Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Село Татарово

Last updated on 14.02.2020

До постройки своей церкви село Татарово было деревней и относилось к Старозамотринскому приходу.
В книге В. Березина и В. Добронравова «Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии», изданной в 1898 году, дается краткая история погоста.
«Старозамотринский приход близ речки Мотри находится в 40 верстах от уездного города и в 110 от губернского. До настоящего разделения Владимирской губернии на уезды Старозамотринский приход входил в состав Муромского уезда и церковь погоста принадлежала к Муромско-Рязанской епархии.


По писцовым книгам Муромского уезда 1628-30 гг., «погост Николы Чудотворца Старого на р. Мотре значится за кн. Одоевским, дан был в вотчину Ив. Ник. Одоевскому за Московское осадное сидение; на погосте была церковь Николая Чудотворца и другая церковь св. муч. Флора и Лавра древяны клецки — строение мирское, а церковные украшения и утварь помещиковы; при церкви 2 священника, пономарь и провсвирня, 5 дв. церковных бобылей, пашни церковной по 40 четв. в поле, сена 50 копен и лесу непашенного 20 десятин».
В окладных книгах Рязанского епископа за 1676 г. мы находим следующие сведения о Замотринском приходе. «В погосте Замотренском церковь Николая Чудотворца; при ней два священника, пономарь и просвирня да приходских 13 дворов крестьянских и 2 бобыльских…»
Далее перечисляются деревни прихода: «Деревня Черткова, в ней двор помещиков, в 1628-30 г.г. Деревня эта была за братьями Елизаровыми, сельцо Никольское, Чертково тож, д. Иванкова, д. Алешкова(в 1628-30 г. Алешково числится старинной вотчиной Голохвастова), д. Федотово — 4 дв. крестьянских, сельцо Курбатово, д. Конопьева, д. Рылиха, д. Куркова, д. Михальчукова, д. Таранова, д. Васина, д. Татарова, д. Нуля.
… «…
Дальнейших сведений о Замотринской церкви и приходе не имеется до начала текущего столетия.
К 1825 г. вместо деревянных церквей построен на погосте существующий в настоящее время каменный храм.
Престолов в этом храме два: холодный — во имя Св. Николая Чудотворца, в приделе теплом о имя св. муч. Флора и Лавра.
Утварью, ризницей, Св. Иконами и богослужебными книгами церковь снабжена достаточно, чего-либо достопримечательного по древности или ценности в церкви не имеется.
… Приход состоит из деревень: Куркова, Черткова, Иванькова, Алешкова, Петровской, Михальчукова; в них по клировым ведомостям числится 994 души муж. пола и 1207 женского.»
За много верст, жителям деревни Татарово приходилось добираться в церковь на службы, для регистрации в Метрических книгах рождение детей, состоявшихся браков и смерти близких.
В середине 19 века священником Старозамотринского погоста был Гавриил Валединский. Судя по всему, он был наблюдательным и неравнодушным человеком. Когда в России образовалось Российское географическое общество (1845 год), то первой акцией общества был сбор информации о быте и нравах жителей различных территорий великой страны. По всем губерниям было разослано 7000 анкет, ответ на поставленные вопросы должен быть представлен в развернутом виде и в произвольной форме. Пришло более 2000 ответов и среди них – рукопись священника Валединского (1854 год). Полный текст статьи хранится в архиве РГО вместе с работами других авторов. Есть краткое изложение рукописи, составленное Д.К.Зелениным в 1914 году:
«Половина моих прихожан живет в Вязниковском, а другая Гороховецком уездах… Этот угол — самый черный.
Строения здесь из своего леса; в передней стене избы три окна: середнее «красное», 2 на 3 четверти арш., два боковых волковыя; печи сбиты из глины;
вместо труб поставлены деревянныя дупли, которыя и видимы поверх соломенной (редко драничной) крыши;
на печи прорублено маленькое окошко с деревянной задвижкой, где старик или старуха во время угара простывают, глотая в себя стужу.
Святые иконы стоят в переднем углу от стены надворных ворот, и всегда, кроме молитвы, задернуты занавеской.
Впрочем, заметил изб до десяти особенного расположения:
Как входишь в эту хату, на правой руке обращенная к дверной стене печь, где небольшое волковое окошко, в которое чуть-чуть видно старухам стряпать; на левой, к дверной же стена в углу иконы и стол, где тоже окошко, в которое едва можно видеть сидящим во время завтрака или обеда за столом; к передней же стене возвышенный со ступенями полок, на котором вся семья от трудов своих в зимнее время почивает, где тоже кверху прорублено окошко, вероятно для выпуска дыму и угару. Вновь же такого расположения изб не строят.
В сенях на одной стороне, от избы до «клети», длинная кровать с двумя или тремя полотняными пологами, где летом почивают.
Клеть холодная, без моху, служит кладовой; в ней забран чулан с запором. Под клеть со двора дверь, и тут летом ставят квас, молоко и т.п. Позади клети на дворе хлев для лошадей; в углу его устроена кровать, на которой хозяин почивает и сторожит воров: их здесь очень довольно.
Далее – хлевы для рогатого скота; позади двора мшенник – теплый хлев для овец и телят, а подле его ворота в огород.
Все надворное строение крыто соломою. Назади, за усадьбою, половня для корму и овины; амбары же и сенницы стоят напереди, т.е. перед глазами.
Одежда: зимой и летом серый или черный шерстяной кафтан; подпоясываются всегда под брюхо для поддерживания его, как большой тяжести. Шапки у мужиков с заломом, то есть с большим толстым овчинным околышем; летом соломенныя с перехватом шляпы. На ногах у всех липовые лапти и суконки или портянки, привязанныя веревками, а у иных ремнями; впрочем, изредка начали носить теплые и холодные сапоги, валинки и чавчуры. Женщины ходят в крашенных синих сарафанах; на головах кокошники разных фигур с бисерными поднизями. О девицах и молодых женщинах и говорить стыжусь.
Пища; утром на завтрак блины из черной гречной муки. Приготовление сусла и браги (описано в рукописи подробно). Праздничные угощения; брагу пьют не стаканами, которых здесь и в заведении нет, а большими чашками, так наз. У них братинами, которые и переходят от одного к другому».

Неспешно шло время, а село Татарово быстро росло. В «Сведениях о населённых пунктах Гороховецкого уезда за 1989 год» Татарово обозначено как «принадлежащее не помещику, а государству». На этот год в селе проживало: «1080 человек — 583 мужчины и 547 женщин; из них грамотных и малограмотных — мужчин 122, женщин — 11. Пастухов в селе было — 11, землекопов — 45, матросов — 15, свиней — 75».

Кандидат исторических наук, доцент Нефёдов Виктор Николаевич.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Mission News Theme от Compete Themes.
Яндекс.Метрика