Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Способность к самопожертвованию…

Last updated on 23.04.2019

В статье представлены сведения о биографии и подвиге одного из героев Великой Отечественной войны – лётчике Н.Ф. Синякове.

Подвиг Николай Синяков свершил просто и решительно, как будто готовился к нему все 23 года отпущенные судьбой. Его боевые товарищи были свидетелями этого великого акта самопожертвования во имя спасения Родины. В Именном списке безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава 5-й резервной авиационной группы на 1 декабря 1941 сказано коротко о трагическом событии, оборвавшем жизнь молодого лётчика-командира – «Синяков Николай Фёдорович, младший лейтенант, командир эскадрильи, сбит ЗА, 30.Х.41г. в р-не Успенское, Сталинской области» [1]. Село Успенское (Успенка) на реке Крынка, расположенное в 20 километрах от районного центра Амвросиевка (ныне Донецкая область, Украина), стоящее на перёкрестке дорог, в последней декаде октября 1941 года было переполнено боевой техникой и войсками фашистов. По данным нашей разведки «противник сосредоточил дивизию СС «Викинг» (подтверждается документами), в то же время продолжает подтягивать мотомехчасти в район Амвросиевка (южная), Колпаковка, Успенская силою одной тд и одной мд, перегруппировывая на данное (Куйбышевское – ВН) направление со сталинского направления, предположительно 13 тд и 60 мд, ранее действовавшую в Павлограде» [2]. 4-й штурмовой авиационный полк, вооруженный самой передовой на этот момент техникой – самолетами-штурмовиками Ил-2, непрерывно, группа за группой, совершал налёты на данную территорию, нанося ощутимый урон врагу.
Очевидно — враг был сильнее. Но с каждым вылетом летчики набирались боевого опыта, обретали уверенность и мастерство. Кроме того, сверху они собственными глазами видели этот громадный и слаженный механизм военной германской машины, похожей на гигантский железный спрут, щупальца которой все глубже и глубже проникали на территорию страны. Невыносимо трудно было видеть, как на месте уничтоженной мехколонны возникала новая, которая с таким же упорством двигалась вперед. В голове каждого пилота складывалась определенная схема боя, и, самое главное, вызревала простая идея – нанести своими действиями максимальный вред врагу.

Вот что видел главный свидетель — старшина Шахов Виктор Николаевич, друг и земляк Николая Синякова, призванный в РККА тоже из Горьковской области, уроженец небольшой деревни Малое Мартово, расположенной рядом с городом Павлово-на-Оке.

«Вторую группу вскоре вслед за Синяковым на Успенское повел Шахов. Он издалека увидел, как пикируют штурмовики, а потом взмывают с креном вверх, как раз туда, где чёрные хлопья разрывов. Зенитки бьют с горы… — Кончай работу, подхожу к цели! — крикнул Шахов Синякову по радио и тут же увидел, как на выходе из атаки вспыхнул штурмовик Синякова. Вспыхнул, но снова пошел вверх, а пламя — к хвосту. Затем острый капот самолёта опустился книзу, от него вниз струятся светлячки трасс… Огонь уже позади кабины, штурмовик всё ниже, ниже, концом крыла задевает крышу сарая… Огненный смерч завертелся в гуще машин…

Шахов на миг оцепенел, забыл о зенитках, бьющих вдогонку уходившим от цели штурмовикам, а потом, стиснув зубы, отдал от себя ручку управления, прильнул к прицелу, нажал на гашетки. Его ведомые пошли за ним» [3].

Выросший в российской глубинке, Николай прошел путь миллионов советских юношей и девушек. Идеологические методы управления, которые широко использовала правящая партия, позволили к началу Великой Отечественной войны сформировать активную патриотическую позицию у подавляющей части молодого населения страны [подробнее 4].

Генерал-майор Гофман фон Вальдау, начальник штаба командования люфтваффе через 9 дней после начала войны писал в своем дневнике: «Качественный уровень советских лётчиков куда выше ожидаемого… Ожесточённое сопротивление, его массовый характер не соответствуют нашим первоначальным предположениям». Подтверждением этого стали первые воздушные тараны. Кершоу приводит слова одного полковника люфтваффе: «Советские пилоты – фаталисты, они сражаются до конца без какой-либо надежды на победу и даже на выживание, ведомые либо собственным фанатизмом, либо страхом перед дожидающимися их на земле комиссарами» [5].

Сестра героя — Дарья Фёдоровна Рыжкова вспоминает о своей семье: «Отец – Фёдор Фёдорович Синяков родился в 1881 году, мать – Анастасия Ивановна в 1883 году. В семье было 6 детей – 3 дочери и 3 сына. Коля – 5-й ребенок в семье. В селе Татарово, Муромского района, Горьковской области Николай окончил начальную школу – 4 класса. Затем семья переехала в г. Балахну Горьковской области, где Николай окончил среднюю школу. Отец работал машинистом паровоза, мама была домохозяйкой. Учился Коля очень хорошо, занимался конькобежным спортом, занимал призовые места в соревнованиях, хорошо рисовал, старался помогать товарищам в учёбе, был комсомольцем, мечтал стать лётчиком. На каникулах приезжал в старый родовой дом вместе с братьями и сестрами в село Татарово к тёте. После окончания 10 классов Коля поступил в школу лётчиков им. Чкалова в городе Горьком, в 1939 году был призван в армию и направлен в авиаполк в город Таганрог. Женат не был» [6].

Единственное письмо Николай прислал в 1939 году с фотографией в военной форме из Таганрога в Великие Луки, где проживала Дарья Фёдоровна с мужем. Писать много было некогда, надо было учиться, готовить себя к надвигающейся войне. Об этом писал Николай – «только быстрей бы летать и летать много».

В Послужной карте младшего лейтенанта Синякова Николая Фёдоровича отмечено: «в Красной Армии с 15.05.1939; Приказом НКО №05265 от 28.11.40 г. Синякову Н.Ф. присвоено звание «младший лейтенант», по окончании Таганрогской военной авиашколы, и он назначен на должность младшего лётчика 4-го скоростного бомбардировочного авиационного полка Харьковского Военного Округа; Приказом №0054 от 04.09.1941 Синяков Н.Ф. направлен в 1-ю запасную авиационную бригаду пилотом 4-го штурмового авиационного полка» [7].

Командиром 4-го штурмового авиационного полка, где служил Николай Синяков, был Герой Советского Союза майор Гетьман Семён Григорьевич, впоследствии командир авиационной дивизии и генерал-майор. В январе 1942 года он написал статью, которая называлась «Воспитание героя», и прислал, на её основе, письмо родителям Николая Синякова:

«Когда я думаю о подвигах, я вспоминаю красивого волжского парня Николая Синякова. В полк он пришел в разгар военных действий из авиационной школы. За его плечами не было боевого опыта, мастерства. Но зато в нём горела неуёмная страсть к подвигам. Молодой лётчик сразу же обратил на себя внимание и с первых же боевых вылетов зарекомендовал себя смелым, волевым штурмовиком. Когда пришла весть о бессмертном подвиге легендарного капитана Гастелло, комсомольцы полка поклялись все до единого, что они в любую минуту, во имя Родины, совершат такой же поступок. Нередко Николай попадал в сплошную зону зенитного огня неприятеля, но никогда не поворачивал назад своей машины. Он хитрил, изворачивался, но добивался своего. Его машина приходила изрешечённой осколками снарядов. Бывало так, что на самолёте, когда он возвращался, зияло более 200 пробоин.

Командование давало ему самые ответственные задания, и не было случая, когда бы он их не выполнил. Николай всегда говорил, что если придётся умереть, то дёшево он свою жизнь не отдаст. Храбрый воин остался верен своей клятве» [8].

Семён Григорьевич Гетьман отмечал то огромное влияние, которое оказал подвиг Николая Гастелло на Николая Синякова и других лётчиков полка. Во время Великой Отечественной войны его подвиг повторили сотни лётчиков[9]. Подвиг Николая Гастелло продолжал оказывать воспитательное воздействие на советских людей, и после войны. Помню, как нас учеников школы №13 города Мурома (думаю, и учеников других школ тоже) ежегодно приводили в местный краеведческий музей, где была специальная экспозиция, посвященная подвигу. С волнением и уважением слушали мы рассказ экскурсовода. Возле железнодорожного вокзала в г. Муроме был сооружён памятник герою-лётчику Н.Гастелло.

Неожиданно, после 1991, тема героического поступка, массового героизма в годы войны снова стала ставиться под сомнение. В общественное сознание стали внедрятся разного рода факты, размывающие целостность подвига, появлялась возможность «шить одеяло лжи из лоскутов правды». В некоторых изданиях напрямую, например, в работах Виктора Суворова, Марка Солонина и его сторонников изменялась точка зрения в целом на отечественный, защитительный характер этой войны, на праведность и искренность патриотической позиции советских руководителей и в целом советского народа. Как, безусловно, необходимая реакция, на такого рода размышления о войне и подвиге народа появилась честная, открытая, нормальная точка зрения Владимира Мединского[10].

Героизм бойцов Красной Армии носил ярко выраженный массовый характер. Но элитные войска, молодые образованные профессионалы-военные проявляли героизм особого рода – не единоличное, индивидуальное «безумство храбрых», а осознанный жертвенный патриотический героизм. Один из лучших фильмов о Великой Отечественной войне «В бой идут одни старики» по сути дела рассказывает о профессиональной и воспитательной работе такого боевого подразделения, каким был 4-й штурмовой авиационный полк.

Каждый человек в Советском Союзе знал литературного героя Бориса Николаевича Полевого из его бессмертного произведения «Повесть о настоящем человеке», — лётчика Маресьева, который был сбит в бою, тяжело ранен, потерял обе ноги, но вновь встал в строй и вновь воевал, преодолевая физическую боль и немощь. Такой подвиг в реальности совершил друг и боевой товарищ Николая Синякова, проводивший его в последний путь – Виктор Шахов.

Виктор Николаевич Шахов в РККА с 15.05.1939, член ВЛКСМ с 1936, старшина, пилот 4 ШАП Южного фронт – погиб в бою 18.01.1942. Так было написано в Именном списке безвозвратных потерь полка. Однако свершилось чудо, и он остался жив – «контузия с потерей ступней обеих ног» [11].

Из Наградного листа:

«В Отечественной войне участвует с 27.06.41 года. Мастерски овладел штурмовыми полётами на самолёте ИЛ-2, добился своим непрерывным совершенствованием блестящей ориентировки и прицельного ведения огня. Он совершил 33 боевых вылета на самолёте ИЛ-2. Водил на штурмовку вражеских автоколонн группы самолётов от звена до 3 звеньев. За эти вылеты лично тов. Шахов уничтожил и повредил до 25 танков, свыше 50 автомашин с военным грузом и боеприпасами, орудий ЗА – 4, полевых орудий – 5, мотоциклов 13, лошадей более 120 и до 500 солдат и офицеров противника. Каждое боевое задание исполнял точно, смело и бесстрашно ходил в бой. За первые 6 успешных штурмовых вылетов награждён орденом «Красная Звезда». За последующие 10 отлично выполненных штурмовых вылетов награждён Военным Советом Южного фронта орденом «Красное Знамя». Эти высокие награды вдохновили на новые, смелые подвиги, смелого бесстрашного летчика. После этого он совершил 17 успешных штурмовых вылетов, уничтожил и повредил: 9 танков, 15 автомашин с войсками и грузами, 2 полевых орудия, 8 мотоциклов с солдатами, свыше 10 лошадей с всадниками и истребил до 100 солдат и офицеров противника.

15.10.41 года тов. Шахов повел группу в составе 6 самолётов на штурмовку вражеских мотомехколонн в районе Мариуполь-Таганрог. Мастерским и внезапным заходом колонне был нанесен серьёзный урон. Группа уничтожила и повредила: 4 танка, свыше 10 автомашин. Всю группу самолётов тов. Шахов привёл на свой аэродром без потерь.

02.11.41 года тов. Шахов водил группу в составе 4-х самолётов на штурмовку мотомехпехоты в районе Куйбышево-В.Кирсановка. Ожесточённый заградительный огонь противника не мог остановить ведущего. Задание выполнили отлично, они уничтожили и повредили: 3 танка, 6 автомашин с грузом и солдатами, 2 полевых орудия на конной тяге и 20 лошадей с всадниками. Самолёт тов. Шахова получил серьёзное повреждение от ЗА противника, перебит бензиновый петрофлекс, в трёх местах пробит подкос шасси, перебиты троса тремеров руля поворота, два прямых попадания снаряда, свыше двести осколочных пробоин. Сам тов. Шахов получил лёгкую контузию. Однако тов. Шахов не растерялся, а напрягал все силы и благополучно посадил самолёт на свой аэродром. Боевая машина была спасена.

18.01.41 года во время начала наступления Красной Армии в районе Карвенково-Лозовая тов. Шахов при плохой видимости совершил 2 боевых вылета. Он вёл разведку, привозя ценные сведения с расположением войск противника, и штурмовал передний край обороны. За первый вылет тов. Шахов уничтожил: 2 полевых орудия, разрушил ДЗОТ и истребил до 15 солдат и офицеров противника. Во втором вылете тов. Шахов подавил огонь минометной батареи и истребил 10 солдат и офицеров. После выполнения боевого задания встретил проходивший самолет противника Хе-126 над линией фронта, вступил с ним в бой и в этом единоборстве тов. Шахов сбил корректировщика, но сам также был подбит и совершил вынужденную посадку возле линии фронта. Потерпел серьёзную аварию, в результате чего лишился ступней обоих ног.

После излечения тов. Шахов возвратился в полк, отказался идти в тыл, а пожелал воевать снова на боевом самолете против врагов нашей Родины. Результат боевых действий тов. Шахова подтверждает участвовавший с ним в выполнении боевых заданий командир 210 ШАП майор Зуб.

Достоин Высшей Правительственной награды – ордена Ленина.

Командир 7-го Гвардейского ордена Ленина ШАП – гвардии майор Волков. 18 декабря 1942».

Виктор Николаевич уже в звании младшего лейтенанта за эти подвиги на основе данного Наградного листа был награждён орденом Отечественной войны – 1-й степени[12].

О подвиге Виктора Николаевича Шахова помнят его земляки, в музее города Павлова-на-Оке есть стенд с рассказом о героическом русском парне из простой крестьянской семьи [13].

В документах ЦАМО нет Наградного листа на первую награду Николая Синякова – орден Красной Звезды. В книге Емельяненко В.Б. высказывается предположение, что наградные листы погибли в пожаре после одного из налётов вражеской авиации и все, представленные к наградам, были оформлены общим списком. Даже награждение командира полка майора Гетьмана С.М. звездой Героя Советского Союза было проведено на общих основаниях – за совокупность поистине героических и эффективных боевых операций, проведённых в первые месяцы войны штурмовым авиационным полком вооружённым самой передовой, на тот момент, авиационной техникой – штурмовиками ИЛ-2.

Не последнюю роль в том, что большая группа лётчиков была представлен к наградам, сыграла уникальная боевая операция, проведённая 4-м штурмовым авиационным полком 5 и 9 июля 1941 года. Майор С. Г. Гетьман умело руководил действиями групп штурмовиков при нанесении ударов по вражескому аэродрому, в результате которых была выведена из строя взлётно-посадочная полоса и уничтожено 22 самолёта противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 октября 1941 года за умелое командование авиационным полком, образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко — фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Майору Гетьману Семёну Григорьевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» ( № 566 ).

Полк в первые месяцы войны вносил весьма весомый вклад в противодействие хорошо организованным, подготовленным, имеющим боевой опыт войскам противника. Каждый день боевые вылеты. Штурмовики появлялись именно там, куда направляло командование. Боевые задания выполнялись, дополняясь инициативой лётчиков.

14 октября 1941, за 16 дней до подвига, командир полка, майор Гетьман и военный комиссар полка, батальонный комиссар Рябов оформили Наградной лист на командира звена, младшего лейтенанта Синякова.

Из Наградного листа:

«Тов. Синяков является в части одним из лучших лётчиков, своими умелыми и храбрыми действиями завоевал любовь и авторитет среди всего личного состава полка. Водил в бой звено и группу звеньев и выходил из боя победителем. На Западном направлении имел 19 боевых вылетов и на Южном фронте – 14 боевых вылетов.

Имеет общий налёт на самолете ИЛ-2 – 44 часа 37 минут, из них боевой — 30 часов 50 минут по мотомехвойскам противника.

За время боевых действий тов. Синяков уничтожил не менее 30-ти танков; до 50-ти автомашин с солдатами и боеприпасами противника, до 5-ти зенитных точек и 7 полевых орудий.

За образцовое выполнение боевых заданий на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленное мужество и отвагу достоин правительственной награды ордена «Красное Знамя» [14].

Наградной лист был направлен вышестоящему руководству. После этого дня произошло много событий, которые раз за разом подтверждали высокие профессиональные и организаторские способности Николая Синяков. Уже после 14 октября он был назначен на должность командира 2-й эскадрильи, несмотря на то, что младший лейтенант.

Вот как, видел эти события, только назначенный Командующим авиацией Южного фронта Вершинин Константин Андреевич:

«С улучшением погоды Вершинин распорядился поднять в воздух штурмовиков. Сначала во главе семёрки «ильюшиных» полетел командир эскадрильи 4-го полка коммунист капитан Иванов. Удар её был сокрушителен. Командование наземных войск попросило повторить налёт. Теперь группу «илов» возглавил комсомолец лейтенант Николай Синяков. Константин Андреевич хорошо помнил озорную ребяческую внешность и по-взрослому серьёзное отношение этого летчика к каждому заданию. Зная, что Синяков в воздухе, он ждал доклада командира полка о результатах полета.

Вечером тот сообщил: нелегко дался группе путь до цели. Гитлеровцы подняли «мессеры». Синяков, увидев вражеские истребители, решил встретить их ударом в лоб. Этого гитлеровцы не любили и обычно отворачивали в сторону. Но на сей раз фашистские лётчики продолжали идти встречным курсом. Синяков, сблизившись с врагом до 800 метров, открыл огонь по ведущему «мессеру». Тот, словно наткнувшись на препятствие, стал падать. Остальные самолеты противника ушли разворотами в разные стороны. Синякову и его товарищам удалось ещё раз обрушить на противника огневую мощь своих «илов».

«Храбрый парень, надо поддержать его,- подумал Вершинин о Синякове,- отличный авиационный командир растёт». Но через 10 дней Константин Андреевич с горечью узнал, что Николай Синяков погиб. Его самолёт загорелся от попадания зенитного снаряда в бензобак. Отважный комсомолец направил горящий штурмовик в скопление вражеских грузовиков с боеприпасами. Сильнейший взрыв, столб огня стали салютом его мужественной гибели» [15].

Постановлением Военного Совета Южного фронта №041/Н от 6 ноября 1941 большая группа лётчиков была награждена орденами и медалями. Николай Фёдорович Синяков был награждён орденом «Красного Знамени», награждён как командир звена, награждён на основе Наградного листа от 14 октября. В Постановлении нет отметки о том, что он погиб 30 октября, хотя такая отметка есть у ряда погибших или пропавших без вести боевых товарищей из списка награжденных.

То есть, бесспорный факт героического поступка командира 2-й эскадрильи — младшего лейтенанта Синякова Николая Фёдоровича, остался в тени его предыдущей награды и не был отмечен специальным решением командования.

Это конечно не умаляет величие подвига, очевидно, не ради наград свершались такие поступки, такое героическое самопожертвование. Может быть, именно стечение обстоятельств подчеркивает святость героического порыва людей того времени, которые ценой собственной жизни обеспечили Победу над ненавистным врагом – «смертию смерть поправ». Обеспечили счастье и благополучие ныне живущих. Вечная им слава.

В рамках данного мемориального поиска удалось сделать большое дело, после наших обращений в разные инстанции были переданы родственникам, те две награды, которыми был награждён Николай Синяков – орден «Красной Звезды» и орден «Красного Знамени».

Школьники села Татарово вместе с директором школы Светланой Павловной Чёрной и учителем истории Любовью Сергеевной Холодовой целое лето 2011 года собирали ягоды и грибы, для того, чтобы на вырученные деньги, изготовить памятную доску в честь своего героя-земляка. 30 октября этого же года памятная доска с описанием подвига была торжественно прикреплена к дому, где родился и вырос Николай. В этот же день почти все жители села приняли участие в высадки аллеи из 70 рябин в честь семидесятилетия со дня подвига.

Примечания:

1.Синяков Николай Фёдорович. – ОБД «Мемориал».

2. Декадная разведсводка №6 «О группировке противника перед южным фронтом по состоянию на 25.10.41» – tashv.nm.ru

3. Емельяненко В.Б. В военном воздухе суровом… — М.: «Молодая гвардия», 1976. – С. 100.

4. Нефёдов В.Н. Эффективность идеологических методов управления хозяйством. /В сб.: Вопросы теории и практики идеологической работы. – М.: Мысль, 1986. – С.229-245.

5. Потери жуткие. Не сравнить с теми, что были во Франции. Русский солдат глазами гитлеровцев. Обзорная статья на ИНОСМИ по книге Кершоу Роберт. 1941 год глазами немцев. Берёзовые кресты вместо железных. — «http://inosmi.ru/europe/20130114/204566555.html» \l «ixzz2Hwkj0rXn» http://inosmi.ru/europe/20130114/204566 … z2Hwkj0rXn

6. Случаева Т.П. Письмо руководителю краеведческой группы «Истоки» (с. Татарово) Холодовой Л.С. от 18.11.2011. Комитет культуры Администрации г. Великие Луки Псковской области «Краеведческий музей». – С.1.

7. Архивная справка ФБУ ЦАМО РФ №11/65378 от 26 января 2011 г.

8. Архив школы села Татарово.

9. История Великой Отечественной войны. Полная хроника, 1418 дней/1418 ночей/ авт.-сост. А.В.Сульдин. – М., 2010. – С.86-87.

10. Мединский В.Р. Война. Мифы СССР. 1939-1945. – Второе издание. – М., 2012.

11. Шахов Виктор Николаевич. – ОБД «Мемориал».

12. Шахов Виктор Николаевич. – ОБД «Подвиг народа».

13. «Виктор Николаевич Шахов родился в 1918г. в д. Малое Мартово Павловского уезда Нижегородской губ. По окончании одной из средних школ в г. Павлове, продолжил образование в ФЗУ при Заводе автотракторного инструмента (ныне — Павловский автобусный завод). Затем работал на ЗАТИ в ремонтно-механическом цехе. Параллельно учился в аэроклубе г. Павлова, который закончил в 1938г. Был направлен в авиашколу в г. Энгельсе, а затем переведён в Таганрогскую авиашколу (окончил в 1940г.). В годы ВОВ служил в 7-м гвардейском ордена Ленина Краснознамённом Севастопольском штурмовом авиаполку (См.: Сайт Харина В.В.- Авиаторы Второй мировой: в 1942 году 4-й ШАП был преобразован в 7-й Гвардейский ШАП — ВН). До ранения в феврале 1942г. совершил 45 боевых вылетов, был награждён орденами Красного Знамени и Красной Звезды (позднее в 1943г. получил орден Отечественной войны 1-й степени). В результате ранения лишился обеих ног и хотя вернулся в часть, но приказом командования от боевых полётов был отстранён. Некоторое время летал в звене связи, а затем перешёл на штабную работу и был демобилизован в мае 1944г. с должности заместителя начальника штаба 230-й авиадивизии. После демобилизации переехал в Тбилиси. Работал в структурах гражданского воздушного флота Грузинской ССР, заочно окончил горный институт и затем трудился в качестве старшего инженера Грузинской Геофизической экспедиции. Дата смерти В.Н. Шахова нам не известна». — Справка директора Павловского исторического музея Федотова Николая Борисовича, от 28 января 2013.

14. Синяков Николай Фёдорович. — ОБД «Подвиг народа».

15. Киселёв А.Н. Главный маршал авиации К.А.Вершинин. Серия «ЖЗЛ» – М., 1985. – С.100

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Mission News Theme от Compete Themes.
Яндекс.Метрика