевич. 1918 года рождения. Место рождения — село Яковлево, Бутурлинский район, Нижегородская область. Образование 9 классов. Призван в ВМФ Балахнинским РВК, Горьковская область в 1939. Старший матрос (старший краснофлотец). Старший электрик. Кандидат ВКП(б). Последнее место службы — ПЛ К-2. Погиб в море при выполнении боевого задания в борьбе с немецкими захватчиками 18.09.1942. Покоится — Северный ледовитый океан. Увековечен — мемориал морякам-подводникам в Марьиной Роще, г. Нижний Новгород.

Отец — Савельев Василий Иванович.

История ПЛ К-2.

«Заложена 27 декабря 1936 года под стапельным номером 452 на заводе № 194 в Ленинграде. 29 апреля 1938 года подводная лодка была спущена на воду, а 16 декабря 1939 года после проведения комплекса приемо-сдаточных испытаний вступила в строй, командовал кораблем капитан 3 ранга Уткин Василий Прокофьевич (Прокопьевич). 26 мая 1940 года на корабле состоялась церемония поднятия Военно-морского флага, а уже на следующий день «К-2» по Беломоро-Балтийскому каналу отправилась на Север. 7 июля она прибыла в Беломорск, и в этот же день была зачислена в состав 1-го дивизиона бригады ПЛ СФ; 18 июля подлодка официально вошла в состав Северного флота.

20 июля при переходе из Белого моря в Полярное в районе Семи Островов «К-2» столкнулась с сопровождавшим ее эсминцем «Карл Либкнехт». Удар пришелся по касательной, но, тем не менее, корпуса обоих кораблей получили многочисленные вмятины. После аварийного ремонта экипаж подлодки приступил к отработке задач боевой подготовки, и, хотя осенью 1940 субмарина провела комплекс испытаний минного устройства с учебной постановкой мин, многого сделать не удалось, к началу Великой Отечественной войны корабль находился в оргпериоде. «К-2» только что завершила гарантийный ремонт в Мурманске, а экипаж подлодки готовился к отработке задач боевой подготовки. В дополнение к этому, у командира субмарины обнаружилась серьезная болезнь, его планировалась списать на береговую должность, а вместо него назначить выпускника Военно-морской академии капитан-лейтенанта М.А. Бибеева, но вскоре, по мнению врачей, здоровье В.П. Уткина пошло на поправку и он остался командиром «К-2».

В свой первый боевой поход «К-2» вышла только под утро 7 августа 1941 года. К этому времени экипаж корабля наспех сдал лишь первые задачи «Курса», но не провел ни одной стрельбы; ни торпедами, ни артиллерией. Его действия, которые должны были проходить в районе Тана-фьорд – Бос-фьорд (позиция № 4) обеспечивал командир 1-го дивизиона ПЛ капитан 2 ранга М.И. Гаджиев. Вечером 8 августа субмарина в подводном положении проникла в Тана-фьорд, но там никого не оказалось. Следующим вечером «К-2» встретила танкер порядка 3000 тонн, шедший без охранения. Командир подлодки решил атаковать его торпедами, но судно повернуло и ушло за волнолом в бухту Берлевог, а как только подлодка отошла от берега, снова вышло в море. На этот раз, не желая упускать цель, командир подлодки приказал расстрелять танкер артиллерией. С дистанции около 4 миль «К-2» открыла огонь из носового 100-мм орудия, успев, пока судно не скрылось за островами в Конгс-фьорде, сделать 8 выстрелов, но попадания в цель не добилась.

Следующая встреча с противником состоялась вечером 10 августа, когда «К-2» обнаружила два судна под охраной пары сторожевиков шедших курсом на Киркенес. Пытаясь занять выгодную позицию для атаки, субмарина в надводном положении обогнала караван, но в пути была обнаружена и обстреляна кораблем сопровождения. Впрочем, это не помешало «К-2» произвести атаку. С дистанции 4 кбт подлодка выпустила 2 торпеды из кормовых аппаратов по одному из транспортов, но взрывов не последовало. На «К-2» посчитали, что причиной неудачной атаки стала потеря внезапности. Похожая ситуация случилась спустя сутки, когда при попытке обогнать конвой в надводном положении «К-2» была обнаружена миноносцем (в реальности это был учебный корабль «Бремзе»), который пошел на сближение. Субмарине пришлось срочно погрузиться, и атака сорвалась.

День 13 августа был насыщен боевыми эпизодами. Утром в районе Тана-фьорда подлодка встретила транспорт в сопровождении сторожевика. Из-за ошибок рулевой группы подводная лодка не смогла держать нужную глубину. Перископ то погружался, то сильно выходил из воды, в итоге, он был замечен и обстрелян. Две торпеды, которые подлодка все-таки выпустила по судну, прошли мимо цели. Через несколько часов «К-2» обнаружила пару германских эсминцев (вероятно «Z-7» и «Z-20»), но атаковать их не смогла из-за большой дистанции до цели, а днем субмарина встретила тральщик (один из германских рыболовных траулеров). С дистанции 7 кбт подлодка выпустила по нему торпеду, которая прошла в 5-7 м от форштевня. Поскольку с судна обнаружили перископ подлодки, на нем предпочли повернуть к береговой черте. Всплыв, субмарина попыталась уничтожить его артогнем, но ни один из 15 100-мм снарядов, выпущенных «К-2», в цель не попал, а траулер, бросив улов, тем временем полным ходом ушел под берег.

Дальнейшее патрулирование так же не принесло успеха. Дважды (16 и 19 августа) «К-2» обнаруживала конвои противника, но, так как подлодка находилась далеко от берега, догнать их не смогла; старая аккумуляторная батарея субмарины (срок эксплуатации с марта 1939) разрядилась, не хватило плотности электролита. Попытка пуска торпед по одиночному миноносцу (в действительности учебный корабль «Бремзе») вечером 20 августа завершилась обнаружением подлодки и контратакой, в ходе которой враг безрезультатно сбросил на субмарину 10 глубинных бомб.

В дополнение к этому, еще 15 августа на подлодке из-за заржавевших баллеров перестали заваливаться носовые горизонтальные рули. В ночь на 30 августа «К-2» начала возвращение в базу, и утром 31-го прибыла в Полярное.

К этому времени на Север поступили мины «ЭП», предназначенные для «катюш» (к началу войны флот располагал для подводных минных заградителей лишь шестью практическими и 16 боевыми минами типа «ЭП», причем, у последних, состояние гидростатических коробок и пороховых замедлителей исключало их боевое использование). Так как в следующем боевом походе «К-2» предстояло первой из подлодок Северного флота выставить минное поле у побережья противника, и, учитывая то, что предыдущий патруль субмарины прошел безрезультатно, на ее борту снова вышел в море комдив Гаджиев.

7 сентября субмарина покинула Полярный. На этот раз ей предстояло действовать в районе северо-западнее Вардё (позиция № 5). Утром 10 сентября она успешно произвела постановку мин заграждения № 14 между мысом Кибергнес и островом Вардё. Они ставились в сложном районе мелководья из подводного положения. «К-2» рисковала сесть на мель, тем самым, обнаружив себя. К сожалению, из-за отказа минного устройства (неверно отрегулированные рычаги сбрасывания не возвращались в исходное положение, и их приходилось проворачивать вручную) было выставлено всего три банки по 4 мины. Последняя, 13-я мина была сброшена с помощью ручного привода в 600 м от третьей банки, а семь мин в шахтах левого борта вернулись обратно в базу. К счастью для немцев, мины были выставлены в стороне от судоходного фарватера. Они были обнаружены при контрольном тралении 3-й флотилией тральщиков 8 ноября и в ноябре-декабре уничтожены.

После постановки мин «К-2» сместилась вдоль побережья к западу. Днем 12 сентября у мыса Харбакен подлодка встретила норвежский грузо-пассажирский пароход «Lofoten» (1571 брт), осуществлявший каботажные перевозки на линии Берген – Киркенес. Субмарина не смогла занять позицию для торпедной атаки, поэтому было решено атаковать судно артиллерией. Всплыв, «К-2» открыла огонь из носового орудия. Комендоры под командованием лейтенанта З.М.Арванова с дистанции 40-45 кбт за 7 минут выпустили 26 100-мм снарядов. С подводной лодки наблюдали, как цель, получив несколько попаданий, повернула к берегу. Обстрел прервал гидросамолет «Ar-196». Подлодка была вынуждена срочно погрузиться, и сделала это вовремя, так как вскоре на субмарине отметили два взрыва глубинных бомб. Через полчаса, всплыв под перископ, подводники уже не обнаружили судно, которое успело скрыться за одним из островов. Тем не менее, транспорт посчитали потопленным.

Днем 18 сентября «К-2» благополучно вернулась в Полярное. У входа в Екатерининскую гавань подводная лодка дала один холостой выстрел из орудия, что в дальнейшем стало традицией для североморских подводников, возвращавшихся из успешного боевого похода, когда вернувшаяся субмарина давала столько холостых залпов, сколько судов противника, по мнению подводников, было потоплено.

К осени состояние аккумуляторной батареи «К-2» было близко к критическому. Она уже выработала положенные циклы зарядки-разрядки, ее емкости хватало лишь порядка 10 часов малого подводного хода, а при попытке удержаться на перископной глубине аккумуляторы разряжалась еще быстрее. Взять новую батарею было негде; запасной не было, а производивший эту продукцию ленинградский завод «им. лейтенанта Шмидта» был в блокаде.

Тем не менее, «К-2» сделала еще два боевых выхода. В середине октября подлодка находилась севернее Хаммерфеста (позиция № 2а), где действовала с 13 по 23 октября, но из-за состояния аккумуляторов никаких попыток проникнуть в шхерный район не предпринимала. Уже при возвращении в базу «К-2» попала в 7-балльный шторм и была накрыта волной. 40 тонн попавшей через открытый рубочный люк и шахты подачи воздуха к дизелям воды залили главные гребные электродвигатели, компрессор низкого давления, воздуходувки, моторы для сбрасывания мин и мотор командирского перископа, а так же 6 аккумуляторных баков.

Следующее патрулирование, которое проходило во второй половине ноября в районе мыса Нордкин – Тана-фьорд (позиция № 4) так же не дало результатов. Первые дни патрулирования подлодка штормовала в районе зарядки. 21 ноября «К-2» встретила вражеский сторожевик, но не атаковала его, уклонившись погружением. В конце патрулирования (с 22 по 25 ноября) субмарина по приказу командования сместилась к северу, чтобы не мешать совместной советско-британской операции по обстрелу Вардё.

Вернувшись в базу, «К-2» встала на ремонт на заводе Севморпути в Росте. 6 февраля 1942 года при производстве технических работ на подлодке произошел взрыв, в результате чего погиб трюмный краснофлотец В.С. Самолетов. В начале марта на подлодку прибыла долгожданная аккумуляторная батарея, и 27 марта «К-2» вступила в строй.

Кампанию 1942 года «К-2» начала утром 9 апреля. Накануне подводная лодка «Щ-421», находясь на позиции, в Лаксе-фьорде подорвалась на мине и лишилась хода. На помощь терпящей бедствие субмарине была направлена «К-2», на борту которой находился командир 1-го дивизиона ПЛ капитан 2 ранга М.И. Гаджиев, но уже в 17.00 подлодке было приказано вернуться в базу, так как к этому времени экипаж аварийной подводной лодки приняла на борт действующая поблизости «К-22», а сама «Щ-421» из-за невозможности буксировки была потоплена.

Вернувшись в Полярное, «К-2» простояла там чуть больше суток, и уже вечером 11 апреля вышла для действий северо-западнее Вардё – Тана-фьорд (позиции № 5 и № 4). Вечером 15 апреля севернее Вардё подлодка произвела постановку мин (заграждение № 40). На этот раз минное устройство сработало без замечаний. К сожалению, спустя два дня проводившие контрольное траление фарватера моторные тральщики «R-55», «R-90» и «R-91» из состава 5-й флотилии обнаружили минное поле, и к 21 апреля оно было вытралено. Рассматриваемый в качестве жертв мин «К-2» германский транспорт «Акка», (2646 брт), подорвавшийся и выбросившийся на берег 29 ноября 1942 года в районе Вадсё (квадрат AC 8476), вероятно, получил повреждения в результате подрыва на плавающей мине, которых в этом районе в то время было немало. После того, как подлодка освободилась от мин, она сместилась северо-западнее, к Конгс-фьорду. Недостатка в целях не было. Утром 22 и вечером 26 апреля «К-2» не смогла атаковать из-за большого курсового угла цели, а днем 22 апреля при встрече вражеского конвоя, прежде чем она смогла занять позицию для атаки, была отогнана охотником «Uj-1104», который обнаружил перископ подводной лодки и сбросил на безопасном удалении от субмарины 8 глубинных бомб.

Вечером 2 мая у мыса Кьельнес «К-2» с дистанции 14-15 кбт четырьмя торпедами атаковала судно из состава конвоя. В момент залпа подлодка не удержала глубину, подвсплыла, и, обнаруженная кораблями эскорта, подверглась непродолжительному, но ожесточенному преследованию как раз в тот момент, когда собиралась пронаблюдать за результатом пуска торпед, которые прошли за кормой транспорта «Iris» (3323 брт). После того, как охотники «Uj-1106», «Uj-1111» и сторожевик «V-6108» обнаружили показавшуюся из под воды рубку субмарины, они сбросили на нее 56 глубинных бомб. К счастью для подводников, корабли эскорта не смогли наладить гидроакустического контакта с целью, но и тех 9 минут бомбежки хватило. На «К-2» треснули сварные швы легкого корпуса и палубный настил, заклинен мотор носовых горизонтальных рулей, вода попала в шахту подачи воздуха к дизелям. В добавок, уже после отбоя боевой тревоги из-за ошибки личного состава подлодки произошел несанкционированный пуск торпеды из аппарата № 5. Тем не менее, атакованное судно посчитали потопленным. А сама субмарина направилась в базу, куда прибыла днем 4 мая.

После проведения небольшого ремонта, утром 26 июня подводная лодка снова выходит в море. На этот раз целью похода «К-2» было прикрытие союзных конвоев «QP-13» и «PQ-17». Подлодка действовала в так называемом «Лоппском м