Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Память о войне в моем имени и сердце

Last updated on 25.04.2019

В огромном двухэтажном, с крытым двором, родовом доме Нефёдовых, потомственных Муромских ямщиков, три предмета были окружены особым почетом и уважением:
– икона Господа нашего Вседержителя, большая в серебряном окладе, изготовленная на заказ, ко дню рождения моей бабушки Екатерины и подаренная родителями в день ее венчания с дедом моим Семёном;
— Почетная грамота Горьковского Обкома ВКП(б) бригадиру строителей Семёну Михайловичу Нефёдову «за образцовую работу на строительстве авто-гужевой дороги Горький-Муром-Кулебаки» от 6 декабря 1940 года;
— большая фотография молодого парня в военной форме – «Витенька, младшенький», говорила бабушка, каждый раз вытирая слезы краешком платка – «его все любили, ласковый был и добрый».


Фотография, обрамлённая большим вышитым полотенцем, висела на стене напротив кушетки, где я засыпал и просыпался, будучи в гостях у бабушки, и мечтал, что когда-нибудь я узнаю воинскую судьбу своего дяди. И вот время пришло.

Виктор Семёнович Нефёдов родился 17 апреля 1925 года. Он был седьмым, самым младшим ребенком, в семье Нефёдовых. В Рабоче-Крестьянскую Красную Армию был призван Муромским районным военкоматом в 1943. Виктор прошел подготовку в школе младших командиров и получил воинское звание – сержант, был назначен командиром орудия самоходной артиллерийской установки (САУ). Воевал в 41-й танковой Краснознаменной бригаде. Член ВЛКСМ.
В бою около деревни Кривосельцево в Латвии он был ранен 16 июля 1944 года, а 19 июля умер от ран и тут же на месте боя в 1 км северо-восточнее латвийской деревни Виктор Семенович был захоронен. Лечебное учреждение в документах не указано. [1]
В «Именном списке умерших от ран личного состава 41 танковой Краснознаменной бригады за период с 16 июня по 24 августа 1944 г.» указаны ещё 3 человека, его товарищи по оружию – ст. сержант Мирошниченко П.П., младший сержант Захаров И.А., сержант Пурвало М.А.
Захоронен он был вместе с товарищами Захаровым и Пурвало. Подписали документ – начальник штаба 41 танковой краснознаменной бригады, подполковник Попов и помощник начальника штаба по учету личного состава лейтенант Майстер.

Найти документальные следы подполковника Попова не удалось, а вот Платона Максимовича Майстера мы нашли. Он был дважды награжден в период нахождения в воинской части Виктора Семеновича.
Первая награда Платона Максимовича, командира взвода отдельной роты противотанковых ружей – медаль «За отвагу».
Из наградного листа: «В бою за д. Ягодная Ульяновского района Орловской области проявил мужество и стойкость. При переходе противника в контратаку и попытке занять выгодный рубеж, организовал бойцов и младших командиров на отражение контратаки, в результате контратака была отражена.
Своим личным примером увлекал бойцов на борьбу с фашистами. Являясь парторгом роты все время находился на огневых позициях.
Участвуя вместе с бойцом Форзиевым в бою, при тяжелом ранении Форзиева, под огнем противника эвакуировал его с поля боя.
Из личного оружия уничтожил 3-х немецких автоматчиков. Командир отдельной роты ПТР – старший лейтенант Осташков. 22 июля 1943».
Вторая награда – орден Красной Звезды за период боев в июле- августе 1944.
Боевые действия на данной территории осуществлял 1-й и 2-й Прибалтийские фронты. 2-й Прибалтийский фронт в июле 1944 года провел Режицко-Двинскую операцию, и продвинулись на запад до 200 км. Непосредственно по линии Полоцк-Даугавпилс наступление вела 4-я ударная армия под командованием генерал-лейтенанта П.Ф.Малышева. Ключевым моментом, который имеет отношение к гибели Виктора Семеновича, является освобождение Полоцка и подготовка наступления на Даугавпилс. Полоцк был освобожден 4 июля 1944 года. [2] Именно на этом участке наши войска встретили наибольшее сопротивление 17-й армии вермахта. Директива Ставки была выполнена не полностью: войска правого крыла фронта не вышли на указанный им рубеж. С 15 по 19 июля наши войска осуществляли перегруппировку и продолжали бои на отдельных участках. [3] В это время в состав фронта из Резерва Верховного Главнокомандования прибыли 2-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта П.Г.Чангибадзе и 51-я армия под командованием генерал-лейтенанта Я.Г.Крейзера. Готовилась операция «Багратион», наступление на Даугавпилс и Резекне должно было начаться 17 июля.
41-я танковая бригада входила в состав 5-го танкового корпуса. Командиром бригады в этот период был полковник Петр Иванович Корчагин (с 24.11.1943 по 11.05.1945). Заместитель командира бригады по политической части – старший батальонный комиссар Н.И.Лысенко. Начальник штаба бригады – подполковник Г.Г.Клейн. [4]
Командир 41 танковой бригады полковник Корчагин Петр Иванович за период боев июля-августа 1944 был награжден орденом Красного знамени.
Из Наградного листа Петра Ивановича (1909 года рождения, в Красной Армии с 1929, участник боевых действий с 1942) можно точно определить, в каком из боев погиб Виктор Семенович: «Полковник тов. Корчагин – молодой растущий командир – танкист. Несмотря на исключительно упорное сопротивление противника, бригада овладела м. Пустыня нанеся противнику большие потери и захватив при этом 12 полностью исправных пушек с большим запасом снарядов.
Форсировав р. Сарьянка умелым маневром бригады во фланг противника в направлении Запасешки, бол. Обухово уничтожил и рассеял до батальона пехоты, чем обеспечил форсирование реки 24 танковой бригады и других частей корпуса.
Танки бригады первыми перерезали шоссе и ж.д. Резекне – Двинск, заняв Малинова и станцию Залуми 22.07.44.
В ходе боев полковник Корчагин умело организовывал взаимодействие танков с пехотой и артиллерией, находясь в боевых порядках лично руководил боем. Комендующий бронетанковыми и механизированными войсками 2 Прибалтийского фронта – генерал-лейтенант танковых войск – Чернявский. 29 июля 1944 г.». [5]
Вести бой предстояло в очень непростых условиях, в лесисто-болотистой Лубанской низменности, самой большой в Латвии. Обороняла Лубанскую низменность 19-я латышская дивизия СС. В помощь ей немецкое командование бросило две пехотные дивизии с инженерными частями. На путях наступления враг соорудил массу различных укреплений и заграждений. На узких лесных тропинках перед наступающими неожиданно появлялись из-под земли дзоты, вставали стены колючей проволоки или же путь преграждали лесные завалы. Редкие в этих краях мосты и гати немцы уничтожили, а узенькие тропинки, просеки, броды через болота, многочисленные ручьи и речушки, проходы между озерами заминировали.

su76_3
su76_3

Помню, в разговорах родственников говорилось о невероятном случае, что кто-то из родных либо дядя Коля Катунин, либо дядя Макар Поляков встретил Виктора на железнодорожной станции при разгрузке эшелона. Встреча была короткой, после боя договорились обязательно встретиться. И что в этом бою Виктору немецкой противотанковой болванкой оторвало ноги, и он истек кровью рядом со своей самоходкой.
То есть получалось, что танковая бригада была направлена в бой прямо с колес, накануне наступления. Более того, танковые батальоны только что получили свежее пополнение еще необстрелянных водителей танков, которые учились водить боевые машины на твердой, а не болотистой, как здесь, земле. После изучения боевых донесений трех танковых бригад, входящих в состав 5 танкового корпуса – 26 тбр, 41 тбр, 70 тбр, оказалось, что ситуация сложившаяся с вводом войск сразу после разгрузки из воинского эшелона в бой возмущала всех командиров бригад. Потери, которые несли наши войска в это время, были весьма высокими.
«Танкисты пополнения были слабо обучены. Многие из них не имели даже элементарных понятий о маневре танка в условиях вязкого грунта. В результате этого на первом же этапе боев, в бою за поселок Ферма бригада понесла большие, ничем не оправданные потери, сгорело 13 танков Т-34/85 ( на этот момент времени весь танковый корпус имел 63 танка Т-34 и 20 М-З-С, еще 140 Т-34/85 он должен был получить по прибытии в исходный район до начала наступления, в ночь на 17 июля).
Корпус вступил в бой, имея часть танков (среди них и САУ-152, и СУ-76 – дополнение авторов) на марше со станции разгрузки, матчасть была недостаточно проверена, а личный состав не изучен. Неодновременный ввод в бой танковых батальонов, недостаточная сколоченность взводов и рот в составе батальонов, и незнание личного состава экипажей – отрицательно сказывается на ведении боя и управлении». [6]
Похоронен Виктор Семёнович был сначала 1 км северо-восточнее дер. Кривосельцево, Латвийской ССР. Это было, по всей видимости, захоронение с фанерной звездой и именами бойцов, написанными химическим карандашом. Затем одиночные захоронения, очень быстро ставшие неизвестными, были перенесены на братские кладбища. Перезахоронили останки и Виктора Семёновича, но куда — долгое время было неизвестно. Сейчас место найдено — Нефёдов В.С. покоится на братском кладбище в селе Индра, Краславского района, Латвийской Республики.
Много нам пришлось потрудиться, чтобы найти его могилу.[7] Идентифицировали его на братском кладбище по документам, самое главное, выбили его фамилию на памятной доске. Краславский районный военный комиссар подполковник Н.Козурман сообщил нам в 1987 году, что ранее, до нашего запроса, Нефёдов В.С. значился в списках неизвестных, и что заявка на обозначение фамилии на памятнике дана комбинату коммунальных предприятий Краславского района. В письме было обещано, что нам сообщат, как только фамилия будет выбита на памятнике. Но начались трагические события по распаду СССР, и связь была потеряна. В середине 90-х нам удалось выйти на вновь образовавшиеся органы власти Латвийской Республики, и дело было доведено до конца. Братское воинское захоронение в селе Индра стало местом упокоения на этой земле праха Виктора Семеновича.[8]
Через довольно продолжительное время нами был получена из Латвии Справка на латышском языке. Составила и подписала справку — секретарь Индрского волостного совета госпожа И.Донска (I. Donska). В данном документе, составленном на официальном бланке, было подтверждено, что имя сержанта Нефёдова Виктора Семёновича внесено на памятник братского кладбища посёлка Индра.[9]
Казалось бы, что вопрос закрыт, однако это далеко не так. После того как были оцифрованы все документы по погибшим в войне в ЦАМО и база данных появилась в Интернете (2009 г.), ситуация снова стала не ясной. Перезахоронение Виктора Семеновича по вновь вскрывшимся обстоятельствам было осуществлено не в Индре, а в Белоруссии, в Витебской области, в деревне Росица, Верхнедвинского района, Бигосовского сельского совета. В документах его имя, звание, год рождения, последнее место службы – штаб 41 танковой бригады. Также указано, откуда осуществлено перезахоронение – деревня Кривосельцы. Все сходится.[10]
Появился еще один документ, где местом перезахоронения сержанта Нефедова Виктора Семеновича с датой выбытия 19.07.1944 года указано – Россия, Псковская область, Печорский район, у въезда в поселок Лавры.[11]
Таким образом, перезахоронили Виктора Семеновича сразу в трех местах – в России, Белоруссии и Латвии.
Виктор Семёнович был самый младший в семье и самый любимый, все о нем вспоминали всегда с теплотой и горестью, что пожить ему удалось не долго.
Как рассказывала бабушка Катерина, воинская часть, в которой служил Виктор, перебазировалась с Дальнего Востока и получала вооружение в г. Горьком. Пока оформлялись документы и в эшелон грузились САУ, начальство отпустило Виктора на побывку домой в Муром. Три дня он был дома, но все три дня он проспал на своем любимом месте – «за занавесочкой». Бабушка Катерина всегда, со слезами на глазах, вспоминала, как она заглядывала – мол, «как он там», а он всё спал. Она молилась и готовила для него пироги и кашу.
В его честь, в память о нем, по настоянию бабушки Екатерины Ивановны меня и назвали Виктором.

Примечания:
1. См.: ЦАМО СССР, №9/143948 от 15 октября 1987 года; ЦАМО РФ, Архивная справка № 9/90352 от 31 июля 2007 года.
2. См.: Великая отечественная война Советского Союза 1941-1945. Краткая история. Издание 2-е, испр. и доп. – М.,1979. – С.351,354.
3. См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 – 1945. В шести томах. Т. 4. – М., 1962. – С. 186, 191.
4. См.: http://rkka.ru/tank-vs-tank/ussr/tbr041/tbr041.html
5. См.: ОБД «Подвиг народа».
6. http://militera.borda.ru
7. См.: ЦА МО СССР, №9/143948 от 15 октября 1987 г.; Краславский районный военный комиссариат, № 4/991 от 11 декабря 1987 года; ; Индринский волостной совет, №3-13/272 от 14 сентября 2004 года; ЦАМО РФ, № 9/90352 от 31 июля 2007 года, находится в посёлке Индра (Indra) волости Индрас (Indras pagasts) Краславского района (Krāslavas rajons) Латвии (Latvija). В некоторых справочниках ориентиром указан посёлок Бальбинова (Balbinova).
8. Братское кладбище расположено в 700 метрах севернее железнодорожного переезда в посёлке Индра, на западной стороне дороги, ведущей из центра посёлка Индра в посёлок Робежниеки (Robežnieki), к югу от посёлка Бальбинова. На дороге установлен металлический знак с надписью «Pasaules karos kritušo piemiņas vieta», от которого на запад к кладбищу ведёт асфальтовая дорога длиной около 100 метров. Кладбище окружено металлическим забором с бетонными столбиками. Состояние кладбища (август 2008 года) хорошее. Площадь кладбища — 2140 кв.м. На северной стороне кладбища 6 августа 1939 года был установлен гранитный памятник русским воинам, погибшим в Отечественную войну, а на южной стороне 1 сентября 1976 года установлен гранитный памятник (скульптор И.Ранка, I.Ranka, архитектор Т.Ныгулис, T.Nigulis) советским воинам, погибшим в Великую Отечественную войну. От ворот ко второму памятнику ведёт выложенная бетонными плитками дорожка. У входа и возле памятника посажены несколько деревьев. На правой стороне дорожки установлен красный деревянный крест. На братских могилах установлены 14 памятных плит из серого камня. Кроме того, установлены 2 надгробных памятника. Состояние памятников, креста, надгробных памятников и памятных плит хорошее. На памятных плитах указаны фамилии, имена, отчества и звания похороненных воинов. Надписи читаются хорошо. В советское время шефами были: колхоз имени Михаила Васильевича Фрунзе, Индрская средняя школа. В документах именовалось как братское кладбище № 7, Бальбиново, Индрский сельсовет.
9. См.: Latviajas Republika, Kraslavas rajona, Indrasta Pagasta Padome. Izzina №3-14/208 от 13.09.2004.
10. См.: ЦАМО, ф.58, оп.18002, д.790.
11. См.: ОБД «Мемориал».

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Mission News Theme от Compete Themes.
Яндекс.Метрика