Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Щёлоков Павел Григорьевич

Last updated on 16.04.2021

Щёлоков Павел Григорьевич. 1911 года рождения. Место проживания до призыва  – дер. Уколово. Призван в РККА Воскресенским РВК. Младший лейтенант (или лейтенант). Командир взвода. Беспартийный. Последнее место службы – 50-я отдельная мото-механизированная бригада, 5-й механизированный корпус, Юго-Западный фронт.

Погиб в бою 19.12.1942. Первичное захоронение – братская могила, хутор Н. Дербеновский, Суровикенский район, Сталинградская область. В данный момент в списках братской могилы не числится.

Братская могила воинов № 34- 676, погибших в дни Сталинградской битвы в декабре 1942 года. Здесь покоится прах 292 воинов и имена всех известны. Имена павших героев моно посмотреть здесь.

Недалеко от сельского Дома культуры на склоне оврага расположена скромная братская могила. Стела со красной звездой. На стеле надпись:
«Земной поклон вам воины освободители! В веках не померкнет Слава вашего ратного подвига! Здесь похоронены танкисты, погибшие смертью героев в декабре 1942 года при отражении атаки гитлеровцев» 1942 — 1943 года»

Расстрел 168 и 252 танковых полков

 

Оперативная сводка штаба 50 мбр

Описывает период с 19.12.1942 по 19.12.1942 г.Боевые донесения, оперсводки. № документа: 14, Дата создания документа: 19.12.1942 г.
Архив: ЦАМО, Фонд: 3443, Опись: 0000001, Дело: 0010, Лист начала документа в деле: 245
Авторы документа: 50 мбр, майор Конюхов, ст. лейтенант Натиленко

… Когда авангард и часть главных сил в количестве 33 танка прошли деревню Ново-Дербеновский по дороге на высоте с отметкой 137.0 , то не дойдя 1 — 1,5 км. указанной высоты, справо из оврага, что 1км. западнее высоты с отметки 137.0 восемь танков противника открыли огонь.

Колонна авангарда задержалась. С остановки стала расстреливать танки противника.

Колонна главных сил подошла к авангарду и тоже точно также открыла огонь.

В это время около 20-25 танков противника из района, что на 1 км южнее без. хутор (в 3-х км. от Ново-Дербеновской) вышли и атаковали с тыла и фланга наши танки.

Атака танков противника с левого фланга была для авангарда неожиданной.

Бой был коротким. Начался в 9.45, закончился 10.15. На поле боя осталось много дымящихся машин и танков противника. Количество потерянных нами танков на установить поле боя не удалось.

По показаниям экипажей пробравшихся в часть без танков все наши танки либо сожжены, либо подбиты.

В результате этого боя сгорело или подбито в 165 т.п. — 16 танков, в 252 т.п. — 17 танков, одна машина шевроле и один броневик.

Потери в личном составе 168т.п. — убито 63, в том числе и командир полка полковник Карась. В 252 т.п. потери в личном составе уточняются.

Вот что пишет об этом в книге «Танковые сражения 1939-1945 гг.» Меллентин:

«Получив приказ, генерал Бальк решил немедленно выступить, чтобы на рассвете неожиданно нанести удар по противнику. В соответствии с таким планом 110-й мотострелковый полк должен был сковывать противника с фронта, 15-й танковый полк — атаковать восточный фланг русских, а 111-й мотострелковый полк, находившийся в резерве, — следовать непосредственно за 15-м полком и обеспечивать правый фланг).

К 5. 00 19 декабря войска заняли исходные позиции. Как только рассвело, передовые подразделения 15-го танкового полка увидели танковые части русских, которые двигались в боевых порядках в южном направлении. Так как немецкому полку удалось скрытно подойти, его двадцать пять танков последовали за русскими танками, и, прежде чем противник понял, что двигающиеся за ним второй волной танки являются не русскими, а немецкими, последние вывели из строя сорок две машины. Господствующая высота 148,8 была захвачена. По другую сторону этой высоты была замечена еще группа танков, двигавшихся в том же направлении, что и первая. Вновь немецкие танки под умелым командованием капитана Лестмана атаковали русские танки с тыла и уничтожили их прежде, чем последние поняли, что происходит. Так за поразительно короткое время, не потеряв ни одной машины, двадцать пять немецких танков уничтожили шестьдесят пять боевых машин русских. Этот бой привел к срыву русского наступления. Оставшиеся части бежали перед нашими танками, не оказывая какого-либо серьезного сопротивления.»

Генерал-лейтенант танковых войск А. П. Панфилов под чьей редакцией вышла книга в СССР поправляет его в примечаниях «Приведенный факт не соответствует действительности. На этом направлении действовал 3-й моторизованный корпус, который нанес большие потери 11-й танковой дивизии немцев и вынудил ее перейти к обороне.»

Что же произошло утром 19 декабря 1942 года?


«Командующему 5ТА
Штаб 5МК

Докладываю:
Поставленная Вами задача овладеть 19.12.42 г. Верхне-Аксеновский, Верхне-Солоновский частями 5Мк не выполнена.

Причины: В соответствие в Вашим приказом 50 мбр с танковым полком корпуса на рассвете должна была двигаться по маршруту Стар. Дербеновский, высота 137.7 и далее Верхне-Солоновский к утру занять Верхне-Солоновский и прочно его удерживать.

Бригада на выполнение задачи выступила в 7.00 т.к. вследствие неорганизованности в бригаде долго заправлялись горючим, к 9.00 танки 12 шт. 168 тп и 12 шт. 252 тп. с десантом пехоты на танках проследовали высоту 137.7. Противник из района без. хутор, что сев. высоты 137.7, перекрёсток дорог южнее этого хутора открыл из засады сильный противотанковый огонь, а также огонь из 8 зарытых в землю танков.

Наши танки развернулись и начали вести бой, развернув башни влево. В это время танки противника начали вести губительный огонь с места по нашим танкам.
Следовавшая за танками пехота 50 мбр дрогнула и разбежалась. Принятыми мерами через 2-3 часа положение было восстановлено.

До 16.00 19.12.42 г. не удавалось установить положение с танками и лишь к 19.00 после прибытия из этого района экипажей и ком. состава стало ясно, что 22 наших танка подбито или сгорели.
Несмотря на попытку прорваться в район высоты 137.7, 148.8 противник буквально заваливал миномётным огнём и непрерывно бомбил боевые позиции. 50 мбр залегла, организовав ПТО. Попытка поднять пехоту в атаку результатов не дала.

Противник в этом бою по докладу ком. подразделений потерял 10-15 танков и до 100-150 чел. пехоты.
По непроверенным данным командир 252 тп 50 мбр подполковник Начётчиков сдался врагу. Командир 168 т.п. убит.

Потери бригады в этом бою 22 танка 150 челов. бойцов и командиров.
Командир бригады майор Симаченко проявил полную неспособность командовать бригадой и не обеспечил бригаду на марше мерами охраны и разведки.

Прошу майора Симаченко с должности снять, назначить ком. бригады командира 188 тп подполковника Гритчатова, а на его место его начальника штаба.

45 мбр на марше была контратакована из района (у развилки) выс. 94.4 развернулась и отбросила противника.

12.00 бригада снова была атакована 30 танками противника в направлении выс. 127.7
Перед бригадой до 2 пех. полков противника и 30 танков. Отмечается 133 полк 45 ПД.
Всего подбито за день 19.12.42 до 25 танков противника. Уничтожено до 1 б-на пехоты. Взято 12 чел. пленных.

Противник заблаговременно организовал рубеж обороны 148.8, 137.0, 122.4 и второй рубеж по линии высот 130.8, 129.8, 135.7, 172.4, 158.5
Продолжаю выполнять поставленную задачу.
Прошу помочь артиллерией двумя полками.

Г.М. подпись (командира 5 МК)»

Командир 225 тп Мочешников А.А. (как выяснилось позднее) погиб. А командир 168 тп майор Карась выжил и вернулся 20.12. в часть.

Теперь смотрим как выглядит картина боя в немецких документах.

6.50( время немецкое) 110 панцергренадерский полк докладывает что замечено движение противника на юг(50 танков, пехота и артиллерия).
7.10 панцергренадеры вступают в бой
7.15 артнаблюдатели 119 артполка докладывают «силы противника — 24 танка и 3-4 батальона пехоты».
7.50 2 батальон 15 тп контратакует наши танки с тыла в районе высоты 148,8
8.42 немецкие танкисты докладывают о победе
8.59 доклад «уничтожены 25 танков, 2 немецких танка получили незначительные повреждения»

Т.е. факт расстрела наших  168 и 252 танковых полков из состава 5 МК утром  19.12.1942  немцами из 2 батальона 15 тп  11 тд подтверждается. Количество наших подбитых танков заявленное обеими сторонами вполне коррелирует — оверклейм в пределах допустимого. С нашей стороны указано 19-22(согласно документам три танка сумели выйти из под огня, прорвались к высотам 172.4 и 168.5 и были подбиты уже там), с немецкой 25.

https://zhur-from-rkka.livejournal.com/1329.html

Некоторые подробности разгрома 168 тп и 252 тп

Состояние противника к исходу 18.12 оценивалась следующим образом: под сильным натиском наших частей отходит в южном направлении, одновременно мелкими группами пехоты и танков укрепляясь на тыловом рубеже обороны. Первая линия противника на направлении действий корпуса — по оценкам батальон пехоты на ю.в. окраина Нов.Дербеновский, б.Таловая до двух рот пехоты, Дальне-Подгорский до батальона пехоты — считались частично разбитыми к исходу дня 18.12 (выбиты с большими потерями — включая до 100 пленных — из Нов.Дербеновский и Стар.Дербеновский), однако отмечалось наличие второй линии в районе безымянный хутор южнее Нов.Дербеновский (батальон пехоты) и выс.137.0 (рота пехоты). От разведки требовалось установить направления дальнейшего отхода противника и какими частями удерживается второй рубеж обороны. Вероятно, определяющей при принятии решений оказалась информация о том, что противник из района Обливская отводил колонны автотранспорта на юг и юго-запад, а Суровикино наконец было взято частями 119 сд, плюс тактические успехи в полосе корпуса (взятие обоих Дербеновских и с большим количеством пленных). В результате обстановка была оценена как благоприятная для развития успеха.

Поэтому задачей корпуса на 19.12 стал вход в прорыв, что коренным образом повлияло на планирование действий в тот день. Было решено вводить в бой свежую 50 мбр, которая до тех пор не принимала участия в боях (за исключением 252 тп) и совершить ею глубокий и смелый рывок вперед. Конкретно бригада получила задачу с приданными 168 тп и двумя батареями 484 иптап при поддержке 396 пап захватить Верхне-Солоновский, с выступлением немедленно по получении приказа по маршруту Чувилевский, Нов.Дербеновский, 159.6, Верх.Солоновский; далее одним батальоном с танковой ротой вести разведку на Ниж.Чирский и захватить и удерживать стык дорог 6 км ю-з Ниж.Чирский. Неверная оценка обстановки продиктовала и характер действий: от бригады требовалось, организовав разведку и охранение, двигаться в колоннах; особо подчеркивалась необходимость организовать безостановочное движение вперед, невзирая на мелкие группы противника, которые будут оставаться позади. Деталь: к 19.12 вместо Волкова корпусом уже пару дней как командовал Панфилов. Насколько он успел вникнуть в ситуацию и познакомиться с подчиненными и их способностями — вопрос (хотя в данной ситуации и второстепенный). А для командира 50 мбр это был вообще первый бой. Все вышесказанное, в совокупности с традиционным нашим провалом в организации разведки и связи, и предопределили события следующего дня. Начало движения было назначено на 4.00 19.12, а приказ комкора комбриг получил лишь к 23.00 18.12.

В бою 19.12 принимали участие с нашей стороны только Матильды, оба полка — и 168 и 252 — были двумя полками МК-2 (остальные полки корпуса — на Валентайнах). В полках еще до боев было большое количество выходов из строя по неисправностям — так, в 252 тп еще до описываемых событий, к началу боевых действий 11.12, из 39 Матильд по списку в наличии боеготовыми были лишь 17 (остальные оставлены на протяжении 300-километрового марша), экипажи слабо подготовлены, а ремонтная служба крайне затруднена отсутствием запчастей, средств эвакуации и подготовленных специалистов по иностранным маркам. Это, а также потери в предыдущие бои (в бою 18.12 252 тп потерял 5 танков подорвавшимися на минах) и сократило количество танков в полку к 19.12 до 12.

Не имея достаточного времени на организацию движения и обеспечения, командир бригады организовал движение следующим образом — авангард 168 тп (17 МК-2) с одним мсб посаженным на танки десантом, далее на дистанции 1-1.5 км 252 тп (12 МК-2), далее походным порядком пехота. Вся артиллерия была оставлена в Чувилевский из-за отсутствия горючего, т.е. артподдержки бригада в бою 19.12 не имела.

Выступив с опозданием, в 6.00 из Чувылевский, к 8.00 авангард достиг 148.8, а левее дороги, в районе 137.0 танки противника организовали засаду (в копнах). Пропустив колонну мимо себя, противник открыл огонь в упор. Образовалась пробка, танки начали вести бой, повернув башни влево. Одновременно открыли огонь пехота, ПТО и ПТР из района 148.8. В это время двигавшийся без мер обеспечения вслед за авангардом 252 тп на полном ходу колонной врезался в пытающийся организовать бой 168 тп. Боевые порядки полков перемешались, полк также был расстрелян в упор из засады, а наступавшая за танками пехота отсечена огнем.

В результате боя танки обоих полков были полностью уничтожены. О судьбе бойцов мсб, посаженных на танки десантом мне не известно, так же, как достоверно не известно, было ли реально выполнено это распоряжение, или танки приняли в бой в одиночку. Таким образом, к исходу дня, потеряв всю матчасть, 168 и 252 тп перестали существовать как танковые полки, а 50 мбр превратилась в стрелковую. Сложившаяся в целом тяжелая ситуация поставила крест на всех наступательных планах и заставила корпус перейти в оборону.

 

 

 

 

 

Вдова – Щёлокова Клавдия Николаевна

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Mission News Theme by Compete Themes.
Яндекс.Метрика