Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Станислав Романенко. Настрелялся. Быль.

Каждую осень перед открытием сезона охоты в нашем доме начинается торжественный ритуал. Отец приносил из кладовки отличное двуствольное ружье 12 калибра «Зауэр» 3 кольца, привезенное из Германии в 1946 году. Любовно, аккуратно разбирал, чистил, протирал, смазывал ружейным маслом каждую деталь. Собирал, просматривал каналы стволов, проверял, как работают курки. Потом принимался за патроны. . Готовых, уже снаряженных патронов не покупал никогда. . Отец раскладывал на столе гильзы , жестяную завинчивающуюся банку с порохом, капсюли, дробь, пыжи, нарезанные из старой газеты. Гильзы были двух видов: картонные с латунным основанием и целиком латунные. Латунные служили дольше, но и стоили они дороже.. Поэтому большинство гильз были картонные. В донышко вставлялся капсюль. Специальной меркой засыпался порох, потом дробь. Все это забивалось пыжами, и специальной толкушкой уплотнялось К отцу заходили сельские охотники – друзья юности. Обсуждали планы на охоту, делились охотничьими секретами. Вспоминали довоенные охоты. От души хохотали над всякими смешными случаями. Я тихонько сидел где-нибудь уголке и с удовольствием слушал. Из этих разговоров я и узнал, что отец до войны был удачливым и метким охотником. Когда же начинался сезон , на охоту он не ходил . Друзья заходили, хвастались трофеями, звали с собой. Но он отнекивался, ссылаясь то на занятость, то на нездоровье. Однажды, погожим сентябрьским воскресеньем, он подпоясался патронташем, вскинул ружье на плечо, и, взъерошив мой чубчик, с улыбкой спросил: — Ну что , пойдем, постреляем уток? Неописуемый восторг охватил шестилетнюю мальчишескую душу. С отцом всегда было очень интересно. Он рассказывал интересные истории, пел, шутил, учил меня играть в шахматы Только редко бывали такие минуты. Сельский учитель, завуч средней школы ,он работал с двойной нагрузкой, 36 уроков в неделю. Вел несколько предметов. В начале 50 –х учителей очень не хватало. Особенно мужчин. Каждый работал за двоих. А у отца была еще и партийная нагрузка – секретарь партийной организации села(На общественных началах!). А село большое, 4500 жителей, 4 колхоза, школа, больница, клуб. И коммунисты отвечают за все. Партия была работающая а не болтающая.А еще ж и домашние дела. В селе ведь так: как потопаешь, так и полопаешь. Все, что нужно, чтобы накормить семью, должен вырастить и произвести сам. Поэтому возможность просто побыть с отцом, а уж тем более принять участие в охоте — это было превыше всех мечтаний . Наша хата стоит у дороги, на самом краю села. Примерно в километре от нее начинается смешанный лес. Когда мы вышли из дома, теплое сентябрьское солнышко начало клониться к закату. Ласковый ветерок легко обдувал нас то спереди, то сбоку. Отец шагал широко, размашисто в старых офицерских галифе и хромовых сапогах. Тихо улыбаясь, думал о чем то своем, искоса ласково поглядывая на меня, юным козленочком взбрыкивавшего вокруг него. Вот и лес. Мы нырнули в царство листвы, отливавшей всеми цветами радуги, вперемешку с зелеными островками хвои. Через лес прошли на берег пруда к небольшому заливчику, поросшему камышами. Там водились дикие утки. Притаились, и стали ждать. Вдруг за камышами послышалось хлопанье крыльев, и стремительно взлетела пара диких уток. Отец вскинул ружье, прицелился, повел стволами вслед улетающим птицам и… опустил ружье. — Не могу, как – то глухо сказал он, — настрелялся… Мы поднялись и быстро пошли домой. Больше он на охоту не ходил. Только много лет спустя, я, уже сам став отцом, историком, и достаточно послужив офицером, понял это его «настрелялся». Да, поколение победившее фашизм знало, что война будет, и готовилось к этому. Мой отец еще в 1934 году на рабфаке в Харькове за меткую стрельбу в числе первых на Украине был награжден знаком «Ворошиловский стрелок». Ему это было несложно. Еще с юности увлекался охотой, стрелял метко, не раз приносил домой дичь, добывал косулю, а то и дикого кабана. Войну прошел всю – с первого до последнего дня, от курсанта учебного дивизиона артполка на границе до капитана, зам. командира дивизиона в Берлине. Как воевал, говорят 15 наград и 5 ранений. Наши дорогие победители с честью прошли свой путь в той невыносимо тяжелой войне. Но при этом оставались глубоко мирными людьми, нацеленными на созидательный труд. И смертельно уставшими от смертей и стрельбы.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Mission News Theme от Compete Themes.
Яндекс.Метрика